ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Впереди снежные горы застилают весь горизонт. Вершины их приобретают все более неприступный вид. Здесь хребты высокогорной зоны образуют костяк всего Приполярного Урала и достигают максимальных высот. Я наклоняюсь к Лойко:

— Не верится, что это Урал!

— Да, это почти Кавказ!

— Уральские Альпы!

Кое-где на дне котловин виднелись высокогорные озера округлой формы, наполненные бирюзовой водой. Наш «Антон» парит над хребтами с тонкими гребнями, тянущимися по вершинам, как по горбу доисторического гигантского ящера стегозавра. Мы приближаемся к истокам речки Хобе-Ю, где поднимается хребет Неприступный, увенчанный невысокими гребешками и вершинками. Высота этого внушительного горного массива 1650—1800 метров.

Пролетев долину Хобе-Ю, Лойко развернул самолет строго на север.

— Скоро Народная!

Среди однообразного горного ландшафта гора как будто ничем не выделялась.

— Вот она! — показал пилот на куполообраз-ную вершину.

Я, признаться, был даже разочарован — столь невыразительной выглядела самая главная вершина Урала. Воображение рисовало ее необычной, чем-то выдающейся и не похожей на другие горы. Ведь она самая высокая среди других гор Уральского хребта!

С нашего направления вид на гору был самый невыгодный: она освещалась, как говорят кинооператоры, «лобовым» светом, который скрадывал рельеф. Эту вершину лучше было заснять при боковом освещении.

— Облетим ее, Дима! — попросил я пилота я показал на приготовленную кинокамеру.

Лойко кивнул.

Через минуту, когда мы оказались почти над Народной, нашим глазам предстал совершенно иной рельеф: на юго-запад гора обрывалась отвесной, не освещенной солнцем стеной, выявился четкий острый гребень, тянущийся к вершине. На отвесной теневой стороне было меньше снега. По соседству с Народной возвышалась другая внушительная вершина — гора Карпинского. На дне котловины, разделяющей гору Народную и гору Карпинского, виднелись два удивительно голубых озера.

Я перебираюсь на сиденье второго пилота, открываю форточку й снимаю Народную. Павел подает мне то одну, то другую кинокамеру.

Закончив облет вершины Народной, мы направляемся к горе с длинным острым гребнем. Она удивительно походит на перевернутую кверху дном лодку. Проносимся над самым ее гребнем и садимся в долине.

Рядом шумит река Народа, по ее долине тянется лиственничный лес вперемешку с могучими кедрами. Над рекой склонила свою огромную голову-шлем гора Чёндер. Вдали ослепительно белеют снежные горы. Мы находимся у геологической базы Северная Народа.

НА ВЕРШИНУ ГОРЫ НАРОДНОЙ

Вдоль каменного пояса - image26.png

1“1 опасть в централь-1 *ную часть Приполярного Урала и не предпринять восхождения на высшую точку Каменного пояса — это преступление.

Именно с такими мыслями мы прибыли в геологическую базу Северная Народа. Уехать отсюда и не побывать на Народной?! Нет, это невозможно! Нужно приложить все усилия, чтобы организовать поход на гору. Да и расстояние до Народной ничтожное — всего восемнадцать километров.

Туристам осуществить этот поход легче: сгово-

рились, снарядились, рюкзаки на плечи — и пошли. Нам труднее: у нас киноаппаратура, ее нужно везти на оленях или на конях. Нужны для съемки и люди. Одним словом, наше восхождение не должно иметь только экскурсионный характер. Мы обязаны произвести киносъемку восхождения, заснять сердце уральских снежных гор для того, чтобы зрители могли увидеть на экране один из альпийских уголков Приполярного Урала со своей «матерью»— горой Народной.

Нас приютили в главной квартире геологической базы. За стеной живет начальник базы — Алексей Никитич Глуховец. На нашу просьбу он раздраженно отвечает:

— Да нет у нас для этого дела коней! Хрусталь вывозить не хватает транспорта, а тут еще вы со своей киносъемкой.

Мы, конечно, огорчены таким ответом, но понимаем, что Глуховец по-своему прав. Терпеливо ждем и, чтобы не терять времени, знакомимся с местностью, снимаем пейзажи в окрестностях.

