ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поцеловала его в щеку. В губы поцеловала.

-Колкий.

-Борода?

-Нет, борода у тебя мяконькая, - погладила по щеке Наташа. - Губы колкие. Порепалися.

И еще раз поцеловала. Подскочила, сняла тулуп.

-Где тут у вас вода, печка? - звонко спросила у хозяйки.

Днем Андрею стало хуже.

-Ты меня узнала? Ты меня узнала? - метался он в бреду.

-Узнала. Муж мой, - успокаивала его Наташа, поила отваром.

Травы бабушка еще сушила, хорошо, догадалась их взять. Ветки смородиновые наломала у хозяйки в огороде. Бабушка научила ее так делать.

Андрей заснул, наконец, спокойно. Наташа почувствовала усталость, она вторые сутки на ногах. Села на стул рядом и сама задремала.

Очнулась - Андрей смотрит на нее. Она засуетилась. Поменяла мокрую рубаху на сухую. Постелю бы поменять. Ничего, простяня не сильно влажная.

-Ты пей, пей.

У него зубы стукнули об кружку. Глотнул.

-Как там наши, Наташа?

-Хорошо, все хорошо.

Не будет она его сейчас расстраивать. Потом про бабушку расскажет. Наташа украдкой вытерла слезу.

-Татьяна с Павлом мирно живут?

Наташа кивнула, мирно.

-Племяшкой не собираются порадовать?

-Я не знаю, не успела спросить. Я к тебе спешила.

Наташа взяла его за руку. Рука висела безжизненно.

-Разве я тебе нужен, - еле слышно сказал Андрей.

Боже мой! Наташа поняла, что он замыслил. Бабушка откуда-то знала это еще раньше, что и пыталась ей сказать. И он ей давеча дал понять. А она догадалась только теперь.

-Андрей, ты что, смерти искал? - спросила испуганно.

Какой тут может быть ответ. Он молчал.

-Андрей? Из-за... меня? Андрей, я ни в чем перед тобой не виновата, я тебя не позорила, верной женой была, - заговорила она быстро.

-Я знаю, Наташа, - он с трудом языком ворочал. - Но лучше помереть, чем видеть, как ты маешься. Я не смог сделать тебя счастливой. Пусть другой сделает.

-Нету другого! Нету и не было! Это мечта была. Искушение какое-то. Я не знаю что. Ну как будто нравилось мне, что вот я такая несчастная. А что такое настоящее несчастье поняла, когда сказали, что ты при смерти. Разве я смогу без тебя жить? Ты - мое счастье! Андрюша, - с наслаждением позвала его так, ласково.

Он молча смотрел. Глаза прозрачные, кажется, что спросить что-то хочет.

-На небе звезд, наверно, высыпало. На Рождество, - сказал наконец.

И улыбнулся. И она заулыбалась.

-Я сегодня не видела. А вчера точно, полное небо, одна за другой выскакивали, пока я к тебе шла.

-Ты пешком добиралась, - огорчился он.

-Нет, подвозили добрые люди. Совсем немного прошла. До Рудыча прямо никто не ехал.

-Ты же устала. Ложись, отдыхай, - он подвинулся на топчанчике.

Наташа скинула юбку, стянула чулки, забралась к нему. Обнялись. Она его гладила.

-Отощал. Одни кости торчат. Ничего, нарастим мясо. Я сало привезла. Курку у хозяки купила, завтра супчика сварю. Нарастим мясо.

Они засмеялись.

-А из шахты днем звезды видно? - спросила Наташа.

-Нет. Я тоже так думал раньше. Может и видно, но клеть закрывает, небо не разглядишь. Я не разглядел. Не смог.

-Ну если Андрей не разглядел, то значит и не видно. Андрей-то уж разглядит, - Наташе весело стало, говорила всякое, лишь бы говорить.

-Это который Андрей? - подхватил так же весело Андрей. - Который Наташин? Наташин Андрей?

Они рассмеялись. Так им весело было.

Наташа погладила его по голове.

-Наташин. А знаешь, какой Наташки? Андреевой. Андреевой Наташки!

-Как же я соскучился, - колол губами ее губы Андрей.

Топчан скрипнул.

Они опять рассмеялись.

-Побудим всех в доме, - прыснула Наташа.

-Пусть их. Должны понимать. Жена приехала. Любимая.

Каждое его слово сладко отзывалось у Наташи в сердце.

-Хороший мой. И был такой. С первой ночи, - шептала ему Наташа.

-Я тебя тогда не обидел?

-Ты? Да ты такой ласковый, - она поднесла к губам и поцеловала его небольшие ладони. - Насмешил только. Спросил "Ты меня узнала?".

