ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Ты долго сидела за столом…»

© Перевод И. Грушецкая

Ты долго сидела за столом,
Недвижно, в оцепененье,
И было слышно в тишине,
Как маятник отсчитывает время,
Как дробный дождь сечет оконные стекла
И в желобе журчит струя воды.
А ты всё сидела…
Не хватало сил
Отвести глаза
От черной рамки в газете —
Бездонного колодца,
До края полного страдания и слез.
<1914>

ЭМИГРАНТСКАЯ ПЕСНЯ

© Перевод П. Кобзаревский

Есть на свете такие бродяги,
Что не верят ни в бога, ни в черта,
Любы им пестрокрылые флаги
Кораблей океанского порта.
Им ведь некого дома покинуть,
Да и дома у них не бывает,
Безразлично им — жить или сгинуть,
Об одном они жадно мечтают:
Побывать в городах незнакомых,
Испытать там и счастья и горя,
И погибнуть в пучинах соленых
Белопенного синего моря.
Ну, а мы — не об этом мечтаем,
Нас не радует новое небо,
Мы с родным не расстались бы краем,
Если б в нем было вволюшку хлеба.
Нам сквозь бурное улиц кипенье
И сквозь гул человеческой лавы
Снится Неман, родное селенье
И огни портовые Либавы.
1914

МЕЖИ

© Перевод Н. Браун

Простор бескрайный огляни кругом:
Вон обступили каждый дом
Заборы с острыми гвоздями,
Они усыпаны стеклом.
Смотри: в просторах, за селом,
Межами
Поделены колосья на полях,
Канавы вырыты в лесах,
И стопудовые у всех границ каменья
Среди лугов бескрайных залегли.
Штыков ряды по всем краям земли
Горят и смотрят в диком рвеньи
На государственный рубеж.
И видишь: сколько всюду меж!
Безмерны вольные просторы
Святой земли, — а человек
Заборы строил, рвы копал за веком век,
Он, как лиса, зарылся в норы
И там пугливо жил — один,
Дрожащий, как листва осин,
Неверный, бессердечный, жадный.
Всегда злорадный,
Для всех чужой, совсем чужой,
За изгородью, за межой.
А что за этими межами!
Гниет в труде безмерном тут
Голодный, обнищалый люд,
Который сильными руками
Богатство мира сотворил —
Равнины пашнями покрыл,
Чугунке путь он пробивает,
Заводов трубы поднял он до звезд,
А сам давно ослеп от слез
И помощи не ожидает.
Смотри: по всей земле святой
Волной широкой золотой
Без края блещет хлеба море,
Цветут луга, шумят леса…
Повсюду есть богатство и краса,
А люди гибнут в голоде и горе,
Во тьме, от холода дрожа,
И всюду — ров, забор, межа.
1914

ПАНУ АНТОНУ НОВИНЕ НА ПАМЯТЬ ОТ АВТОРА

© Перевод А. Прокофьев

День добрый, пан! Вот Вам простая надпись.
Есть милая японская забава:
Бросают в воду мелкие осколки
Деревьев — и они становятся цветами.
Всё это мне припомнилось невольно,
Когда статью я Вашу о «Венке»
Читал. И Вас благодарю я очень,
И жму Вам руку. Ваш М. Богданович.
1914

ДВОЙНИ

© Перевод А. Прокофьев

Несмело я теперь ставлю
Под стихами, повестями и статьями
Свою подпись — Максим Богданович.
Хочу — и стыжусь и боюсь,
И не могу поставить Ваше имя.
А мне было б радостно до боли
Видеть его рядом со своим.
Еще ребенком я слышал,
Что есть на небе двойные звезды,
Которые так близки между собой
И так дружно сливают свой свет,
Что нам кажутся одной звездою.
Доля их — это ж наша доля.
Вы, и сами того не замечая,
Так много дали мне,
Так наполнили собою мою жизнь,
Что еще могу я сказать,
Заглянув в свою душу:
Что там Ваше и что мое?
Вот почему я чувствую себя виноватым,
Когда я ставлю под стихами иль прозой
Только свою подпись — М. Богданович.
Но люди пусть всё же узнают,
Их прочитав,
Что это им звезды двойные
Светили одной звездой.
1914 (?)

«Я — незаметный, серый человек…»

© Перевод А. Прокофьев

Я — незаметный, серый человек.
Но Вами, только Вами полна моя душа.
Льются из нее стихи о Вас,
Как льется весной сквозь кору чистый сок
Из переполненного им серого клена.
1914 (?)

«Здесь мои покоятся чувства, когда-то живые…»

© Перевод А. Старостин

Здесь мои покоятся чувства, когда-то живые…
Может, полюбите вы кладбище их навещать…
Между 1909 и 1915

«Замер напев — и сама отозвалася нежно на лире…»

© Перевод А. Прокофьев

Замер напев — и сама отозвалася нежно на лире
Звоном тишайшим струна…
                                            Может, откликнетесь вы?
Между 1909 и 1915
76
{"b":"237962","o":1}