ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Длинный палец
Арчи Грин и Дом летающих книг
Полное собрание беспринцЫпных историй
Механизм Вселенной: как законы науки управляют миром и как мы об этом узнали
Счастлив по собственному желанию. 12 шагов к душевному здоровью
Секрет гробницы фараона
Астрология 2.0
Пройти сквозь стены. Автобиография
Я попал
A
A

Однажды в Берлине мы увидели старика, который долго бежал за нашей машиной. Должно быть, он пережил не одну войну и, возможно, не одного сына потерял в их огне. Старику было трудно бежать, хоть машина двигалась совсем медленно, но он бежал, махал флажком и кричал всего два слова: «Мир — дружба!», «Мир — дружба!»

Там, в Берлине, да и в других городах, нас встречало очень много народу и среди них было много детей. Одна западно-берлинская газета в эти дни писала, что Титова в ГДР встречают только дети, рассчитывая тем самым задеть не только нас, но и немецких друзей из ГДР. Эти глупцы, видимо, не понимают, что дети — «индикаторы» жизни и как раз по ним можно судить, чем живет народ той или иной страны. В ГДР действительно много детей, и это — первое свидетельство того, что люди хотят жить в мире, мечтают о спокойном и прекрасном будущем. И было очень радостно видеть улыбающихся, счастливых ребятишек в городах и селах Германской Демократической Республики.

Поездка по странам Юго-Восточной Азии для меня, сибиряка, была особенно интересной. У нас в Сибири пальмы не растут, да и за бананами нередко постоишь в очереди, а тут вдруг попадаешь в страну, где кокосовые пальмы и банановые деревья растут прямо вдоль улиц городов...

Изумрудным ожерельем экватора называют Индонезию. Страна раскинулась на трех тысячах больших и маленьких вечнозеленых островов. Есть среди них такие, которых не найдешь ни на одной географической карте, и такие, на которых свободно разместилось бы не одно крупное государство Европы. Как только наш самолет опустился на бетон аэродрома в Джакарте, мы поняли, что с этой минуты мы в стране палящего солнца, неповторимых зеленовато-голубых океанских далей, в стране тропических лесов и чистосердечных друзей. Их было сотни, тысячи встречающих. И где бы мы ни появлялись во время последующей поездки по стране — на стадионах и в индонезийских деревнях, в учебных заведениях или у подножия знаменитого буддийского храма Барабодур, осматривая это немое свидетельство высокой тысячелетней культуры страны, нас всегда сопровождали теплые улыбки красивого и гостеприимного народа.

Жаркий и влажный климат Индонезии заставляет жителей делать домики, далеко не похожие на русские избы или украинские хаты; крохотные рисовые поля, расположенные террасами, селения, утопающие в сочной и буйно растущей зелени, так непохожи на бескрайние просторы алтайских степей и наши села...

Индонезийцы очень музыкальный народ. Почти каждая наша встреча в городах и деревнях выливалась в музыкальный праздник. Нас встречали и провожали своеобразными национальными танцами в красочных костюмах и масках; и как радовались артисты и публика, когда нам нравилось мастерство исполнителей и уже полюбившиеся в нашей стране мелодии и ритмы индонезийской народной музыки.

Мы были в Индонезии, когда индонезийский народ требовал освобождения от голландцев территории Западного Ириа-на. На митингах в Макасаре и Паре-Паре, в Медане и Джокьякарте, в Бандунге и других городах люди решительно поддерживали правительство и президента Сукарно и были готовы к борьбе за полное освобождение своей страны от колонизаторов.

Индонезия была провозглашена независимой республикой еще в августе 1945 года после почти трехсотпятидесятилетнего господства европейских колонизаторов. Это были три с половиной века почти не прекращающейся борьбы народа за свою свободу. В годы второй мировой войны индонезийцы сражались с японскими оккупантами. Но, несмотря на провозглашение республики, еще пять лет продолжал индонезийский народ упорную борьбу с голландскими интервентами, сменившими японских. Много патриотов страны пало в борьбе за свободу и независимость республики. Мы возложили венок на братскую могилу героев, хорошо понимая чувства, переживаемые народом. Нам, как никому, знакома горечь потерь, и индонезийцы знают это. Я был уверен, что индонезийский народ добьется окончательной победы и навсегда избавится от интервентов, и был очень рад услышать сообщение о том, что голландские солдаты вынуждены были покинуть территорию Западного Ириана.

