ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Никаких сомнений, в этом контейнере можно спрятать труп, — сказал Джей Си. — А ведь, насколько я помню, охранник говорил, что никто не заходил в тот офис!

— Уборочный персонал обычно считается «никем», — заметил Тобиас. — К тому же, дверь в сам морг закрыта. Лиза сказала, что даже охранник не может попасть внутрь, так что туда уборщица наверняка не заходит. По крайней мере, без присмотра.

— На флешке есть запись других ночей? — спросила Одри.

— Хорошая идея.

Я поискал и нашел видео с двух предыдущих ночей. Мы просмотрели его и обнаружили, что каждую ночь, примерно в то же время, уборщица действовала по схожему сценарию. Разве что контейнер для мусора был меньше, и явно приходила другая женщина: такого же телосложения, но с более светлыми волосами.  

— Итак, — подытожила Одри. — Сначала они подменили священника, а затем и уборщицу.

— Такого не может быть, — сказал Джей Си. — Протокол должен исключать подобные ситуации.

— И что там за протокол? — усомнилась Одри. — Это не какое-нибудь сверхсекретное здание с повышенной системой безопасности, Джей Си. Год за годом ничего не происходит, конечно, проявляется небрежность. К тому же, те, кто все это провернул, хорошо соображают: фальшивое удостоверение личности, соблюдение графика уборщицы, та же униформа. Она даже убралась во всех офисах, чтобы ни у кого не возникло подозрений.

Я снова запустил видео с похитительницей, гадая, не Зен ли это собственной персоной. Телосложение подходящее. Что там раньше сказала Одри? Обычно люди защищены гораздо слабее, чем шифры, а в данном случае, меры безопасности, которые они применяют. Все случившееся можно было предотвратить, если бы охранник обратил внимание на уборщицу. Но он этого не сделал, да и с какой стати? В тех офисах и красть нечего.

Кроме трупа, в котором спрятано смертельно опасное оружие.

Я подавил зевок, когда мы наконец добрались до жилых районов. Эх, а я надеялся урвать немного времени и вздремнуть, пока мы едем. Даже полчасика пошли бы мне на пользу. Теперь точно не получится. Я ответил на письмо Йола, что да, я действительно хочу довести «Экселтек» до белого каления, и что да, я знаю, что делаю. Очередная порция инструкций его, похоже, успокоила.

Мы остановились у старомодного одноэтажного дома, выкрашенного белой краской и увитого плющом, с аккуратно подстриженным газоном. Атмосфера ухоженности уравновешивала тот факт, что дом — обшитый сайдингом, с маленькими окнами, без крытого гаража — видел свой расцвет лет сорок назад.

— Вы ведь не собираетесь причинить вред моей семье? — спросил Дион с переднего сидения.

— Нет, — ответил я. — Но, наверное, тебе придется пережить небольшой позор.

Дион забурчал.

— Пойдем, представишь меня, — добавил я, толкнув дверцу. — Мы заодно. Обещаю, что, когда найду тело твоего брата, не позволю «И-3» сделать с ним ничего скверного. Вообще-то, если хочешь, даже разрешу тебе наблюдать за кремацией, и у «И-3» не будет шанса добраться до трупа.

Дион лишь вздохнул, но выбрался вслед за мной из машины и зашагал к дому.

14

— Будь начеку, — сказал я Джей Си, пока мы шли к дому. — Не забывай, Зен бродит где-то поблизости.

— Возможно, нам лучше вызвать подкрепление, — ответил Джей Си.

— Очередные рейнджеры-спасатели? — спросила Айви.

— Временные рейнджеры, — огрызнулся Джей Си. — И нет, здесь отсутствует темпоральная материя. Я имел в виду настоящих телохранителей. Если бы ты, дохляк, нанял парочку ребят, я бы чувствовал себя гораздо спокойнее.

Я покачал головой.

— К сожалению, на это нет времени.

— Может, стоило рассказать Зен правду? — спросил догнавший нас Тобиас. — Разумно ли позволять ей думать, что нам что-то известно?

