ЛитМир - Электронная Библиотека

— Видишь, господин, это дело впору ребенку.

Так оценивают опасность охоты на львов массаи. Я никогда не мог их понять. Первый лев, которого я видел на воле, напугал меня до полусмерти. Да и после него было немало случаев, когда я основательно трусил.

Впервые я увидел льва в стране Сомали. Мы только что закончили охоту за сернобыками30 и собирались усесться на пони, чтобы ехать домой, когда один из чернокожих боев указал нам на трех львов, спокойно прогуливавшихся по песчаной площадке на расстоянии не более ста метров от нас. До этой минуты я видел львов только в зверинцах, и на воле они мне показались величиной с доброго быка. Мы посадили на пони оруженосцев-сомалийцев, и они галопом помчались в тыл львам. Затем загонщики погнали львов прямо на нас. Совсем близко от меня раздался грозный рев. Я увидел львицу, притом увидел ее не на земле, а в воздухе. Она прыгнула на высоту моего роста и, опустившись на землю, очутилась лицом к лицу со мною. В то самое мгновение, когда я приготовился стрелять, другой лев выпрыгнул из-за ее спины, и я так перетрусил, что промахнулся. Львица была ране-

па, но не убита. Выстрел испугал, я львицу. Она кинулась в кустарник. Мы подожгли этот кустарник. Несмотря на все усилия, из трех засевших в кустарнике львов двое ушли от преследования, а львица, раненная, видимо, серьезнее, чем я предполагал, не появилась вовсе. В результате львы спаслись от меня, но я пе огорчился, так как сам спасся от львбв. Я никогда не забуду того чувства непосредственной близости смерти, которое я испытал, когда увидел львицу высоко над землей.

С тех пор я перевидал литого львов, приготовил около пятидесяти львиных чучел и досконально изучил пропорции и анатомию «царя зверей». Самое примечательное в строении льва — это его передние лапы. Я уже говорил выше, что чем ближе узнаешь слона* тем с большим -уважением относишься к его хоботу. И чем ближе знакомишься со льволт, тем почтительнее воспринимаешь его переднюю лапу, вооруженную мощными когтями. Передняя лапа льва, быть может, лучший показатель его силы. Лев может убить человека одним ударом лалы.

Приводимые ниже примеры дают только приблизительные представления о силе этого зверя. Они пе слишком точны, но дают нечто конкретное.

Существуют рассказы о том, что лев однажды протащил африканского буйвола па расстояния пятидесяти метров. А вес буйвола минимум раза в три больше веса самого льва. Мне по приходилось наблюдать проявлений такой исключительной силы, но льва, уносящего зебру, которая весит раза в два больше его самого, я видел часто. Еще я мог бы рассказать о льве, не прекращавшем борьбы, несмотря па то, что в его груди засело семь пуль. Он пал только тогда, когда восьмая пуля просверлила ему готову.

6 В сердпе Африки. RL

Мне пришлось провести некоторое время с мистером Тэрлтоном, одним из самых метких стрелков среди африканских охотников. Мы оба были больны и ждали выздоровления. Мистер Тэрлтоп как-то сказал мне, что решил больше никогда не охотиться на львов. Вкус к львиной охоте ему испортила львица, в которую он трижды без промаха выстрелил, но у которой все же хватило сил добежать до самых его ног. При исследовании убитой львицы обнаружилось, что все три пули попали приблизительно в одно и то же место и каждая из них была смертельна. И тем не менее охотник был на волосок от гибели.

Однажды и мне угрожала опасность попасться в когти льва. Произошло это отчасти в связи с моей беззаботностью, отчасти же явилось следствием львиной живучести. Львы ведь иногда «глотают пуля» без непосредственного вреда для себя.

Я однажды выстрелил в льва па очень короткой дистанции. Однако, не прошло и минуты, как он вскочил на ноги и кинулся па меня. Когда он был на расстоянии сорока метров, я выстрелил вторично, но снова попал не туда, куда следовало. Лев подходил все ближе и ближе. Ждать помощи было неоткуда, и я стоял с разряженным ружьем в руках. Во всех правилах львиной охоты, рекомендуется при непосредственной близости льва стоять не шевелясь и не трогаться с места. Но чувство ведь властно диктует совершенно обратное поведение, и я не устоял на месте. Я метнулся в сторону со всей доступной мне быстротой и, притаившись за густо разросшейся травой, стал наспех заряжать ружье: В ту самую секунду, когда я очутился за надежным своим прикрытием, лев прыгнул, но уже не нашел меня там, где рассчитывал найти.

