ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

11 ноября 1956 года на одном из митингов ХСС Штраус выступил с провокационным заявлением: «Мы живем в век техники, когда объединенных сил наших союзников вполне достаточно для того, чтобы стереть с карты Советский Союз».

Ложь об угрозе агрессии со стороны Советского Союза используется западногерманскими милитаристами как основа для другой лжи — о якобы оборонительных мерах Запада. Создана целая пропагандистская доктрина Запада. Ссылками на «необходимость спасти Запад от агрессии с Востока», спасти Европу и «свободный мир» германские милитаристы маскируют свои стратегические планы захвата Европы.

С другой стороны, западногерманские пропагандисты войны стараются усыпить бдительность западногерманского населения и международной общественности, чтобы беспрепятственно продолжать свой агрессивный курс. К подобным методам прибегали нацисты, когда они после оккупации Австрии официально заявили, что отныне их территориальные притязания удовлетворены. Однако в действительности- спустя некоторое время гитлеровская армия напала на Чехословакию.

Выступая за оснащение бундесвера ядерным оружием, боннское правительство с самого начала вело двойную игру в этом вопросе. Ведущие политики Бонна неоднократно пытались ввести западногерманскую общественность и народы MHipa в заблуждение относительно оснащения бундесвера ядерным оружием. Штраус сознательно пошел на обман общественности, когда 8 апреля 1957 года заявил: «Проблема вооружения в настоящее время, разумеется, не будет решена. Этот вопрос пока еще не получил политического и технического решения... Сегодня он не актуален».

Месяц спустя боннское правительство заявило о своем «принципиально отрицательном отношении к вопросу о ядерном вооружении».

•В связи с Нотой Советского правительства от 27 апреля 1957 года, в которой содержалось предупреждение о возможных опасных последствиях ядерного вооружения Западной Германии, тогдашний министр иностранных дел Брентано лживо заявил: «Нота исходит из предпосылки, будто федеральное правительство намерено осуществить ядерное вооружение бундесвера. На этом построена вся нота. Однако подобное утверждение не имеет под собой никаких оснований».

Сегодня мир знает, что упомянутая советская Нота правильно оценивала развитие событий в Западной Германии и предвидела возможность принятия бундестагом решения о вооружении бундесвера ракетно-ядерным оружием.

Боннское правительство скрывает свои истинные намерения в таких вопросах, как совместные франко-западногерманские ядерные испытания в Сахаре, создание военных баз бундесвера во Франции или обучение западногерманских войск методам ведения психологической войны.

В вопросе о ядерном вооружении бундесвера боннское правительство снова и снова прибегает ко лжи. С некоторых пор ведущие западногерманские политики заговорили о том, будто ядерное оружие вовсе не так уж опасно. Сегодня этот прием стал основной пропагандистской уловкой. Толчком к этому очередному трюку послужило высказывание Аденауэра на одной из пресс-конференций, где он заявил, что «тактическое ядерное оружие является, собственно, не чем иным, как дальнейшим развитием артиллерии».

В западногерманской пропаганде войны нет-нет да и всплывает на поверхность версия о том, что, вооружая бундесвер, боннское правительство лишь выполняет свои обязательства перед партнерами по НАТО. Еще в октябре —ноябре 1957 года совет обороны ФРГ под давлением общественности сделал следующее заявление: «Если в Париже (имеется в виду декабрьская сессия НАТО. — Г. 3.) будет принято соответствующее решение, то Бонн едва ли серьезно сможет противодействовать ему». Лживым лозунгом «Если другие хотят этого, то мы не можем поступить иначе!» Бонн пытается замаскировать истинные цели западногерманских милитаристов.

