ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вперед! — скомандовал Хайгенс, махнув рукой.

Он с силой захлопнул дверь загона, и процессия двинулась к посадочному полю через полосу освещенного леса. Первым ковылял Ситка, следом, переваливаясь из стороны в сторону, брел Сурду Чарли, Хайгенс шел за ними, напряженно всматриваясь в темноту. Фаро Нелл с Наджетом замыкали шествие.

Они составляли великолепный боевой отряд, хорошо приспособленный для передвижения по этой дикой чаще, полной опасностей; Ситка и Чарли всегда находились в авангарде. Фаро Нелл защищала тыл. Наджет шел за ней. О нем приходилось все время заботиться и охранять его от возможного нападения сзади, поэтому мать всегда была начеку. Главной ударной силой был Хайгенс. Разрывные пули могли поражать даже сфиксов, а фонарь его ружья, светящийся конус которого загорался при первом прикосновении к спусковому крючку, хорошо освещал цель.

Ружье было совсем не похоже на обычное охотничье ружье. Но обитатели Лорена Второго тоже ничем не напоминали обычную дичь.

“Ночные бродяги” боялись света. Они могли напасть только в состоянии истерии, вызываемой у них слишком ярким освещением.

Хайгенс быстро шел к посадочной площадке. Он был в ярости. О станции “Кодиус компани” на Лорене Втором никому не было известно. Серьезные причины побудили компанию создать ее, но сделано это было втайне. По металлическому голосу в космофоне он не смог определить, как отнеслись на корабле к существованию нелегальной станции. Во всяком случае, если корабль приземлится, Хайгенс успеет вернуться и уничтожить сейф, чтобы спасти тех, кто прислал его сюда.

Пробираясь сквозь фантастически освещенную чащу, Хайгенс слышал отдаленный рев ракетной лодки. По мере того как отряд приближался к аэродрому, рев становился громче. Два огромных медведя, нюхая воздух, двигались впереди.

Они подошли к краю посадочного поля, залитого слепящим светом. Мощные прожекторы были косо направлены вверх, облегчая кораблю посадку. Такие площадки и раньше были повсюду. Теперь же на всех освоенных планетах их сменили посадочные решетки — мощные сооружения, которые с необычайной легкостью и осторожностью поднимали и опускали звездолеты.

Устаревшие площадки можно было встретить теперь либо на планетах, где велись исследовательские работы, чаще всего по бактериологии или экологии, либо в новых колониях, еще не успевших построить типовой аэродром.

Когда Хайгенс дошел до края поля, ночные обитатели уже успели слететься на свет, как мошкара на Земле. Они были всевозможного вида и размера — от крошечных белых существ, напоминающих ночных мошек и многокрылых летающих червей, до непрерывно вращающихся голых тварей, которые могли бы сойти за ощипанных обезьян. Все они жужжали, плясали и описывали в воздухе сумасшедшие круги. Они издавали какие-то особенные свистящие звуки.

Этих существ было так много, что они образовали над посадочным полем нечто вроде потолка.

Взглянув наверх сквозь завесу из крыльев и тел, Хайгенс сразу увидел голубовато-белое пламя ракетной лодки. Пламя росло на глазах. Один раз оно отклонилось в сторону. Очевидно, пилот сбился с курса. Потом ракета вновь вернулась в нормальное положение. Светящаяся точка сначала увеличилась до размеров большой звезды, затем очень яркой луны и, наконец, превратилась в безжалостно слепящий глаз. Хайгенс отвернулся. Тяжелый, неуклюжий Ситка Пит благоразумно последовал примеру хозяина и стал смотреть на темную чащу. Сурду, казалось, не замечал все усиливающегося глухого рева ракеты. Он все время осторожно нюхал воздух. Фаро Нелл, прижав к себе огромной лапой голову Наджета, старательно вылизывала его перед приходом гостей. Наджет вырывался, как капризный ребенок. Рев перешел в чудовищные, громовые раскаты. С посадочной площадки потянуло горячим ветром. Ракетная лодка метнулась вниз, и ее пламя опалило стену летающих существ. Затем все покрылось облаком пыли. Середина поля ярко вспыхнула. Что-то быстро скользнуло в огонь, примяло его. Пламя сразу исчезло, и Хайгенс увидел ракетную лодку. Она покоилась на хвосте, устремив нос к звездам, с которых спустилась.