Эта неудача так ошеломила его, что вместо того, чтобы погнаться за мной, он сам пустился наутек и скрылся в густых зарослях. Я не мешал ему спасать свою шкуру, а он зачем-то забивался все глубже в кусты. Во время этих нелепых событий мой пони куда-то исчез, приставленный же к нему бой перепугался до такой степени, что кинулся в реку. Он так и не мог объяснить, что сталось с пони — растерзал ли его лев или ему удалось убежать? Как бы там ни было, я остался без лошади и был вынужден пройти пешком около шестнадцати километров.

Лев обычно идет шагом или трусит мелкой рысцой. Даже в минуты, когда нужно торопиться, он бежит рысыо и лишь в исключительных случаях переходит на галоп.

Львы не устраивают себе постоянного логова. Они следуют за животными, которые служат им добычей. Если львы случайно попадают в местность, где есть пещеры, они поселяется в них, но живут лишь до тех пор, пока поблизости водится та или другая подходящая порода животных. Львы не остаются долго на одном месте. Живут опи и в одиночку, и вдвоем, и втроем, и вчетвером. Более многочисленные группы встречаются редко. Я повстречал одну группу, в которой было восемь львов. Хотя у меня пет оснований сомневаться в том, что львы в поисках пищи никогда не остаются долго па одном месте, но среди моих охотничьих приключений есть случаи, противоречащие этой теории.

В 1906 году я охотился па буйволов на берегах реки Фебы, в том месте, где в нее вливается небольшая речка. Как-то до пас донеслось рычание двух львов. Мы послали загонщиков вверх по течению реки. Они, как полагается, стали производить шум. Я их 6* 83

остановил. Но было поздно. И лев и львица уже приближались к холмам — он справа от пас, она слева. За холмами начиналась широкая равнина. Скоро лев скрылся за вершиной холма. Мне почему-то показалось, что он станет нас там подж едать. Поэтому я направился ползком к холму, прячась за встречавшиеся на пути прикрытия. Подобравшись к груде скал, я прилег за ними, осторожно поднял голову и увидел старого льва. Он лежал на расстояния семидесяти пяти метров от меня и пристально на меня глядел. Я стал быстро отступать, нк> в это время один из сопровождавших меня охотников поднялся во весь рост и спугнул льва. Это было очень досадно. Мы послали ему вдогонку несколько пуль, но он все-таки ушел.

Спустя три года мы с женой и с другими охотниками стояли лагерем у реки Таны. Во время перехода к берегам Фебы я сказал жене, что мне хотелось бы найти то самое место, где я три года назад охотился за огромным львом и упустил его. Мне все казалось, что он ждет меня на том же самом месте. А вдруг ему как раз в эту минуту вздумается, как и мне, посетить давно знакомые места? Мы приблизились к тому месту, где в Фебу впадает небольшая речка. Стефенсон шел к нам навстречу с другой стороны, пройдя речку вброд. Я пошутил, совершенно не думая о том, что моя шутка может оказаться действительностью:

— Фред сейчас вспугнет моих львов, он и не подозревает, что да его долю выпала сегодня роль загонщика.

Мпе самому казалось, что я немножко сошел с ума. Но, несмотря на несерьезность того, что говорилось и думалось в ту минуту, я с напряженным вниманием следил за местом, где когда-то увидал льва. Минуты две спустя Мак-Кэтчон, указывая на реку, спросил:

— Что это там?

— Эго мои львы!—ответил я, но глядя, но тут же стал серьезным.

И действительно, па холм всходили два льва, точь в точь так лее, как это было три года назад. Мы пошли за ними. Вскоре до нас донеслось их раздраженное рычание. Львы лежали на земле на расстоянии приблизительно ста двадцати пяти метров от пас н, видимо, были в очень дурном настроении. Мы бросились в траву, а они поднялись с места и стали в нас всматриваться. Я сказал жене:

14
{"b":"238033","o":1}