ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бонн все время старается представить предложения социалистических стран по разоружению как своеобразные пропагандистские лозунги. Так боннские заправилы пытаются уменьшить их влияние на народные массы. Разве можно серьезно утверждать, что советские предложения ликвидировать ,все военные базы на чужих территориях, прекратить гонку вооружений и запретить пропаганду войны являются пропагандистскими лозунгами? Советские предложения о всеобщем и полном разоружении— это конкретные предложения, принятие которых обеспечило бы мир и международную безопасность во всем мире.

Смехотворно утверждение боннского правительства, что всеобщее разоружение неосуществимо, ибо, как предполагают в Бонне, к нему присоединятся далеко не все государства.

Наиболее распространенным лозунгом западногерманской пропаганды является лозунг «о равновесии страха и равновесии вооружений». При этом западно-германская пропаганда исходит из того, что мир может быть обеспечен лишь в том случае, если военная мощь империалистического и социалистического лагерей будет примерно равной.

Те, кто говорит подобным языком, беспокоятся не о мире. Их интересует, как выбраться из военного тупика, в который они зашли, несмотря на лихорадочную гонку вооружений. Они с нетерпением ждут момента, когда НАТО будет располагать самыми мощными видами ракетно-ядерного вооружения, добьется общего военного превосходства, используя которое сможет изменить соотношение сил на мировой арене в свою пользу.

Однако противникам {разоружения из Бонна не удается добиться военного превосходства над социалистическим лагерем. Выступая 14 .ноября 1959 года на приеме советских журналистов в Кремле, Н. С. Хрущев сказал: «Если говорить о наших экономических возможностях, об оборонной мощи Советского государства, то надо сказать, что в этом году у нас был самый короткий военный парад, хотя к этому толу Советская Армия накопила самую непреодолимую силу»57.

Наряду с теорией «равновесия» в Западной Германии пропагандируется и другая «теория», также направленная против разоружения. Суть ее сводится к следующему: для осуществления всеобщего и полного разоружения вначале необходимо изменить душевный склад человека.

Пропаганда войны в боннском государстве ничем не отличается от военной пропаганды, которую проводила фашистская Германия, она только замаскирована «миролюбивой» христианско-демократической фразеологией. Фашистская терминология отжила свое, и вновь пришедшие и власти западногерманские милитаристы и империалисты отказались от нее, ибо в противном случае они натолкнулись бы на сопротивление не только населения Западной Германии, но и всех народов мира.

В качестве эрзаца обанкротившейся идеологии фашизма в Западной Германии .взята на вооружение идеология политического клерикализма. Империалистические и милитаристские круги с ее помощью .надеются влиять на народные массы. При этом они спекулируют «а религиозных чувствах населения Западной Германии. Западногерманские пропагандисты войны пытаются «оправдать» ядерное вооружение и, натравив «христианский Запад» «а «безбожный Восток», добиться осуществления агрессивных целей западногерманского милитаризма.

Эти господа выдают «вынужденно сложившееся равновесие ядеряых сил» за благоденствия для человечества. Не кто другой, как епископ Дибелиус, в 1954 году на международной'конференции служителей церкви в США заявил: «С позиций учения Христа применение ядерной бомбы не является большим злом, ибо все мы стремимся к вечной жизни. И если одна ядерная бомба умертвит сразу миллион людей, то тем скорее они обретут рай вечной жизни».

Итак, ядерная война любой ценой, пусть даже ценой жизни миллионов людей. Таковы идеологи ядерной войны — приспешники Аденауэра, одетые в черную мантию служителей церкви. Более бесстыдно и откровенно, чем они, пожалуй, никто не пропагандирует планов ядерной войны, вынашиваемых германскими милитаристами.

Идеологией этих господ — идеологией политического клерикализма —западногерманские пропагандисты войны пользуются в первую очередь. Но, как известно, пропаганда войны является лишь одной из ферм психологической войны.