Наступила мертвая тишина. И постепенно, очень медленно, стали возвращаться ночные звуки — пение органа и робкое, похожее на икоту всхлипывание. Звуки становились все отчетливее, и наконец к Хайгенсу вернулся нормальный слух. Боковая дверь лодки с лязгом открылась, и оттуда выбросили какой-то предмет. Он быстро развернулся, перекрыв выжженную пламенем площадку, где стояла лодка.

Это был металлический трап.

Из лодки вышел человек. Он повернулся лицом к кабине и обменялся с кем-то рукопожатием. Спустившись по лесенке к металлическому трапу, он прошел над дымящимся полем. В руках у него был небольшой саквояж. Дойдя до конца трапа, незнакомец ловко спрыгнул на землю и быстро направился к краю посадочной площадки. Затем он махнул рукой тому, кто остался в кабине. Трап тут же поднялся и исчез в конусе лодки. Из-под хвостового оперения вырвалось пламя и за ним — столб удушливой пыли. Затем опять — яркая вспышка и невыносимый рев. Пламя стало быстро подниматься сквозь дымовую завесу. Когда к Хайгенсу снова вернулся слух, он услышал только гул. Маленькая светящаяся точка в небе уходила все дальше и дальше на восток, где ее ждал корабль.

Из чащи опять донеслись ночные звуки. Жизнь на Лорене Втором протекала независимо от людей. Но все же что-то изменилось. Посреди ярко освещенного поля стоял теперь человек небольшого роста с саквояжем в руках и удивленно оглядывался. Как только поле перестало дымиться, Хайгенс направился к нему. Сурду и Ситка шли впереди. Фаро Нелл, как преданная собака, плелась за хозяином, не спуская заботливого материнского взгляда со своего детища.

Человек на площадке во все глаза смотрел на этот парад. Не очень-то приятно спуститься ночью на незнакомую планету и, утратив после отлета корабля связь с космосом, очутиться лицом к лицу с семейством гигантских медведей. Одинокая человеческая фигура в такой компании казалась нереальной.

Незнакомец растерянно смотрел на приближающийся отряд. Когда медведи подошли к нему, он испуганно отшатнулся. Хайгенс крикнул:

— Привет! Не бойтесь медведей. Это — друзья.

Ситка подошел к приезжему и осторожно обнюхал его. Запах был вполне удовлетворительный, запах человека. Затем он грузно опустился прямо в грязь, не спуская с незнакомца дружелюбного взгляда. Сурду усиленно обнюхивал край площадки. Подошел Хайгенс. Он сразу заметил, что на прибывшем была форма офицера Колониальной службы. По знакам отличия было видно, что он в высоких чинах. Все это не предвещало ничего хорошего.

— Где же ваши роботы? — спросил незнакомец. — Какого черта они там делают? И почему вы перенесли станцию? Меня зовут Роун. Я прибыл сюда, чтобы составить отчет о вашей колонии.

— О какой колонии? — удивился Хайгенс.

Роун начал раздражаться.

— Колония роботов на Лорене Втором. И не пытайтесь доказывать, что идиот водитель высадил меня не на той планете. Это ведь — Лорен Второй? А это — посадочное поле? Но где же ваши роботы? Вы должны были уже сооружать решетку. Что здесь произошло и на кой дьявол здесь эти звери?

Хайгенс усмехнулся.

— Здесь, — сказал он вежливо, — нелегальное, незаконное поселение. Я — преступник, а эти звери — мои сообщники. Если хотите, можете не иметь дел с преступниками, но я не ручаюсь, что вы доживете до утра, если не воспользуетесь моим гостеприимством. А я тем временем обдумаю, что мне делать с вами дальше. Честно говоря, у меня есть все основания убить вас.

Фаро Нелл стала на задние лапы возле Хайгенса. Наджет заметил нового человека. Настоящий ребенок, он вел себя весьма дружелюбно. Застенчиво ворча, он стал мелкими шажками приближаться к гостю и вдруг чихнул от смущения. Мать одним прыжком очутилась рядом и шлепнула его. Наджет отчаянно завизжал. Визг шестисотфунтового кодьякского медвежонка звучал внушительно. Роун переступил через низкую ограду поля.

— Я думаю, — сказал он нерешительно, — что нам лучше всего спокойно поговорить. Но если это — нелегальная колония, то вы арестованы и все, что бы вы ни сказали, обернется против вас.

41
{"b":"237951","o":1}