ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обречены воевать
Возможно, в другой жизни
Выпечка в мультиварке. Пироги, пирожки, кексы
Записки судмедэксперта
Эпоха мертворожденных. Антиутопия, ставшая реальностью. Предисловие Дмитрий Goblin Пучков
Дикий вьюнок
Зеркало Кассандры
В объятиях Снежного Короля
Ныть вредно
A
A

— И что же тебе пришло в голову, мой дорогой друг? — поинтересовалась Глазки, по своему обыкновению, сразу окатив себя водой и начиная намыливаться. В банях она всегда предпочитала сначала помыться, а уж потом сидеть до конца вечера.

— Подумалось мне, — поведал им я, — что ведь в этих местах скоро пойдут дварфские торговые караваны, а дварфы жизни себе не мыслят без бани. Эта же деревушка — первое жилье отсюда и до самых ворот крепости. Северо-Западный путь не оборудован, как следует не обжит, не мы ли мучались в пути без бань? И вот, если, выйдя из ворот разрушенной крепости и, достигнув селения этого увидят они тут баню по своему образцу, то ведь, пожалуй, никаких денег не пожалеют.

— Ах, Поздний Рассвет, мой благородный, прекрасный товарищ! — как была, голой и намыленной, Глазки бросилась ко мне и, заключив в объятия, расцеловала, всего перепачкав мыльной пеной. — Только твое доброе сердце и проницательный рассудок могли подсказать тебе, как помочь страдающей в нужде вдовице. Решено, милая Нета, мы поможем вам построить баню, доходы от которой помогут вам и вашим милым девочкам жить, после нашего ухода, в достатке. Будут при этой бане комнаты, как при трактире, чтобы путешественники могли ночевать в пути и тем приносить заведению дополнительный доход. А уж о банных обычаях дварфов, никто лучше моего друга не знает.

Что бы скрыть смущение, я начал смывать мыло, в котором весь оказался. Я-то, по простоте душевной, думал было основать баню, чтобы я и спутники мои жили здесь, поблизости от дварфских земель на неплохие доходы, полученные, видят Боги, самым честным путем. Нету, я решил взять главной распорядительницей заведения и платить ей хорошие деньги, дабы нам не пришлось перетруждаться. Однако же, видя с какими просветлевшими лицами смотрят на меня спутники мои, как восхищенно уставились на меня милые вдовицыны дочурки, слушая как, перемежая слова со слезами, кротко благодарит меня эта гостеприимная женщина, я сказал, что построить баню — вполне в наших силах, трата для нас это незначительная, творить же добрые дела — обязанность каждого истинного мага.

— Ах, добрый мой добрый господин, — утирая слезы пробормотала вдовица, — смогу ли я, хоть в десятой части отблагодарить вас когда-нибудь за такую обо мне заботу? Знайте же, что еще прадед мой содержал здесь трактир, но после землетрясения дела его пришли в ужасный упадок, потому что не было больше путников желавших посетить наши места.

— Значит вам самими Богами велено возродить семейное дело, — заметил на это я. — Что же касается благодарности, то законы магической гильдии запрещают мне творить добро из корысти. Быть может, я вскорости и обращусь к вам кое с какой просьбой, но решая, уступить мне или нет, вы не должны думать о бане. Ее мы, коли решили, построим вам непременно.

Тут Глазки легонько пнула меня под столом.

— Поздний Рассвет, пока что на твоем счету пять одержанных побед. Ну и хватит, отдохни немного, — сказала она, решив, что девственные дочки вдовицы слишком уж привлекли мое внимание.

— Ты не права, мой добрый товарищ, — потирая свою зашибленную левую ногу ответствовал я. — Речь идет о ритуале вызывания.

— Но зачем? — изумилась Быстрые Глазки, а вместе с ней и остальные мои спутники.

55

— Ах, добрая моя Денра, милая моему сердцу Трина и ты Гарл, хоть и вредный мальчишка, а, все же, верный товарищ! — сказал я то, что давно уже накипело в сердце моем. — Быть может, год назад, я в превеликом изумлении, совсем как наша любезная Нета, смотрел бы на человека в чьих руках светится жезл, но сегодня, когда руки эти — мои собственные, испытываю я от того лишь великую обиду, ибо от свечения моего толку большого не вижу. Как бы не проклинала ты, Денра, горное дело, а ты в нем уже полноправный товарищ, а кто я? Магический подмастерье и больше никто! Так что же мне, запереться в келью и уйти от мира, чтобы на самом закате дней своих стать полноправным товарищем избранной мною гильдии? Нет, я лучше воспользуюсь ритуалом!

