ЛитМир - Электронная Библиотека

Ого, - мысленно присвистнула я. Сатурн сошёл с орбиты и движется с бешеной скоростью к Земле?

-Я понимаю, - промямлила я, просто что бы что-то промямлить. Ольга Вячеславовна засмеялась. Смех у неё был искренний, но немного злорадный — или мне это показалось?

-Уверена, что не понимаешь, - покачала она головой с безупречной укладкой. - Впрочем, всему своё время...Значит, ты теперь помогаешь Алине в клубе?

-Временно, - кивнула я. - Я не буду работать там постоянно. Только пока отец не вернётся в клуб, чтобы возглавить своё дело.

-Похвальная привязанность дочери, - кивнула Ольга. - Я так понимаю, у тебя нет планов остаться в нашем городе.

Я замялась с ответом и она это заметила.

-Всё ясно, не объясняй, - улыбнулась она, кивнув в сторону коридора. - Кажется, у тебя появился внимательный поклонник.

-Ольга Вячеславовна, без обид, но вы последний человек, с которым я могла бы обсуждать свою личную жизнь.

-Знаешь, Мариночка, я никогда не желала тебе зла. И если чем то обидела тебя вчера, так это лишь из желания защитить свою семью, особенно свою дочь. Кирилл Мангушев слишком важная фигура, чтобы не принимать его в расчёт.

-Я никогда бы не стала вредить своей сестре.

Ольга Вячеславовна царственно кивнула.

-Очень на это надеюсь. Но ты должна понять и мои опасения.

-Я понимаю, - согласилась я. - Только не могу понять, что изменилось за один вечер?

-О, -мать Алины многозначительно улыбнулась. - Видишь ли, когда мужчины играют в свои мужские игры, они иногда забывают рассказать об этом своим жёнам. Виктор объяснил мне...что я была не права.

Мне прям даже стало интересно, в какой части вчерашних высказываний Ольга Вячеславовна почувствовала себя неправой.  Но я неплохо знала мать Алины — и знала, что она вряд ли станет рассказывать мне об этом. И даже не потому, что это ей не выгодно — просто у матери Алины была такая привычка — не делать лишних движений, если они необязательны.

Тем удивительней был её приезд к нам домой.

Час, отведённый Алиной нам для разговора, тянулся медленно, хотя мы обе и делали вид, что заняты чаем и сладостями. Как бы я не злилась сегодня на Кирилла, но именно его пирожные помогли мне вынести долгое общение с женой отца.

Мать Алины говорила не много, но вся её речь сводилась как бы к двум главным пунктам: во -первых, она извинялась за свою вчерашнюю вспышку гнева, и во — вторых, оказывается, она очень не против, чтобы я встречалась с Мангушевым.

Последнее как -то тоже не укладывалась у меня в голове: только вчера она рвала и меняла, будто я самолично отобрала у отца бизнес, а у его дочери — все деньги с банковской карточки, а сегодня чуть ли не насильно заставляет меня помириться с Кириллом.

-Ясно же, что вы поссорились, -вещала Ольга Вячеславовна, долив себе чаю из заварочного чайника. -Иначе откуда тогда охрана на площадке.

-Это всё всего лишь недоразумение.

-Очень на это надеюсь, - кивнула мать Алины. - Пойми, Марина, я знаю, что ты добрая послушная девочка...я боюсь, что ты очень буквально приняла мои вчерашние высказывания. С таким настроем ты вполне можешь наломать дров — это в твоём характере, я знаю: обидишься, порвёшь отношения с Кириллом, а потом сама будешь страдать.  И всё из -за парочки моих неосторожных слов! Я вовсе не хочу быть причиной твоего несчастий.

Ого, -мысленно  присвистнула я. - Вот это самомнение. Интересно, ей в будни корона не жмёт?

-Всё нормально, Ольга Вячеславовна, -замотала я головой, пытаясь оставаться серьёзной. - Вы тут не причём.

-Не успокаивай меня.

-Да нет, я говорю правду. Кирилл... сам по себе сложный человек.

Мать Алины на минуту замолчала, будто переваривая информацию. Выдав удивлённое «о», она кивнула.

-Разумеется, он сложный человек. Иные успеха не добиваются. -Она артистично махнула ладонью. - Вот поэтому ты должна быть более терпимей к своему мужчине. Не раздражать его, идти на уступки.