Интерес, который проявляет народ Индонезии да и других стран к достижениям Советской России, очень велик. На встречах со студентами и преподавателями, с рабочими и крестьянами мы везде слышали одни и те же просьбы:

— Расскажите нам побольше о ваших успехах в области освоения космоса, о советской науке, о ваших атомных электростанциях...

Этот интерес понятен. Народам многих стран, особенно тем, кто недавно сбросили ярмо колониализма, твердили о том, что чудеса техники могут рождаться лишь в США, Англии, одним словом, в западных странах, и вдруг они узнают, что первая атомная электростанция построена в Советском Союзе, первый атомный ледокол — в Советском Союзе, спутник— в Советском Союзе, Лунник — тоже, первый человек в космосе — советский человек, и первая страна, строящая коммунизм,— советская страна... Люди стали задумываться все больше и больше и теперь уже хотят всё знать о советской стране, о советских людях.

И всюду мы слышали слова благодарности советскому народу за помощь, которую он оказывает странам, ставшим на путь независимости в создании национальной промышленности.

Каждая страна имеет свои особенности, каждая по-своему интересна. Когда мы летели над Бирмой, то сверху, из иллюминаторов «ИЛа», мне показалось, что в Рангуне меньше жилых домов, чем... пагод — буддийских храмов. Недаром Бирму называют Страной тысячи пагод.

Бирманский Союз, как стало называться в 1945 году это молодое и в то же время древнее государство, в прошлом так же, как и Индонезия, находился под гнетом колонизаторов и богатства страны подвергались жесточайшему ограблению. Бирманский народ вел непримиримую борьбу с английскими колонизаторами и не сложил оружия до тех пор, пока не завоевал полного освобождения. История страны уходит в глубь веков: когда-то Бирма была одним из сильнейших государств Восточной Азии, с высоко развитой культурой.

Бирманцы сохранили и по сей день и древние обычаи, и национальные костюмы, музыку, танцы, и религиозные традиции

МС далеких времен. В Бирме, например, считается проявлением хорошего тона, когда мужчина уходит время от времени в монахи. «Служба» монашья там не тяжела, потому что монахи, в общем-то, не работают. По утрам они ходят от дома к дому, собирая подаяние, в полдень обедают и все остальное время предаются размышлениям о жизни Будды. Нам рассказали, что в стране постоянно насчитывается более двухсот тысяч монахов.

В центре Рангуна стоит самая большая в мире пагода Шве-догон — Золотая Пагода. Входить туда можно только босиком. Экскурсии, которых бывает в пагоде множество, приносят немалый доход монахам. В пагоду мы пришли рано утром, но ящик для денег уже был заполнен до половины.

Но нужно отдать должное служителям культа. В тяжелые дни борьбы за национальную независимость страны рядовые монахи вместе с народом храбро сражались против английских колонизаторов. В Рангуне мне показали памятник, воздвигнутый национальному герою, буддийскому монаху У Вис-сару, погибшему в застенках колониальной тюрьмы. Трудолюбивый, талантливый народ Бирмы гостеприимно, по-дружески встретил нас, проявляя живой интерес ко всему, что касается нашей страны и жизни советского народа.

В Демократической Республике Вьетнам мы сразу почувствовали иной ритм жизни. И хотя народ Вьетнама живет пока еще скромно, Хо Ши Мин сказал мне, что народ демократического Вьетнама далеко шагнул по пути прогресса и далеко позади нищета, бедность и прежняя экономическая отсталость бывшей французской колонии.

Президент Хо Ши Мин — очень приятный, мудрый и внимательный человек. Дав нам возможность отдохнуть денек, он повез нас в увлекательную прогулку по заливу Ха Лонг. Залив Ха Лонг — Залив Спящего Дракона. В нем более трех тысяч островов разных размеров и форм.

Кажется: действительно уснул под водой огромный дракон и только его каменные плавники, в виде различных рыб, дельфинов, остались на поверхности моря. Над бухтой стоял легкий туман. То тут, то там по тусклой глади воды скользили рыбацкие лодки, и их огромные косые паруса издали казались крыльями больших бабочек, упавших от усталости в море. В тот день температура была +16°. Здесь это считалось самым холодным временем года.

21
{"b":"238013","o":1}