ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Книга Лазаря
Ошибка
Жеребец
Год волшебства. Классическая музыка каждый день
Зулейха открывает глаза
Похититель душ 2
Тысяча начал и окончаний
Одинокий дракон мечтает познакомиться…
Гнев изгнанников
A
A

Вдвоём они пришли к конюшне. И Саша очень удивился, что там собралось много ребят. Как же так? Ведь это он хотел их собрать, а они тут как тут. Ребята выносили деревца, шутили, смеялись. И никто не спросил Сашу, что он здесь делает и почему пришёл. Видимо, все считали, что так и должно быть. И от этого Саше стало очень легко и весело. Все вместе они пошли в сад. Так интересно было сажать яблоньки, что и про обед забыли. Но мама сама пришла в сад и принесла бутылку молока и вкусных пирожков с картошкой. Пришла и Танина мама, и другие, и все принесли своим ребятам что-нибудь вкусное.

Саша, оживлённый, раскрасневшийся, пил молоко и объяснял маме:

— Ты знаешь, какой у нас будет сад! А в середине мы беседку построим, стол поставим, скамеечки: вот вы, все мамы, будете туда ходить вязать и шить.

Мама смотрела на Сашу и не узнавала его.

Колышек у вербы (Рассказы) - i_048.png

Новый дом

Колышек у вербы (Рассказы) - i_049.png

Мама говорила почти каждый день:

— Подожди, Вася, переедем в новый дом, отведу тебе уголок: будешь там свои машины мастерить, кубики раскладывать, а здесь пока, сынок, негде. Вас, ребятишек, трое. Если каждому уголок отвести, и ходить будет негде. Потерпи немножко. Смотри, как растёт наш степной городок! А помнишь, что здесь раньше было?

Вася кивал головой и говорил важно:

— Помню. Это когда папа дрофу на ужин убил.

— Правильно, — говорила мама.

Ей тоже навсегда запомнился первый вечер в степи, когда пришёл сюда тракторный поезд и привёз первых рабочих совхоза. Продукты только ещё разгружались на станции из вагонов. И тогда Васин отец взял охотничье ружьё и ушёл в степь.

— Куда он, мама? — добивался пятилетний Вася.

И мама весело ответила сынишке:

— А он за ужином пошёл.

— В столовую? — догадался Вася.

Ведь там, в городе, мама ходила в столовую, которая помещалась прямо в их доме, и приносила вкусные кисели и блинчики.

— В степную столовую, сынок, — засмеялась она.

И все кругом засмеялись.

Скоро внизу у реки раздались выстрелы. А потом знакомый папин голос закричал:

— Ау! Где вы там?

— Ау! Здесь! — ответила мама.

Она стояла у костра, который разожгли трактористы дядя Коля и дядя Митя, и рыжие огненные отблески играли на её лице. Папа появился у костра весёлый.

Он бросил что-то на землю у маминых ног и закричал:

— Принимайте ужин!

Вася так и замер, когда увидел ужин, который принёс папа. Это была огромная подстреленная птица, похожая на индюка, который гулял у бабушки во дворе на Украине, откуда приехал Вася.

— Это дрофа, сынок, — объяснил папа. — Степная птица. Много их здесь бродит. Вот и пришлось добыть одну на ужин.

Женщины общипали дрофу, и мама отдала Васе пёстрые пёрышки. Маленькая Ленка, дочка тёти Маши, конечно, сразу запищала: ей тоже захотелось этих красивых пёрышек. Васе сначала не хотелось делиться с ней: ведь это его папа убил дрофу. Но мама шепнула:

— Ты же старше, и ты мужчина. Ты должен уступить девочке.

И тогда он поделился с Леной, и она сразу утихла, приделывая к куклиной шляпе новое пёрышко.

Вот так и зажили в степи папа, мама, Вася и ещё много других семей. В землянке было тесно, особенно когда наступила зима и буря завывала с утра до вечера. Ребятишек почти не выпускали на улицу.

— Ещё заблудитесь в пурге! Носы поотморозите!

Вася так ждал, когда, наконец, построят новый дом. Наступили весенние дни, и он всё время проводил на строительной площадке и даже помогал рабочим: приносил им спички, подавал инструменты, а один раз попробовал даже замешивать глину.

Сразу строились два дома. Ведь людей было много и всем хотелось переехать в новые, светлые, удобные квартиры. И вот настал день, когда первый дом был готов. Он стоял такой большой, высокий, и строители разбивали вокруг него сад и красили яркой зелёной краской заборчик.