Западногерманская пропаганда войныполитическая и идеологическая основа психологической войны, проводимой Бойном. Она представляет собой сгусток агрессивных взглядов современного западногерманского милитаризма на подготовку и ведение войны.

ЧТО КРОЕТСЯ ЗА ЦЕНТРАЛИЗАЦИЕЙ

ТАК НАЗЫВАЕМОЙ «ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ОБОРОНЫ»

В начале августа 1958 года бывший военный министр ФРГ Штраус подал сигнал к усилению психологической войны. В своем интервью, данном центральному органу ХДС — газете «Политиш-социале корреспон-денц», он потребовал, «чтобы правительство создало эффективный орган, который бы... руководил проведением главных мероприятий».

Высказывание Штрауса отнюдь не является выражением лишь его личного мнения. Его заявление было буквально подхвачено боннским пропагандистским аппаратом и разрекламировано.

В июле 1958 года в ГДР состоялся V съезд Социалистической единой партии Германии, указавший миллионам трудящихся Германии ясный путь к упрочению мира и созданию единой миролюбивой и демократической Германии.

Правящие круги Бонна поняли, что успехи, достигнутые ГДР в строительстве социализма, вызывают интерес западногерманского населения и оказывают на него все большее влияние. Боннские заправилы боятся, что население Западной Германии поймет политику ГДР, направленную на подъем жизненного уровня населения во всех областях и объединение Германии на мирной и демократической основе. Одновременно их пугает, что жители Западной Германии убедятся в том, что ими управляют люди, проводящие политику вооружения, мечтающие о захвате Германской Демократической Республики и установлении «нового порядка» в Европе по фашистскому образцу. Боннские заправилы боятся, что завершение строительства социализма в ГДР и ее миролюбивая внешняя политика, направленная на воссоединение Германии мирным путем, будут еще больше, чем до сих пор, побуждать население Западной Германии к борьбе против агрессивной политики аденаузровского режима.

После V съезда СЕГ1Г, принявшего документы, обеспечивающие строительство социализма в Германской Демократической Республике, боннские правительственные круги усилили подрывную деятельность в Германской Демократической Республике с целью уменьшения ее политического и морального влияния на Западную Германию. Они создали «эффективный орган» для руководства психологической войной. Создание такого органа было предусмотрено давно.

Бонн лживыми лозунгами, нагнетая атмосферу травли, попытался подлить масла в огонь «холодной войны» и как-то «оправдать» усиление психологической войны, за которое ратовал Штраус. Гамбургская газета «Ди вельт» поместила на своих страницах лживое сообщение о будто бы имевшем место «нарушении границы в Баварии чехословацким военным патрулем, углубившимся на немецкую территорию и учинившим допрос немецким жителям». А двумя днями позже западногерманская пресса пустила очередную «утку»: «Варварское нападение народной полиции на жилой район Западного Берлина Штейнштюкен! Беженец уведен под угрозой оружия! 800 полицейских с карабинами надругались над беззащитным жителем Западного Берлина! Коммунисты украли человека!»

Эта клеветническая кампания очень напоминает геб-бельсовский т]рюк о «нападении польских солдат на радиостанцию в Глейвице», что послужило поводом для нападения гитлеровской армии на Польшу в 1939 году.

Однако в отличие от геббельсовских «уток» выдумки боннских политиканов успеха не имели. 12 августа западноберлинская «Курир» писала, что «Вашингтон отклонил предложение заявить протест в интересах Бонна». США не согласились подтвердить боннскую выдумку о «происшествии в Штейнштюкене» и о «нарушении границы со стороны Чехословакии». 20 августа «Абенд-пост», выходящая во Франкфурте-на-Майне, затрубила отбой: «Чехи не нарушали границы... Выяснилось, что указанный район принадлежит собственно Чехословакии».'Не подтвердилась и .выдумка о «нападении 800 народных полицейских в районе Штейнштюкена». Вот в таком неприглядном положении оказались боннские пропагандисты психологической войны с их «эффективным органом».

48
{"b":"238037","o":1}