ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она была хорошо видна, эта металлическая или каменная глыба с неровными краями, промчавшаяся по небу со скоростью воздушного экспресса.

— Послушайте, Хайгенс! — сердито сказал Роун. — У вас есть все основания меня убить. Но, очевидно, вы не намерены этого делать. Вам было бы выгоднее оставить в покое колонию роботов. А вместо этого вы собираетесь помочь людям, которых, наверно, вообще нет в живых. И все же вы преступник. Я в этом убежден, потому что именно с таких планет, как Лорен Второй, были завезены ужасные бактерии, и это многим стоило жизни. Вы продолжаете рисковать. Для чего вы это делаете? Для чего вы совершаете поступки, которые могут стать причиной гибели других людей?

Хайгенс усмехнулся.

— Вы напрасно считаете, что не было принято никаких санитарных мер. Вы ошибаетесь. Все правила соблюдены. Что же касается остального… вы все равно не поймете.

— Да, я не понимаю, — ответил Роун. — Это еще не доказывает, что я не смогу понять, если мне объяснят. Но почему же тогда вы и сами считаете себя преступником?

Хайгенс с трудом всунул отвертку в деревянную обшивку. Затем он осторожно вынул маленький электродный блок и начал ввинчивать новый, значительно большей мощности.

— Черт! Перерезал усиление, — с досадой сказал он. — Ну, ничего. Думаю, что все будет в порядке. А поступаю я так, как считаю нужным, — добавил он уже спокойным тоном. — Я преступник потому, что меня эта роль вполне устраивает. Каждый ведет себя согласно своей натуре. Вот вы порядочный гражданин и честный служащий. Вы считаете себя разумным, мыслящим животным, а поступаете совсем не так, как следовало бы. Вы напоминаете мне, что я должен вас убить, в то время как разумное животное сделало бы все, чтобы заставить меня забыть о моем намерении. Дело в том, Роун, что вы человек, как и я. Но я это понимаю и поэтому сознательно совершаю поступки, на которые не решилось бы ни одно просто разумное животное. Таково мое представление о том, как должен поступать человек, который гораздо выше разумного животного. — Он тщательно укрепил один за другим все винты.

— Да это — целая религия, — все еще раздраженно сказал Роун.

— Самоуважение, — поправил Хайгенс. — Я не люблю роботов. Они слишком похожи на разумных животных. Робот будет делать все, что он может, если этого потребует от него человек. А просто разумное животное сделает то, что потребуют от него обстоятельства. Я уважал бы робота, если бы он плюнул мне в глаза, когда я заставлю его делать то, чего он не хочет. Возьмите медведей. Это вам не роботы. Они разорвали бы меня в клочья, если бы я попытался заставить их сделать то, что им не по нраву. Фаро Нелл вступила бы в единоборство со мною, да и со всем человечеством, попробуй я обидеть Наджета. С ее стороны это было бы неразумно, бессмысленно и нелогично. Она, конечно, проиграла бы и погибла. Но я именно за это ее и люблю. Я тоже вступил бы в единоборство с вами и со всем человечеством, если бы вы попытались заставить меня сделать что-то против моей природы. Я тоже вел бы себя глупо, неразумно и нелогично. — Затем он добавил, не поворачивая головы: — И вы тоже. Только вы не понимаете этого.

Он закрепил регулятор,

— А что вас заставляли делать? — спросил Роун, который никак не мог успокоиться. — Почему вы стали преступником? Против чего вы взбунтовались?

Хайгенс нажал кнопку и начал крутить ручку настройки своего переделанного приемника.

— Против чего? — переспросил он насмешливо. — Я вам скажу. Когда я был молод, все вокруг пытались сделать из меня сознательного гражданина и порядочного служащего. Они хотели превратить меня в высокоинтеллектуальное, разумное животное и ни во что больше. Разница межу нами, Роун, в том, что я это понял вовремя. Естественно, я взбун…

Он не закончил фразы. Слабое потрескивание вдруг донеслось из космофона, приспособленного для приема волн, которые когда-то называли короткими.

Хайгенс, вскинув голову, напряженно слушал и медленно вращал регулятор. Роун поднял палец, чтобы обратить внимание Хайгенса на непонятные звуки, прорывающиеся сквозь треск. Продолжая настраивать приемник, Хайгенс молча кивнул. Звуки усилились. На фоне треска и свиста стало пробиваться какое-то бормотание. Затем бормотание стало явственнее, и наконец они услышали ряд последовательных звуков, сливающихся в какое-то нестройное жужжание, Три отрывистых жужжащих звука, затем пауза в две секунды, три долгих звука, пауза, и три коротких, Потом молчание, длящееся секунд пять, и все сначала.