Через два дня жители первых целинных землянок должны были переехать в новый дом. Вася лёг спать с таким же чувством, как он ложился накануне новогодней ёлки или своего рождения: знал, что проснётся и вдруг произойдёт что-то очень-очень радостное необыкновенное.

Утром он открыл глаза чуть свет и вдруг услышал, что взрослые уже разговаривают между собой. Папа что-то рассказывал.

— Правильно! — сказал дядя Ваня. — Так и надо.

«Так и надо переезжать», — понял слова дяди Вани мальчик и закричал требовательно:

— Мам, а мам, переезжать будем?

Вдруг все замолчали. К Васе подошла мама и взяла его на руки, ещё сонного и тёплого. Она поцеловала его и сказала:

— А мы, сынок, никуда не поедем, пока не будет готов второй, а может, и третий дом.

Вася растерялся:

— Директор не пустил нас в новый дом?

Мама засмеялась:

— Пустил, пустил, сынок. Да мы сами отказались. Ты слышал, папа сейчас рассказывал, как он просил директора нас отсюда не переселять.

— Но почему же? — огорчённо спрашивал Вася. — Так и будет стоять пустой новый дом?

— Ну, что ты, сынок! — сказал отец. — Сегодня же его заселят.

Он взял Васю из маминых рук и посадил к себе на колени:

— Понимаешь, — начал он негромко, — мы ведь здесь давно с тобой живём, почти год. Прямо на траве поселились и первые дни дрофами питались. А сейчас у нас и столовая тут, и хлеб печём сами в пекарне, и магазин есть. Вот школу достраиваем. Этой осенью в неё ребята пойдут постарше тебя, а через год и ты. Мы ко всему тут привыкли и ничего не боимся — ни холода, ни тесноты. А теперь приехали сюда новые люди, прямо из города. Им здесь трудно в первое время. Вот мы, старые рабочие, и решили: пусть сначала новички дом займут, а мы подождём, мы старожилы…

Вася слез с отцовых колен задумчивый. Позавтракал и начал перетаскивать на улицу своих друзей: рыжего мишку с оторванным ухом, собаку Бишку, которая пищала, если надавить ей на живот, чёрного зайца Томку, маленьких лошадок и целую гору всяких железок, кубиков и книжек.

Он начертил на земле палочкой большой круг и разложил в нём игрушки, книжки, железки. Но их оказалось так много, что они не поместились в кругу. Тогда Вася начертил большой прямоугольник. Впрочем, его нельзя было назвать прямоугольником, потому что углы у него были кривые — Вася не умел ещё рисовать ровных углов. Но зато в этом кривом прямоугольнике было просторно и каждой железке нашлось своё место. Даже старый мячик, проткнутый спицей, удобно устроился посредине.

Вышла Ленка и жадно разглядывала издалека Васины сокровища.

Вася великодушно разрешил:

— Иди сюда, поиграем.

Лена торопливо ответила:

— Я сейчас.

Она на минутку убежала в землянку и вернулась оттуда, волоча все свои пять кукол. Их тоже рассадили в прямоугольнике. И Вася сказал:

— Во втором новом доме у нас будут такие уголки, там будут жить куклы, мишки, зайки. А пока подождём!

И он повторил горделиво папины, не совсем понятные слова:

— Мы старожилы! А они ещё новички! — и махнул в сторону нового дома.

Колышек у вербы (Рассказы) - i_050.png

Маленькая повесть о большом классе

Колышек у вербы (Рассказы) - i_051.png

— Придёт, — сказал на прощание дядя Евстафий. Он вышел из класса, на пороге обернулся и подмигнул хитрым коричневым глазом. — Ждите…

Золотая Звёздочка на лацкане его пиджака сверкнула, словно маленькое солнце. Ребята как сидели за партами, так и застыли.

— Неужто придёт? Скоро придёт?

Его ждали долго и нетерпеливо. И когда, наконец, он появился на дороге, чуть покачиваясь на своих круглых ярко-красных лапах, и двинулся к школьным воротам, все просто не поверили, что сбывается затаённая мечта. Он шёл быстро, а впереди и сзади него летел во все стороны синеватый снег, который накануне покрыл сельскую улицу и побелил поля. Это случилось как раз на большой перемене. И те, кто играл во дворе, перебрасываясь первыми декабрьскими снежками, и те, кто находился в широком школьном коридоре, бросились к воротам и распахнули их.

14
{"b":"237965","o":1}