ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хотите, — спросил он, — играть в футбол?

Все мальчики закричали, что хотят.

— Мы организуем свою команду, — пообещал Петька, — и вызовем на матч пятый «Б».

— А что будут делать девочки? — спросила Катя Руденко, заплетая кончик своей длинной косы.

Подумав, Петька сказал:

— Девочек мы организуем в кружок кройки и шитья.

Но девочки запротестовали:

— Кройку и шитьё мы изучаем на уроках труда.

— Что же вы от меня хотите? — удивился Петька. — Тогда сами придумайте, чем вам заняться. Я не хочу сковывать вашу инициативу.

— Болейте за нашу команду, — предложил Васька Крыжак. — А то какая это будет футбольная команда без болельщиков?

Петька сказал, что посоветуется насчёт девочек со старшей вожатой.

После этого Петька несколько раз приходил во время большой перемены и спрашивал, как ведут себя ребята.

— Не хулиганите? Ну, молодцы! А футбольная команда у нас обязательно будет — не беспокойтесь.

Вот какой был Петька Король!

А теперь пришёл новый вожатый, совсем не похожий ни на Костю Лубенца, ни на Петьку Короля.

— Ребята, — сказал новый вожатый, — зовут меня Юра, а фамилия — Погорелец. Правда, грустная фамилия?

— А по-моему, смешная, — отозвался Шура Чоп.

— Почему смешная? — удивился вожатый. — Ты, Шура, наверное, не знаешь, кого называют погорельцами?

— Откуда вы знаете, что я Шура?

— Догадался, — улыбнулся вожатый. — А быть погорельцем не так уж весело. — И он обратился ко всему отряду: — Знаете, почему у меня фамилия Погорелец?

— Почему? Расскажите! — попросили ребята.

— Вот слушайте. — И вожатый рассказал, как стали погорельцами односельчане его прадеда. Многие крестьяне, в том числе и прадед Юры, погибли в огне, спасая свои пожитки. Тогда женщины взяли осиротевших детей и ушли в город. Они ходили из дома в дом и просили: «Помогите погорельцам, дайте хоть кусочек хлеба…» Детей пристроили на работу. Много маленьких детей тогда работало на фабриках. Машин не было, всё делали руками, а детский труд ценился дёшево. Малыши работали по двенадцать часов в сутки и получали гроши. — Моему дедушке в ту пору шёл девятый год, — рассказывал вожатый, — и его охотно взяли на канатную фабрику. «Ты кто такой?» — спросил его мастер, чтобы записать в свою книгу. «Погорелец», — ответил мальчик. «А имя?» — «Мишутка». — «Михайло, значит? Так и запишем: «Погорелец Михайло». И мастер записал: «Погорелец Михайло, ученик сучильщика».

Вожатый замолчал. А Таня представила себе маленького, бедного Мишутку. В девять лет он попал на фабрику и стал работать за гроши по двенадцать часов в сутки. Таня укоризненно посмотрела на Шуру.

— Вот она, история моей фамилии, — заключил вожатый. — Весёлая?

Шура сидел, опустив голову. «Наверное, ему стыдно», — подумала Таня. Она ведь знала, что Шурка не такой уж плохой. Вот только зачем дружит с этим противным Тошкой.

Вожатый начал рассказывать о себе. После школы он несколько лет работал, а три года назад поступил в институт и стал учиться на биологическом факультете.

— Я люблю птиц, животных, — говорил вожатый, — и если вы тоже их любите, хотите лучше узнать природу родного края, то я вам охотно помогу, и мы с вами крепко подружим.

Катя Руденко сказала:

— У нас многие любят зверей и птиц. А Калмыкова Таня даже юннатка в зоологическом.

Таня сидела, затаив дыхание. Она боялась, как бы вожатый не спросил, что она делает в зоологическом. Таня ведь была у юннатов зоосада всего один раз и больше не пошла.

Ох, как мама стыдила и бранила её! Но Таня заупрямилась: не будет она чистить коровник и мыть полы. Вот если бы её послали ко львам…

В классе никто об этом не знал. Даже Катя Руденко. Все считали Таню юннаткой зоосада. И вожатый обрадовался, когда узнал об этом.

— Замечательно! — сказал вожатый. — Значит, у меня будет боевой помощник.

