ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С виду шкура у акулы гладкая и бархатистая, на самом же деле она вовсе не мягкая, а жесткая и шершавая, как напильник. У меня есть знакомый краснодеревщик, человек старого закала. Обычно он пользуется для полировки истертым обрывком акульей кожи, а не наждачной бумагой. До изобретения наждака шкура акулы использовалась для полировки дерева. Своей шершавостью она обязана сотням тысяч крошечных «зубов», торчащих из кожи. Они известны под названием «шагрень» и по своему строению в точности схожи с зубами всех прочих животных. Подобно подлинным зубам, эти кожные зубы имеют пульпу с кровеносными сосудами, нервы и соединительную ткань, а также дентин — похожее на слоновую кость вещество, без которого не обходится ни один зуб. Наконец, снаружи кожные зубы акулы прикрыты слоем твердой эмали. При таком количестве зубов счастье акулы, что она не подвержена зубной боли.

Кожные зубы акулы помогают нам понять, каким образом возникли жующие, перетирающие и режущие зубы у млекопитающих. Переход от кожных к настоящим зубам можно проследить на эмбрионах некоторых акул. Если рассматривать через увеличительное стекло челюсть эмбриона, двигаясь от наружного края внутрь, мы увидим, как кожные маленькие зубы все более видоизменяясь, постепенно переходят в настоящие, большие зубы со всеми свойственными им функциями. Своеобразные зубы на «пиле» пилы-рыбы, близкой родственницы акулы, тоже развились из клеток кожи — это сильно разросшиеся кожные зубы, расположенные по обеим сторонам пиловидного рыла.

В пасти акулы зубы растут обычно в несколько рядов. Их бывает до четырехсот. Они растут постоянно, заменяя стершиеся или потерянные. Акула пользуется только внешними рядами. Зубы акулы и родственных ей рыб отличаются величайшим разнообразием форм, в зависимости от того, для чего они употребляются. Некоторые похожи на крошечные тонкие и острые иглы, другие — тупые. Есть даже шестиугольные и треугольные с острыми, как бритва, гранями. Такие зубы режут мясо на куски. Как ни странно, у одного из крупнейших видов — у китовой акулы[79] — зубы крохотные, в четверть дюйма длиною. А сама она достигает сорока футов в длину, ее рекордный вес — 26 500 фунтов. У этой акулы нет никаких орудий защиты. Несмотря на свои великанские размеры, это одно из самых безобидных созданий на земле. Однажды по пути с Инагуа на Гаити мне довелось увидеть такую акулу; лежа на поверхности, она грелась на солнце. У нее был клетчатый рисунок на коже, состоящий из крапинок и полосок, пересекающихся под прямым углом. Судно чуть не наткнулось на нее. Чудовище с шумом и плеском ушло в глубину и исчезло. Об этой акуле почти ничего не известно, и видели ее очень немногие. Предполагают, что она питается планктоном, крошечными организмами, которые носятся по океану по воле ветра и волн. Животные, питающиеся планктоном, в зубах не нуждаются; этим, вероятно, и объясняется, почему у такой великанши они такие крохотные.

У большинства рыб плавники служат рулем, стабилизатором, тормозом или элероном. Акулы используют его еще для одной важной цели. Брюшные плавники самца превратились в длинный трубкообразный отросток, полый внутри. Через эти видоизмененные плавники или, как их называют, птеригоподии, в тело самки вводится животворная сперма. Это исключительно разумное приспособление. Оно обеспечивает не только оплодотворение яиц, но и их экономию, не допуская того чудовищного, но характерного для жителей моря расточительства миллионов клеток спермы, которые уносятся водой, так и не выполнив своего предназначения. Соответственно нет и потери яиц, погибающих неоплодотворенными. Это тоже одна из причин, почему численность акул не уменьшается и почему род акул уцелел, хотя несравненно более сложно организованные существа вымерли.

Жизнь и арифметика тесно связаны между собой Шансы акулы на сохранение рода, как и других рыб. прямо пропорциональны численности ее потомства Акулы в этом отношении придерживаются почти таких же норм, как люди. Живородящие приносят обычно двух-трех детенышей; дюжина считается для них максимумом. Сравните эти цифры с девятью миллионами яиц, которые мечет треска, чтобы ее род не угас. Оплодотворение у большинства видов акул происходит так, как я только что рассказал, но способы деторождения различны. Многие виды живородящие, но и не меньшее количество видов откладывает яйца. При кладке неизбежны потери, поэтому самка, чтобы обеспечить потомство, мечет огромное количество икры — опять применение законов математики к жизни.