— Дьявол! — выругался Хайгенс. — Сигнал, несомненно, получен механическим путем. Это — обычный сигнал о бедствии. Когда-то он назывался SOS. Понятия не имею, что это значит. Кто-то там, должно быть, начитался старинных романов, раз он знает о нем. Значит, в вашей законной, но ныне не существующей колонии роботов есть люди, и они просят о помощи. Думаю, что они в ней здорово нуждаются.

Он посмотрел на Роуна.

— Самое разумное было бы сидеть и ждать, когда появится корабль с вашими или моими друзьями, — продолжал Хайгенс. — Они могут помочь пострадавшим лучше, чем это сделаем мы. Кораблю проще отыскать их, Но ведь этим чертям, наверно, дорога каждая минута. Поэтому я возьму медведей и попытаюсь добраться к ним. Вы можете нас здесь подождать, если хотите. Путешествие на Лорене Втором не увеселительная прогулка. Нам придется отвоевывать каждый фут. Уж слишком много здесь вредоносной фауны.

— Не дурите, — сердито сказал Роун. — Я иду с вами. За кого вы меня принимаете? К тому же вдвоем у нас в четыре раза больше шансов.

Хайгенс усмехнулся.

— Не совсем так. Вы забываете Ситку, Сурду Чарли и Фаро Нелл. Если вы пойдете, нас будет пятеро вместо четырех. И Наджета, конечно, нужно взять. Помощи от него немного, но зато у нас есть Семпер. Вы не учетверите наших сил, Роун, но, уж коли вам так хочется быть глупым, неразумным и нелогичным, я буду рад, если вы пойдете с нами.

III

Острый каменный утес навис над речной долиной. Внизу широкий ручей стремительно бежал на запад, к морю. В двадцати милях к востоку, прямо на фоне неба, поднималась гряда гор. Их вершины, расположенные на одном уровне, сливались, образуя сплошную стену. Повсюду, насколько мог видеть глаз, простиралась вздыбленная земля.

Точка в небе быстро приближалась. Огромные крылья рассекали воздух, стальные глаза обозревали окрестность. Наконец Семпер опустился на землю. Резко повернув голову, он уставился немигающим взглядом на скалы. На груди у него был прикреплен ремешками маленький аппарат. Семпер прошел по гладкому камню к вершине утеса и застыл там — гордая и одинокая фигура на фоне пустыни.

Послышались треск, рычание, а затем сопение. Ситка Пит, переваливаясь с боку на бок, вышел из-за поворота. На спине он нес поклажу. Его сбруя была сложной конструкции, так как она должна была удерживать тюк во время сражений, когда медведю приходилось пускать в ход передние лапы. Он прошел по открытой площадке к утесу и посмотрел вниз: он явно кого-то искал. Когда он вплотную приблизился к Семперу, орел раскрыл свой огромный изогнутый клюв и издал негодующий крик.

Ситка не обратил на это внимания. Он с удовлетворением вздохнул и сел. Задние лапы смешно разъехались в стороны.

С шумом и сопением появился Сурду Чарли. За ним шли Хайгенс и Роун. Сурду тоже тащил тяжелый тюк. Наджет, подгоняемый шлепками матери, с отчаянным визгом бросился вперед. К сбруе Фаро Нелл была привязана туша какого-то животного, напоминающего оленя.

— Я выбрал это место по стереоснимку, чтобы определить направление, — сказал Хайгенс. — Хочу взять пеленг.

Он сбросил свой рюкзак, вынул оттуда самодельный приемник, заземлил его, а затем натянул антенну; Роун тоже снял с плеч мешок. Хайгенс надел наушники.

— Следите за медведями, Роун, — сказал он. — Ветер дует в нашем направлении. Медведи почуют, если кто-то пойдет по следу. Они дадут нам знать.

Он извлек из мешка инструменты и снова занялся приемником. Из аппарата отчетливо донеслись свистящие, потрескивающие звуки. Это были сигналы. Он передвинул маленькую антенну. Треск усилился. Самодельный портативный приемник, настроенный на короткие волны, оказался более эффективным, чем космофон. Хайгенс ясно услышал три коротких сигнала, затем три длинных и снова три коротких. Три точки. Три тире. Три точки. Снова и снова — SOS, SOS, SOS.

44
{"b":"237951","o":1}