ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я часто, шумно дышу. Это нечестно. Даже, я бы сказал, несправедливо. Инцидент с крысами произошел уже несколько лет назад. Ладно, два года назад, но, если мама не хотела, чтобы я расстроился, узнав, что она собирается их убить, не нужно было позволять мне обращаться с ними, как с домашними животными. Интересно, а об этом она Тейлору рассказывала? Зачем вообще было делиться с ним этими дурацкими анекдотами? Другие ребята, подавшие документы, возможно, выпустили на свободу тысячи крыс, но Тейлор об этом знать не знает, потому что в анкете для абитуриентов вопроса об этом просто нет. Кстати, я же сам первый стал жертвой собственного поступка, когда одна из крыс забралась в мою постель и укусила меня за палец ноги. А я-то по наивности думал, что мы с крысами друзья.

И что в этом такого? Тейлор же сам написал, что я амбициозен — это же не ерунда какая-нибудь. Если он думает, что мои злодейские поступки слишком ребяческие, я могу придумать что-нибудь более существенное. Более сложное, интересное… безжалостное.

В общем, нам с Тейлором есть о чем поговорить. К счастью, я могу представить ему целый список превосходных злодейских поступков, убедительно доказывающий, что я подхожу для обучения в Вилморе по всем возможным критериям. Хорошо, что мне есть чем удивить Тейлора, потому что становиться перед ним на колени, умоляя принять в университет, мне бы не хотелось, разве что в случае крайней необходимости, потому что, если я не попаду в Вилмор, мне останется только умереть. И все. В качестве последнего средства остается шантаж — в крайнем случае, придется сказать ему, что, если он хочет продолжать спать с мамой, придется найти для меня местечко в Вилморе, потому что я не настолько жалостлив, как он думает.

— Что с тобой? — спрашивает Сара озабоченно, наморщив лоб и пристально глядя на меня. — Ты как-то странно дышишь.

— Все в порядке.

Подойдя ближе, она указывает рукой на журнал Тейлора.

— Что это?

Я захлопываю книгу прежде, чем она успевает заметить на странице мою фамилию. Меньше всего на свете я бы хотел, чтобы Сара знала о том, что я подавал документы в этот университет.

— Так, список подарков Деда Мороза. О твоем отце там ничего нет.

Услышав об отце, Сара опускает глаза и закусывает губу. Я кладу ей руку на плечо, заставив ее подскочить от неожиданности.

— Да все в порядке, — говорю я, — мы его найдем. Нет проблем.

— Да, хорошо, — соглашается Сара, кивая мне и бормоча под нос, что надо бы осмотреть вешалку для одежды, и под этим предлогом, стряхнув с плеча мою руку, отходит в другой конец комнаты.

Сажусь за письменный стол и, отодвинув в сторону журнал, придвигаю ноутбук Тейлора к себе. Открываю крышку и нажимаю кнопку, заставляя компьютер проснуться.

— Слушай, Сара, — спрашиваю я, — а что все-таки такое ты сделала? Из-за чего у твоего отца неприятности?

Лицо Сары приобретает розоватый оттенок. Она заламывает руки.

— А, вот ты о чем. Ну, я кое-что изобрела и опубликовала несколько статей об этом изобретении…

В коридоре раздаются чьи-то шаги, и Сара умолкает. Звук шагов становится все громче и громче, пока наконец не замирает у двери кабинета. Мы с Сарой переглядываемся. Я захлопываю крышку ноутбука и жестом показываю, что нужно спрятаться. Мы лихорадочно обшариваем взглядами кабинет, но в нем нет ничего такого, за чем мы могли бы укрыться. Я сажусь на корточки и забираюсь под стол, и Сара заползает туда же вслед за мной за долю секунды до того, как открывается дверь.

Я знаю, что это Тейлор, потому что он что-то напевает под нос. Сердце бьется слишком часто и громко. Ноутбук перестает жужжать и затихает — надеюсь, Тейлор не обратил внимание на то, что тот работал. От мысли, что он может нас поймать, у меня кружится голова. Сара кусает себя за большой палец, чтобы не завизжать, каждый раз, когда Тейлор подходит к столу.