Яйца акулы, как и родственных ей скатов, заключены в твердую роговую оболочку; они обычно прямоугольные с длинными, волокнистыми щупальцами, при помощи которых укрепляются на водорослях или твердых предметах, чтобы их не унесло течением. Но существуют яйца и другой формы — закрученные в спираль, подобно некоторым морским раковинам. На берегах Атлантического океана в определенные периоды можно обнаружить массы черных оболочек от этих яиц.

Интереснейший пример того, насколько могут видоизмениться плавники в своем развитии, дает прилипало, назойливый и непрошеный спутник акулы. Прилипалы используют акул, как бродяги — товарные поезда: прицепляются, вернее, присасываются к ним овальным диском, находящимся у них на верхней, плоской стороне черепа. Диск состоит из мясистых подушечек; сокращение мускулов создает полувакуум. Диск этот не что иное, как спинной плавник, в результате удивительного превращения ставший присоской.

Однако морская лисица[80] превзошла в этом отношении всех: верхняя лопасть ее хвостового плавника равна по длине всему ее телу. Зачем нужен такой длинный плавник? Мы этого не знаем, но высказывается предположение, что эта акула пользуется им как цепом, чтобы сбивать в кучи стаи мелких рыб, которыми она питается. Общераспространенная версия, будто хвост служит морской лисице для того, чтобы убивать дельфинов, совершенно несостоятельна. Возможно также, что здесь мы имеем дело с одним из капризов природы. Мы ничего не узнаем наверняка об этих рыбах, пока не найдем способа наблюдать их в их естественной среде. Океан будет последней границей, которую предстоит взять человеческому разуму.

Тема об акульих плавниках далеко не исчерпывается упоминанием о морской лисице. Остаются еще скаты, включая огромных мант,[81] которые в сущности тоже акулы, приспособившиеся к существованию на дне. Скаты — это, можно сказать, грудные плавники акулы, насаженные на весьма скромное по размерам тело. Эти рыбы как бы сплошь состоят из плавников. О том, что скаты — это видоизменившиеся акулы, свидетельствуют морские ангелы[82] — уже не акулы, но еще и не скаты. В водах Инагуа водится множество скатов. Около поселка они часто подходят почти к самому берегу, чтобы поживиться отбросами, которые рыбаки, обрабатывая свой улов, бросают в море.

Один из скатов сильно меня напугал. Я разгуливал по мелководной лагуне за барьерным рифом, собирая раковины, как вдруг почувствовал под ногами что-то напоминающее резину. От испуга я высоко подпрыгнул и тут же увидел хвостовой плавник ската, известного под названием хвостокол; еще немного — и я бы наскочил на него. Распустив широкие крылья, скат быстро ушел на глубину. Мне повезло, что я не наступил на его хвост — он снабжен опасными острыми и зазубренными шипами, которые могут причинить серьезные, болезненные ранения. Раны не заживают иногда по месяцам, потому что шипы покрыты слизью, насыщенной микробами, вызывающими длительную инфекцию. Эти шипы представляют собою не что иное, как унаследованные ими от акул кожные зубы, превратившиеся в грозное орудие защиты и нападения.