Геологическая база расположена в среднем течении одного из небольших притоков реки Народы. Со всех сторон она окружена горами. Над поселком с запада высится длинная гора Малый Чёндер. С севера база заслонена горной грядой, в которой особенно выделяется остроконечная вершина Лезвие. С востока дома прикрывает один из отрогов горы Гранитной.

Вблизи Северной Народы находится водораздел. Достаточно подняться к месторождению Гранитному, расположенному в пяти километрах, и вы попадаете на границу между Европой и Азией. Причем Европа оказывается в стороне севера, а

Азия в стороне юга. На водоразделе есть участки, где в Европу вы пойдете прямо на восток(!).

База находится в котловине, защищенной от северных ветров каменной стеной гор. Здесь можно часто наблюдать такую картину: над северными горными хребтами водораздела клубятся гигантские валы темных туч, а в котловине Северной Народы стоит теплая солнечная погода.

Изменяя свое меридиональное направление на северо-восточное, горная гряда Приполярного Урала образует здесь дугу — гигантский амфитеатр, благодаря которому район, простирающийся к востоку от горы Народной, защищен высокими горными цепями от западных, северо-западных и северных ветров, приносящих плохую погоду. Хребет на этом месте является своеобразной климатической границей. Южные склоны гор этой части Приполярного Урала имеют более благоприятные климатические условия, чем северные, поэтому тайга по долинам рек, особенно по долине реки Народы, проникает с юга высоко в горы, почти к самой границе снегов.

По наблюдениям А. Н. Алешкова и Л. Д. Долгушина, климат Приполярного Урала, особенно на водоразделе рек Болбан-Ю и Народы, очень своеобразен, условия погоды крайне изменчивы: на западном склоне — дождь, снег и метель; на восточном в то же время — ясная теплая погода. От каждого крупного дождя, реки в верховьях сильно вздуваются, превращаясь в непроходимые бурные потоки, но как только прекращается непогода, уровень воды в них резко спадает.

Бывают годы, когда снежинки на горах совсем стаивают, ледники сильно уменьшаются, уровень озер снижается. Многие ручьи и болота совершенно пересыхают. Но часто бывает и другая картина: в середине июля все горы покрываются вдруг снегом и он уже не тает до зимы. Метели зимой иногда бывают такие сильные, что ледники покрываются толстым слоем снега и не обнажаются все лето.

Соседство пышной тайги и снежных гор — обычная «альпийская» картина на Приполярном Урале. В связи с этим своеобразен здесь и животный мир. В тайге на склонах обитают типичные таежные животные, такие, как лось, медведь и другие. Зимой здесь можно встретить представителя арктической фауны — песца, которого нередко добывают саран-паульские охотники. Очень интересно и загадочно распространение на Приполярном Урале маленького грызуна пищухи, который обитает к востоку от реки Енисея и совершенно не обнаружен в про-, странствах между Енисеем и Уралом. Каким образом попал этот маленький зверек в горы Приполярного, Урала?

Все это мы узнали, пока ждали коней, которых все-таки обещал нам Глуховец. Побывали на месторождении Гранитном, на склонах горы Лезвие и засняли много интересных пейзажей. Наше внимание привлекли две палатки, стоящие на берегу реки Народы. В них жили научные работники из Сыктывкара Генрих Симаков и Владимир Хлыбов. Они с радостью согласились стать нашими попутчиками и проводниками на вершину Народной: район их геологических исследований сосредоточен как раз под самой горой, в верховьях ручья Кар-пин-Шор. К нам присоединился молодой корреспондент одного из московских журналов. Некоторые из геологов завидуют: было бы у них свободное время, они вместе с нами пошли бы на Народную. Начальник ревизионно-тематической партии Дмитрий Сергеевич Образцов искренне пожалел:

— Если бы не плановая поездка на месторождение Пеленгичей, с удовольствием присоединился бы к вам.

Похоже на то, что и сам Глуховец не прочь прогуляться с нами до вершины Народной, если бы на базе можно было кого-то оставить заместителем. Совершенно неожиданно однажды утром он приводит к нам молодого парня и объявляет:

15
{"b":"237984","o":1}