ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Литературная Деятельность Гуриновича была весьма многосторонней. Он писал стихи, прозу, переводил произведения русских, польских, украинских писателей. Особенно много сил он отдал собиранию фольклора, сотрудничал в этнографическом журнале «Висла», публиковал белорусские народные песни, поговорки, пословицы, загадки. В 1893 году издал в Кракове «Сборник белорусских произведений», в котором богато представлены образцы белорусского фольклора. Ему принадлежит также агитационное произведение «Дядька Антон» (Вильна, 1892), в котором показано бедственное положение крестьянства после реформы 1861 года.

Стихотворения Гуриновича не были опубликованы при жизни поэта. Они стали попадать в печать только в послеоктябрьские годы. Многое до нас не дошло — затерялось, как и другие материалы, при аресте Гуриновича. Из отношения департамента полиции начальнику Минского жандармского управления известно, что у Гуриновича было отобрано «восемь тетрадей с рукописями на белорусском наречии»[75].

Личный архив поэта хранится в Отделе рукописей Центральной библиотеки Академии наук Литовской ССР.

«Говорим спасибо Бурачку Матею…»

© Перевод С. Ботвинник

Говорим спасибо Бурачку Матею:
Дал он нам надежду, согрел душу ею,
Значит, и меж нами находятся люди
С отзывчивым сердцем, с полной боли грудью.
Брат, тебе спасибо за слова такие,
Что напоминают речи нам родные.
Ты возьми-ка дудку, нас порадуй ею —
Идти грустной песне колеей своею,
Пробуждать ей в душах мысль о лучшей доле,
Какой не пришлось нам изведать дотоле.

«Что за звук заунывный раздался…»

© Перевод Г. Семёнов

Что за звук заунывный раздался
На лугах, на полях и в лесах,
Высоко, аж под небо поднялся
И со стоном пропал в облаках?
Может, вьюга в полях так завыла,
Иль береза в лесу так скрипит?
Иль сова — с нами крестная сила! —
На погибель кому-то вопит?
Может, мать над могилой рыдает,
Где лежит ее бедный сынок?
Может, девушка к богу взывает,
Потеряв свой девичий венок?
Нет! Могла ли бы мука такая
Из груди вырываться одной? —
Весь народ наш от края до края
Стонет так над своею судьбой.
Есть и руки у нас, и охоты
Занимать для труда нет потребы,
Да нигде не найти нам работы,
И не будет ни соли, ни хлеба.
Плох надел нам от дедов достался,
И его поделили сыны,
А теперь — дальше некуда сжался,
Два шага, глянь, всего ширины!

«Что ты спишь, мужичок…»

© Перевод С. Ботвинник

«Что ты спишь, мужичок,
Зажмуривши очи?
Заболит, смотри, бок —
С ночи спишь до ночи!»
Оглянись-ка на свет
И расправь-ка плечи,
Да что есть, чего нет
Ты послушай речи.
Глянь, мужик уж иной
Начал подыматься,
Мысли: кто ж я такой? —
В голове теснятся.
Иль я птица? Иль скот?
Иль зверье какое?
Иль на ум зря идет,
Что дитя людское?
Я не пан… Значит, хам!
Обзывали бранно,
Говорили: бог сам
Сказал: «Слушай пана».
Мужик слушал его
От века до века
И дождался того,
Что попал в опеку.
А царь …….
Злость в словах таилась:
«Что хотят дать враги —
Сам я дам как милость!»
Тут запел наш мужик
Радостную песню:
«За стол сяду, как бык,
С панами я вместе!»
Да и каждый был рад,
Дождавшийся воли:
«Раз такой всюду лад —
Будет еще то ли…»
Не дождутся всё, ждут:
От царя — ни слова…
Может, вздумал надуть
Мужика дурного?
Царь хоть волю нам дал,
Разума — ни крошки;
В жизнь идти приказал,
Не видя дорожки.
Всюду школы для нас
В сёлах он поставил,
Изучать «буки, аз»
Розгами заставил.
Тут родного словца
Не слышат, не знают;
Так ведь он молодца
Совсем доконает,
Да научит ребят
Ругани и русской:
«Сукин сын, я тебя
Засажу в кутузку…»
«Сукин сын» иль «пся мать» —
Различье какое?
Иль не могут нам дать
Что-нибудь другое?

«Нас душили паны…»

© Перевод А. Прокофьев

Нас душили паны,
Что шляхтой звалися.
Теперь с… сыны
За нас взялися.
Никому ведь при том
Ничего не дали,
Только нашим трудом
Карман набивали.
Только долго ль нам ждать
Милости и ласки,
И вслед думой летать
Всем причудам панским?
Пусть же хлопцы деньком
Сбираются кучей,
Мы в союзе таком
Становимся тучей,
Что и дождика даст
В лихой нашей доле,
Дух поднимет у нас,
Словно всходы в поле.
Из той тучи, как гром
Среди летней ночи,
Смерть придет в панский дом,
Глянет пану в очи.
вернуться

75

См. сборник «Беларускія пісьменнікі другой паловы XIX стагоддзя». Минск, 1956, стр. 328.

42
{"b":"237962","o":1}