Если бы мне пришлось составлять каталог необычайных, диковинных рыб, первое место в нем заняла бы рыба-молот, представшая передо мной как-то под вечер во время одной из подводных экскурсий. Я уже около часу находился под водой, где-то на полпути между участком, который патрулировали песчаные акулы, и коралловым замком донной акулы. Глубина в этом место около сорока футов. Меня интересовали огромные, торчавшие из песка раковины. Среди выброшенных на берег раковин не встречалось таких крупных экземпляров. Хотя моллюски сидели в мягком песке, они настолько прочно закрепились в нем своими биссусными нитями, что выковырять их было не так-то легко. Убедившись, что голыми руками их не возьмешь, я поднялся в свою плоскодонку за железным крюком. Погревшись на солнце, я спустился на дно и нашел место, где окопалось несколько огромных моллюсков. Осторожно, чтобы не повредить хрупкую раковину, я подрывал крюком песок, пока не достиг переплетающихся нитей биссуса, а затем дернул. К моему огорчению, раковина раскололась, и кончик крюка зацепил лишь комок студенистого мяса моллюска. Я повторил ту же операцию с другой раковиной, соблюдая величайшую осторожность, но с тем же результатом. Еще две раковины, одну за другой, постигла та же участь, пока мне не пришло в голову, что нужно выкапывать моллюска со всеми нитями. Я снова принялся скрести дно своим железным крюком и так взбаламутил воду, что оказался в густом облаке ила, в котором ничего не было видно. Но это меня не обескуражило. Стоя на четвереньках, я копал плотное меловое дно, пока раковина, освобожденная от пут, не подалась. Я поднялся на ноги, держа ее в руках, и ничего не мог разглядеть в окружавшей меня мути. Течение было слабое, и облако ила висело вокруг меня, как занавес.

вернуться

79

Есть два внешне не похожих друг на друга вида китовых акул — южная китовая акула (Rhineodon typus) и северная (Се- torhinus maximus). Последняя довольно обычна для Северной Атлантики. Очертаниями своего тела она напоминает других акул, но отличается от них очень длинными жаберными щелями, которые почти сходятся на горле с жаберными щелями противоположной стороны. Длиной эта акула бывает до 12 метров. Обитает у поверхности воды, летом приближается к берегам, зимой уходит в открытое море. Англичане называют северную китовую акулу «баскингом», то есть акулой, «греющейся на солнце». Она часто лениво плавает у самой поверхности воды, словно принимает солнечные ванны. Дело в том, что китовые акулы питаются планктоном — веслоногими рачками, крылоногими моллюсками и другими «парящими» в толще воды мелкими организмами, которые все стремятся к свету, к поверхности океана, где больше микроскопических водорослей — их пищи. За ними следует и акула.

Южная китовая акула, или ринеодон, — животное еще более крупное: длиной до 20 метров и весом до 10 и больше тонн. Голова у нее не похожа на акулью: тупая, уплощенная сверху, с широкой пастью, она скорее напоминает голову сома. Ринеодон, охотясь за планктоном, тоже подолгу держится у поверхности воды, и нередко на него натыкаются корабли. От столкновения с китовой акулой мелкие суда могут получить серьезные повреждения. Как и у китов, у китовой акулы во рту есть цедилка — своеобразный «жаберный ус». Пропуская через нее воду, она вылавливает рачков и, набив ими полный рот, глотает.

вернуться

80

Морская лисица (Alopias vulpinus) — довольно крупная акула, достигающая в длину семи метров, причем половина из них приходится на верхнюю лопасть ее странного хвоста. Часто встречается в Средиземном море, в умеренных широтах Атлантического и Тихого океанов.

вернуться

81

Скаты — рыбы, очень близкие к акулам. По сути дела это акулы, приспособившиеся к придонной жизни, отсюда их уплощенная форма. Жаберные отверстия переместились на нижнюю поверхность тела, грудные плавники чрезвычайно разрослись и имеют вид широких крыльев, окаймляющих все тело ската от головы до хвоста. Хвост тонкий и длинный, у некоторых видов наделен длинными зазубренными шипами, которыми скаты наносят опасные раны. Есть электрические скаты, способные накапливать в особых органах электричество и вызывать его разряд напряжением в несколько сот вольт. Некоторые скаты отличаются гигантскими размерами. Таковы, например, манты (Manta birostris), обитающие в тропических морях. В размахе плавников они бывают до семи метров и весят полторы-две тонны. На голове у манты торчат вперед, наподобие рогов, две странные лопасти. Полагают, что этими лопастями, словно руками, манты направляют в рот пищу.

вернуться

82

Морские ангелы (Squatinidae) — живая иллюстрация эволюционного превращения акул в скатов. Тело у морского ангела уплощенное, почти как у ската, но грудные плавники еще не охватывают всего тела, однако уже имеют вид широких крыльев (отсюда и название рыбы). Глаза переместились, как у скатов, на верх головы, но жаберные щели еще не целиком на горле, а тянутся от него вверх по бокам шеи. Морские ангелы широко распространены во всех теплых и умеренных зонах океанов.

72
{"b":"238003","o":1}