— Ах, любезный мне Поздний Рассвет, — ласково ответила на это Быстрые Глазки. — Смятение твое мне вполне понятно, но не ты ли, после последнего ритуала, говорил, что никогда не обратишься больше к Инкубу. Что толку от зловредного духа, который поносит тебя и оскорбляет, да, к тому же, раз от разу набирает все больше силы?

— То-то и оно, Денра, — в опасной близости от нашего Королевства мы порешили не называть друг друга пиратскими именами, поэтому я обращался к спутнице только так. — Дело не в ритуале — в вызывающем, а астрал переполнен высшими существами. И не только, кстати, астрал! Что толку мне в мерзком Инкубе, если я могу вызвать иное существо? Этот-то опыт и хочу я предпринять.

— Друг мой, друг мой, — покачала головой девица. — Боль и обида переполняют твое сердце, а, значит, я не вправе отговаривать тебя. Быть по сему, если наша добрая Нета согласится тебе помочь, я, со своей стороны, пообещаю всяческое содействие.

— Ах, право, я и рада помочь, если бы только понимала, о чем идет речь, — призналась кроткая вдовица. — Не объясните ли, что это за ритуал и о каких высших существах здесь говорится?

Коль скоро Глазки смутилась, я взял нить разговора в свои руки.

— Любезная Нета, большим количеством лично проведенных опытов выяснил я, что, если есть предо мною распаленная в страсти женщина, могу я вызвать некое высшее существо, что не от мира сего. Только не пугайтесь, ибо к покойникам и некромантии это отношения ни коего не имеет. Так могу я получить ответы на вопросы, на которые, обычным человеческим разумением, ответить никто не в силах. И вот, если бы вы согласились принять со мною участие в этом опыте, я попытался бы получить ответ на волнующий меня чрезвычайно вопрос.

— А что значит, распаленная в страсти? — тут же спросила одна из вдовицыных дочерей.

— Ах, Мона, не лезь в разговоры взрослых, тебе итак сегодня позволено многое! — сердито потребовала Нета и вновь обратилась ко мне. — Добрый мой сударь, поле мое не пахано не сеяно года уже три, если вы понимаете, о чем я веду речь. Посещают меня изредка и сны, которыми, видят Боги, с дочками не поделишься. А все же, насчет распаленности, я в себе уверенности большой не чувствую.

— Тут ваше дело, согласиться или нет, — ответствовал я. — Потому и сказано, что баня, которую мы хотим построить, не имеет к этому делу никакого отношения — согласие ваше покупать было бы для вас унизительно. Любой другой особе я предложил бы разжигающей похоть травы, но многие на то соглашаются, не зная, что это влечет, а я бы не хотел нанести вам обиды.

— Если ни дочек и никого при нас не будет, — с залившимся алой краской лицом кротко сказала вдовица, — мы можем попробовать. Для меня и жезл-то ваш — чудо, хоть вы так пренебрежительно о нем отзываетесь, что уж говорить о настоящем магическом ритуале.

— Нам никто не нужен, — объяснил ей я. — Число присутствующих, помимо дамы, должно быть нечетным и один — вполне подойдет.

На лице Крикуна я заметил явное разочарование, но его сестра тут же поднялась на ноги.

— Крикун, Трина, девицы, пойдемте, не будем мешать! — приказала она.

— А что тут будет, все-таки, происходить? — спросила одна из одинаковых с лица сестер.

— Магия — наука сложная и объяснениям иногда неподвластная, — туманно сказала Быстрые Глазки. — Собирайтесь сию же минуту.

— А нельзя ли нам загасить все лампы? — кротко обратилась ко мне вдовица, когда в бане мы остались совершенно одни.

— Очень даже можно, если вы собираетесь снять фартук, милая Нета, — согласился я и после того, как в наступившей темноте она выполнила это предложил. — Если вам трудно будет найти стол, чтобы улечься на него, я посвечу вам моим жезлом.

— Ах, право слово, я, и впрямь, смущена, — пролепетала вдовица. — Вот я уже на столе, только, прошу вас… Ах!

Я, все-таки, засветил жезл, ибо боялся в темноте на что-нибудь наткнуться.

— Не стесняйтесь, милая Нета, — попросил я. — Греха на вас нет, ибо делается все моей волей, вы же — безгрешны.

37
{"b":"238034","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Неправильная
30 минут до окончания хаоса, или как не утонуть в океане уборки
Последняя из рода Тюдор
Копиист
Орудия смерти. Город костей
Убийства по фэншуй
Марафон: 21 день без сахара
Взаперти
Послание в бутылке