Колька Пышнов ткнул пальцем в сторону Тани и крикнул:

— Вот она сидит, Калмыкова, на третьей парте у окна…

Колька сидел на первой парте справа, почти у дверей. За длинные ноги Кольку прозвали Верстой. Но так его называли редко, потому что Колька — председатель совета пионерского отряда и один из лучших учеников.

Тане было приятно, что о ней говорят, но она не подняла глаз.

— Ах, вот кто это. Молодец! — услышала Таня голос вожатого. — Такой человек мне как раз нужен.

Тогда Таня не выдержала и посмотрела на вожатого. Он улыбался. У него было широкое лицо и светлая стриженая голова, а какой он высокий, широкоплечий. Тане захотелось, чтобы вожатый был доволен ею. Но что будет, если он узнает о её обмане?

Вожатый между тем продолжал:

— Теперь вы знаете, кто я и почему моя фамилия Погорелец. Но вы называйте меня просто Юрой.

Потом он спросил, как ребята овладевают пионерскими ступеньками.

— Высоко уже поднялись?

Колька Пышнов сказал, что никуда ещё не поднялись.

— Как же так? — удивился Юра.

— Наверное, у нас в отряде запущена работа, — объяснил Колька. — Мы же без вожатого. То есть были вожатые, но всё такие!.. — и он пренебрежительно махнул рукой. — Один у нас был «попрыгунчик». Он хорошо прыгал через ступеньки, пока Шура нос не разбил…

— Постой, постой! — остановил его Юра. — Вожатый прыгал, а Шура нос разбил?

Несколько ребят пришли Кольке на помощь и стали объяснять, что Шура Чоп тоже прыгал, но не сумел так прыгнуть, как «попрыгунчик», и сильно разбился, после чего вожатого сняли.

— Ребята! — взмолился Юра. — Давайте кто-нибудь один. А то все кричат, и я ничего не пойму.

— А Петьку Короля, уже другого вожатого, из девятого «Б», — когда все замолчали, продолжал Колька, — мы прозвали Обещалкиным. Сто раз обещал организовать футбольную команду.

— Хорошо, — согласился Юра. — Допустим, вожатые были плохие. А вы сами что сделали, чтобы не отстать от товарищей? Что же получается? Вы топчетесь на месте, а ребята из пятого «Б» преспокойно вас обгоняют. И вы это терпите?

— А что нам делать? — удивлённо поднял брови Колька.

— Догонять! — ответил Юра и даже ладонью пристукнул по столу. — И не пугайтесь, что можно нос разбить. Знаете пословицу: «Кто смел, тот и на коня сел…» Давайте сразу же выясним, где мы находимся, на какой ступеньке. Вот скажи хоть ты, Шура: за сколько секунд ты пробегаешь шестьдесят метров?

— Не знаю, — пожал плечами Шура и тут же спросил: — А мировой рекорд на сто метров, вы знаете, какой?

— Десять секунд для мужчин. А ты будешь молодцом, если пробежишь за десять секунд шестьдесят метров. А прыгаешь ты как?

Шура опять пожал плечами, но о мировом рекорде уже не спрашивал.

— В следующий раз я приду в субботу к трём часам, и мы соберемся на спортплощадке. Хорошо? А то в классе душно. Вы согласны?

Ребята согласились. Какой, в самом деле, интерес сидеть в классе после уроков?

— Но условимся: до субботы каждый должен узнать, за сколько секунд он пробегает шестьдесят метров и как прыгает. Ясно задание? Под твою ответственность, Пышнов.

— Есть, товарищ вожатый! — весело отсалютовал Коля.

— А теперь я дам загадку для любителей истории: кто в Древней Греции носил самую большую шляпу?

Ребята переглянулись и стали называть имена из учебника истории:

— Геракл! Нет? Одиссей! Тоже нет? Царь Солон…

Юра отрицательно качал головой. А потом встал, посмотрел на часы и заявил:

— Ну, ребята, мне пора в институт. А вы вместе подумайте и скажете мне в субботу. Хорошо?

Возвращаясь домой, ребята всё время говорили о новом вожатом, а Таня вспоминала, как Юра перед всем отрядом сказал, что она будет его помощницей. Как же ей теперь быть?

Неприятность из-за шляпы

До субботы все ребята тренировались на беговой дорожке, чтобы не опозориться перед новым вожатым. Колька Пышнов был судьёй. Он достал часы с секундомером, и все ему завидовали.

Колька командовал:

— Приготовиться! Внимание! Марш! — и все стремглав мчались по беговой дорожке.

5
{"b":"237981","o":1}