Обалдеть можно: Алинкина мать учит меня, как вести себя с мужчинами. Нет, точно Сатурн, точно...  пока я приходила в себя от нашей беседы, Ольга Вячеславовна продолжила петь соловьём о женской доле, женской хитрости и мудрости. Когда приехала Алина, я готова была её расцеловать.

Сестра понимающе усмехнулась.

-Извини, - прошептала она. - Мать было не остановить.

Вторая половина дня прошла относительно спокойной: я перемыла посуду, убралась, посмотрела «По семейным обстоятельствам»,  сделала салат оливье и замариновала курицу. Не то, чтобы я приняла во внимание уроки Ольги Вячеславовны. Просто Кирилл наверняка завалится ко мне домой голодный- и хотя в округе было много ресторанов, а вёл он себя сегодня просто по свински — всё это не имело никакого отношения к простому человеческому участию. Именно такими словами я себя убеждала, натирая курицу чесноком.

В половине двенадцатого ночи в квартиру заявился вышеупомянутый субъект: злой, усталый и под шафе.

-Ты голодный? - спросила я, выйдя в коридор, пока он снимал ботинки.

-Голодный.

-Курицу будешь? С рисом.

-Буду.

Я прошла на кухню, Кирилл — за мной следом. Пока я гремела кастрюлями и тарелками, он, устроившись на табуретке у окна, внимательно наблюдал за мной.

-У тебя были гости?

-А то ты не знаешь.

-Знаю, но это хороший способ начать беседу, - пожал плечами Кирилл.

Поставив всё разогреваться, я облокотилась на столешницу разделочного стола

-Приезжала Алина с матерью.

-Немного необычно, - усмехнулся Кирилл.

-Много необычно, - поправила я.

-Что она хотела?

-Не поверишь, - пожала я плечами. - Кажется, извиниться.

-Почему, кажется?

-Потому что я большая девочка и не верю в сказки.

-Серьёзно? -с большим наигранным удивлением протянул Мангушев. - Что — то не верится.

-Прекрати, -поморщилась я. - Тебя сегодня здесь не было  –  и ты  даже не можешь  себе представить всю несуразность этого события. Мать Алины не из тех женщин, что извиняются по пустякам.

-Выходит, причина была не пустячная.

В том то и дело, подумала я про себя. Зачем приезжала Ольга Вячеславовна? Затем, что испугалась, будто из -за её слов я могу порвать отношения с Кириллом и испортить себе этим жизнь? А ей что, внезапно стало какое — то дело до моей жизни? Как то мне в это не верилось. Я решила, что пока не буду строить пустые версии, а попытаю Алинку, которая точно должна знать, что было на уме её матери, когда она собралась ко мне в гости.

Курица и рис разогрелись — положив всё на тарелку, я достала из холодильника не заправленный оливье, майонез; из хлебницы -вчерашние столовые булочки.

-Извини, черного хлеба нет, -скривилась я.-Твои амбалы не разрешили мне выйти из дому.

Кирилл кивнул.

-Всё так.

-Не хочешь объяснить?

-А должен?

-Вообще -то да, - кивнула я, сложив руки на груди.

Кирилл и ухом не повёл.

-Я так не считаю, - ответил он и принялся уплетать приготовленный мной оливье.

Разозлившись, я кинула ложку, которой мешала салат в мойку и немедленно покинула кухню.

-Марина, -тут же рявкнул раздражённый голос Кирилла. - Вернись.

-Обойдешься.

-Мне тебя притащить силой?

Я подошла к креслу и хотела бы сесть ,включить телевизор, но в последний момент передумала. Потому что испугалась.

Возвратившись на кухню, я взглянула на мужчину, которого перестала узнавать.

-Мне не нравятся наши отношения, - пробормотала я, силясь, чтобы не заплакать.

Мангушев полоснул меня взглядом.

-Ты сама во всем виновата. Надо было слушаться.

-Что плохого в том, что я  пока хочу жить отдельно?

-Это даже плохо звучит, - нахмурился Кирилл. - Я уже давал тебе время. Достаточно времени.

-Я приехала домой только пару недель назад.  Может быть, для тебя это долго, -тут Кирилл громко усмехнулся. Не обращая на него внимания, я закончила. - Но для меня — это слишком быстро. Я и так...поторопилась, когда...

30
{"b":"238029","o":1}