Он берет кофейник, потом снова ставит его на место, бормоча под нос, что не следует так много работать. Подходит к столу и останавливается сбоку. Не знаю, как Сара, а я перестаю дышать совсем. Сижу под столом и молюсь про себя. Все сегодня вечером складывалось так удачно для нас, а теперь вот Тейлор решил поработать в этот поздний час и вот-вот нас обнаружит. А потом придется долго объяснять ему, что мы здесь делаем.

Тейлор берется рукой за спинку кресла и выдвигает его подальше, чтобы сесть за стол. Сара дышит слишком часто и громко. Он может ее услышать. Тейлор уже собирается сесть, как вдруг…

Его телефон звонит. Он отвечает на звонок.

— Привет, солнышко.

«Солнышко» — это моя мама. Отвратительно.

— А… хотел немного поработать.

В смысле, хотел записать в своей книге, что я принят в Вилмор. Он, наверное, это хотел сказать. Я бы на его месте так и сделал.

— Да, мне это известно. Я уже принял меры — в Рутерсфорде все в порядке. Я вывел толпу из состояния коллективного психоза. Кажется, мы ошибались, считая, что никто в городе не произнесет ключевое слово.

Рутерсфорд? Это тот городишко, где на нас с Сарой напали зомби, от которых мы еле убежали? Теперь я понимаю, почему название показалось мне знакомым — это же то место, о котором говорил Тейлор. Там они опробовали мамино гипнотическое зелье. Каким бы требующим доработки оно маме ни казалось, состав и так уже действует замечательно.

Тейлор вздыхает.

— Ты права, Марианна, я слишком много работаю. Нет, сегодня не буду — вернусь домой в течение часа, обещаю.

Домой? Надеюсь, он имеет в виду свой дом, а не наш.

Тейлор нажимает кнопку окончания вызова и задвигает кресло обратно под стол, чуть не раздавив мою руку. Шаги удаляются, но через секунду Тейлор возвращается, чтобы забрать с собой журнал со списком фамилий. А я-то хотел поставить в его отсутствие печать «Принят» напротив своего имени. Счел бы он такой суперзлодейский поступок достаточно зрелым? Дверь за Тейлором закрывается, но мы с Сарой в течение некоторого времени продолжаем сидеть под столом, чтобы удостоверится, что он ушел окончательно. У меня такое впечатление, будто я только что проснулся и видел во сне кошмар. Стараюсь дышать глубже.

— Дэмиен, — говорит Сара, наклоняясь ко мне, — у меня к тебе очень важный вопрос.

Она дрожит. Я, думаю, тоже. Поднимаю бровь и смотрю на нее вопросительно: что еще приготовил нам этот вечер?

— У тебя есть девушка?

Сара вложила в слова столько чувства, что я поначалу решаю, что ее вопрос имеет какое-то отношение к тому, зачем мы приехали в Вилмор.

А действительно, есть ли у меня девушка? Дай-ка подумать… Наверное, нет. После того как я сам сказал ей, что хочу, чтобы мы оставались друзьями, а потом обнаружил ее на вечеринке целующейся с каким-то парнем.

— Нет, а что?

В ответ Сара меня целует. В губы. Мы сливаемся в горячем поцелуе. Я обнимаю ее и чувствую, что совершенно перестал рефлексировать на этот счет. Закрываю глаза. От Сары пахнет ванилью и немного потом. Я прислоняюсь к стенке, подтягиваю Сару ближе к себе и стараюсь не думать о важных делах, которыми мы должны бы, по идее, заниматься. Скажем, спа… освобождать ее отца. Но Тейлор отправился «домой», где бы, черт возьми, это место ни находилось, к своему «солнышку», и причинить вреда никому сегодня уже не сможет. Полагаю, отец Сары в безопасности, и время у нас есть.

Неожиданно возникает ощущение, что жизнь проста и легка. Сара целует меня, я целую ее, спрашивая себя, почему мне раньше в голову не пришло это сделать. Это же девушка, способная придумать имя наподобие Ренегата Икс, ее язык касается моего, и на Кэт она совсем не похожа. Она не станет меняться, если люди не захотят видеть ее такой, какая она есть, — я же видел, как она ведет себя в школе; я знаю, что почем. Ей нравится, что у меня на пальце «X», даже несмотря на то, что меня этот знак бесит. Она… Почувствовав что-то странное, я отстраняюсь.

— Сара, что ты делаешь?

— Пишу.

Рядом с ней на полу лежит блокнот, и она что-то бешено строчит в нем. И одновременно целуется со мной.

39
{"b":"237943","o":1}