-А ты меня узнала? - прошептал Андрей. - Я ж к вам приезжал. С батькой. Царство ему Небесное. Вот тоже на Рождество.

-Не может быть, - удивилась Наташа, - чтоб мы виделись.

Она посмотрела, родное лицо, глаза светлые, прозрачные.

-Мы с тобой в снежки играли. Шесть лет тому назад, - улыбнулся Андрей.

Рассказал:

-Мне разговоры надоели, подряды да заказы. И это в праздник. Я вышел на улицу, там ребята снегом бросались. И девчата. И тут ты подошла и в меня снежок запустила. Первая.

-Я тебе шапку сбила! - ойкнула Наташа.

-Помнишь? - загорелись у него глаза.

Как же не помнить. Первое веселое воспоминание после смерти отца. Мама воет целыми днями, Виталька маленький, орет. Денег нету. В пору самой топиться. Так несколько лет и жили. И праздники не в праздники, - рассказывала Наташа, Андрей жадно слушал.

-И вдруг - как от сна проснулась. Жизнь же кругом. Рождество. Ребята вон в снежки играют. Весело. И я бросила. В того, что на крыльце появился.

-Это был я.

-Ты меня в отместку закидал просто, - она засмеялась. - И что, ты меня с тех пор заприметил?

-Нет, что ты. Глаза твои запомнил. Разве такие забудешь. Я тебя в церкви на нашем венчании сразу узнал. И так обрадовался.

Теперь Наташа жадно слушала.

-На тех снежках мое детство закончилось. Через неделю батько возьми да помри. И я вдруг старший. С одной стороны похороны, а с другой работа не закончена. У батьки кипело все в руках, но помирать же не собирался, запутанных дел много оставил. Все его заказчики ко мне. "У нас был контракт, плати неустойку." Какой контракт? Да на словах. Кому верить? "Контракт? Значит я работу и сделаю. Погодите с неустойкой".

-Какой ты у меня. Со всем справился, - поцеловала его Наташа.

Конечно, ее Андрей справился. Он такой.

-Обобрали маленько. Не без этого, - признался Андрей. - Мне шестнадцать годков исполнилось, мало что понимал. Бабушка твоя вступилась. Она ругаться умеет.

Наташа прижалась к нему.

-Ее боятся, за характер, но она добрая. Я ей сватовство и доверил. Она в людях разбирается. Как же обрадовался, что тебя Наталией зовут. Знак просто. День ангела - на Наталию и Адриана, а у меня день рождения. А уж как в церкви увидел и узнал...

Хозяйка не выдержала, к полудню откинула занавеску.

-Что же это вы днем спите?

-Сейчас, - подхватилась Наташа. - Уже день, да? Я кушать сготовлю.

-Я вас покормлю, не суетись, - хозяйка разглядела ее, посмотрела на Андрея. - Сказано, жена приехала. Сразу, Андрей Иванович, ожил. Может, за стол сядешь?

-Нет-нет, пусть отлеживается, - забеспокоилась Наташа.

Ой, худой какой. Ничего, она сало привезла. Откормит.

-Лежи еще, не вставай, - сказала строго.

Андрей улыбнулся.

Через две недели она решила, что можно уже и домой. Андрюша доедет. Им обоим уж очень хотелось. Ну и что, что мороз. Укутались, человека наняли, чтоб довез.

Возница весело на них поглядывал.

-Ничего, Наташа, мы летом в монастырь поедем, сорокауст закажем, - взял ее руку в рукавице Андрей.

Откуда он мысли ее читает?

-Как ты знаешь, что я про бабушку думаю?

Она ему уже рассказала, что произошло.

-У тебя складка между бровей, когда ты про нее говоришь. Или думаешь.

Наташа прижалась к его плечу. Вскинулась:

-А может я не смогу поехать в монастырь летом. "Обстоятельства".

Господи, как же Павловые словечки прилипать умеют.

Он сжал ей руку.

-Правда?

-Я не уверена, мне так показалось, - растерялась Наташа.

-Ох, заживем, Наташа. Знаю, какие глаза у дочи будут.

-У сына!

-Всех нарожаем. Всех, кто попросится.

Они рассмеялись.

Возница обернулся.

-Молодожены, как я погляжу?

-Можно и так сказать, - ответил Андрей, - еще года нет как женаты.

-Деточек-то собираетесь заводить? - уставился возница на Наташу.

5
{"b":"238009","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Русская канарейка. Желтухин
Тред психолога
Синергия: ключ к успеху
Институт проклятых. Сияние лилии
Текст
Медлячок
Черный лед
Охотник на кукушек
Карточный домик