Позади удалялся внедорожник — я распорядился, чтобы Уилсон ездил неподалеку, пока не вызову его забрать нас. Мне не хотелось, чтобы Зен додумалась устроить моему дворецкому небольшой допрос. К сожалению, если она что-то вобьет себе в голову, просто отправить Уилсона подальше недостаточно. Наверное, нужно было рассказать Зен, что у нас ничего нет. И все же интуиция подсказывала: чем меньше она знает о том, что мы выяснили, тем для меня лучше. Необходимо просто придумать план, как разобраться с ней.

Дион привел нас ко входу в дом, оглянулся на меня через плечо и, вздохнув, открыл дверь. Я придержал ее для аспектов и зашел последним.

Внутри пахло стариной: мебелью, которую натирают до блеска снова и снова, несвежей ароматической смесью и прогоревшими дровами в старом камине. Подчиненные строгому порядку, каждую стену и полку покрывали разные причудливые вещицы: ряд фото в новых рамках на стене в коридоре, коллекция керамических кошек в застекленной горке у двери, несколько цветных свечей на каминной полке, служащих, по всей видимости, для каких-то религиозных целей. Дом казался не жилым, а художественно оформленным. Семейный музей, и обитатели дома прожили долгую жизнь.

Дион повесил куртку у двери. Вся остальная верхняя одежда была аккуратно убрана во встроенный в стену гардеробный шкаф. Дион пошел по коридору, зовя мать.

Задержавшись, я заглянул в гостиную: ковер на полу, большое удобное кресло с истертыми подлокотниками. Аспекты рассыпались по комнате. Я приблизился к камину и стал изучать красивый настенный крест, сделанный из стекла.

— Католический? — спросил я, заметив почтение на лице Айви.

— Не совсем, — ответила она. — Греческий православный. А здесь изображен император Константин.

— Очень религиозная семья, — сказал я, рассматривая свечи, образы святых и крест.

— Или просто увлекаются внутренним убранством, — добавила Айви. — Что мы ищем?

— Ключ расшифровки. Одри, есть идеи, как он выглядит?

— Он цифровой, — ответила она. — Если Панос использовал шифр Вернама, то ключ должен быть такой же длины, как и сами данные. Вот почему Зен охотилась за флешкой.

Я огляделся по сторонам. Столько разных вещиц, ключ может быть спрятан почти где угодно. Тобиас, Одри и Джей Си приступили к поискам. Айви осталась подле меня.

— Иголка в стоге сена? — тихо спросил я.

— Возможно, — ответила она, сложив руки на груди и постукивая пальцем по предплечью. — Пойдем-ка посмотрим на семейные фотографии. Вдруг они нам что-то подскажут.

Кивнув, я вышел в коридор, который вел на кухню. На стене, четыре в ряд, висели строгие портреты всех членов семьи. Старая фотография отца была сделана в семидесятые — он умер, когда мальчики были еще детьми. Под фото Диона и его матери расположились, видимо, изображения их святых.

Под фото Паноса святого не оказалось.

— Символ того, что он отказался от веры? — спросил я, указывая на пустующее место.

— Ничего настолько трагичного, — пояснила Айви. — Когда хоронят последователя Греческой Православной Церкви, с ним в могилу укладывают образ Христа или святого покровителя. Изображение сняли со стены во время подготовки к похоронам.

Кивнув и пройдя немного дальше, я принялся разглядывать фото, на которых были запечатлены моменты из жизни. Напротив одного из них, сделанного не так давно, я остановился: улыбающийся Панос держал в поднятой руке рыбину, а его мать в солнечных очках обнимала сына сбоку.

— По общему мнению, открытый и дружелюбный, — произнесла Айви. — Идеалист, основавший собственную компанию вместе с друзьями по колледжу. Пару месяцев назад на одном из форумов он написал: «Если это сработает, любой человек в любой стране получит доступ к мощным компьютерам. Тела станут источниками энергии, смогут хранить и обрабатывать информацию». Другие участники форума предупреждали его об опасностях, связанных с человеческим фактором. Панос спорил с ними. Он считал все происходящее чем-то вроде информационной революции, прогрессом для человечества.

— Есть ли в его постах какие-нибудь противоречащие друг другу факты?

— Спроси об этом Одри, — сказала Айви. — Я сосредоточилась на его человеческой составляющей: кем он был, как бы себя повел.

19
{"b":"237972","o":1}