Получается следующая картина: с одной стороны, западногерманские пропагандисты войны .внушают населению мысль, будто участие Западной Германии в НАТО «жизненно .необходимо» для спасения «свободного мира». С другой стороны, они заявляют, что Западная Германия должна будет выйти из НАТО, если западногерманское население вздумает противодействовать и сорвет ядерное вооружение. Эту «угрозу» Аденауэр во время дебатов в бундестаге по вопросу о ядерном вооружении в марте 1958 года выразил следующим образом: «Речь идет о принятии на .вооружение ракет, а также о ядерном вооружении в рамках НАТО... Если стратегическое планирование НАТО потребует, чтобы и мы приняли участие в дальнейшем развитии военной техники, а мы откажемся, это будет равносильно выходу из НАТО».

Участие Западной Германии в НАТО, возможно, и представляется жизненно важным для германского милитаризма, однако не обеспечивает безопасности населению Западной Германии. Так становится очевидной лживость и этого тезиса западногерманских пропагандистов войны.

На вооружение западногерманских пропагандистов войны приняты все разновидности реваншизма и шовинизма, широко пропагандируемые в прессе, по радио, телевидению,.а также на сборищах солдатских «союзов» и «землячеств». Одним из проявлений реваншизма является указание боннского министра путей сообщения Зеебома своим подчиненным, относящееся к декабрю 1953 года: «...оформить залы ожидания на вокзалах с максимальным учетом традиций и особенностей восточногерманских областей и дать им такие названия, как, натри мер, «Силезская хижина», или нечто в этом роде. Помимо этого необходимо .вывесить привлекательные фотографии восточногерманских городов. На автострадах вблизи зональной границы установить дорожные знаки с указанием расстояния до восточногерманских городов Данцига, Кенигсберга, Б|реслау, Глейвица, как это было .раньше».

Подобные указания реваншистского толка вместе с возрожденным фашистским лозунгом «великая Германия» предназначены для обмана большей части западногерманского населения, которое реваншисты толкают на путь завоевания названных городов.

В арсенал западногерманской пропаганды войны входит и воспевание так называемого германского солдатского «духа» и оправдание преступлений германского милитаризма. Оправдывая военные приготовления Бонна, западногерманские пропагандисты войны прибегают к самой беззастенчивой лжи. Они утверждают, что в 1941 году Советский Союз подготовил для нападения на Германию 190 дивизий. И фашистский вермахт был якобы вынужден начать превентивную войну. Цель этой лжи очевидна. Ее авторы хотели бы прежде всего снять с генерального штаба гитлеровской армии ответственность за развязывание агрессивной войны щротив Советского Союза и переложить всю вину за совершенные фашистской Германией преступления и ее поражение на одного Гитлера, который, мол, действовал единолично, не считаясь с волей военных. Наконец, западногерманские пропагандисты пытаются оживить идеи антикоммунизма разговорами о «перманентной опасности с Востока», которые Аденауэр использует как повод для военных приготовлений. Усиленно распространяется мысль о фатальной неизбежности войны. Западногерманские реваншисты, прибегая ко лжи в различных вариантах, пытаются убедить западногерманское население в том, что оно не способно предотвратить войну. Одним из таких вариантов является заявление Аденауэра, относящееся к марту 1958 года: «Западная Германия будет втянута в мировую катастрофу независимо от того, вооружится она или нет». И что за дело престарелому канцлеру до того, что Европа может и не быть втянутой в войну, если Западная Германия будет разоружена и перестанет быть плацдармом НАТО? Ибо главную опасность для мира в Европе представляет Западная Германия.

Большие усилия прилагает западногерманская пропаганда для того, чтобы дискредитировать идею разоружения. Газета «Франкфуртер альгемейне цейтунг» в номере от 7 сентября 1959 года оспаривала возможность упразднения обычных вооружений, утверждая, что «в международной дипломатии есть травило, смысл которого сводится к тому, что разоружение .в порядке планомерного сокращения сухопутных сил, военно-морского флота и авиации вообще не может быть достигнуто». Это пример того, как в Бонне отвергают возможность всякого разоружения.

47
{"b":"238037","o":1}