ЛитМир - Электронная Библиотека

7

Л. Л. Васильев

97

касается именно этого вопроса: возможна ли телепатия, существует ли «мозговое радио»? При этом вопрошающие нередко приводят «замечательные случаи» из своей собственной жизни или из жизни родных и знакомых, излагая их иногда с явным налетом религиозных или оккультных представлений.

Мы считаем поэтому нужным посвятить следующую главу рассмотрению современного решения наукой вопроса о мысленном внушении и связанных с ним суеверных представлениях.

Таинственные явления человеческой психики - _26.jpg

С

Таинственные явления человеческой психики - _27.jpg

гг

е

Особенности протекания идеомоторных актов (отклонение тела назад при стойке на пневтнат-ической платформе) у разных испытуемых (из опытов Л. Васильева и Г. Белицкого). Прямые линии обозначают период, в течение которого повторялась инструкция.

СУЩЕСТВУЕТ ЛИ «МОЗГОВОЕ РАДИО»?

Вера в существование этого явления чрезвычайно распространена. В произведениях художественной литературы, биографиях выдающихся людей, исторических мемуарах, журнальных статьях и газетных заметках чуть ли не всех времен и народов рассеяны описания разнообразных случаев из повседневной жизни, обозначаемых словами «телепатия», «непосредственная передача мысли», «мысленное внушение», «мозговое радио» и т. п. В общем виде эти случаи могут быть выражены таким образом: если некто А в данный момент умирает или подвергается смертельной опасности или же с. ним происходит какое-нибудь важное, волнующее событие, то нередко другое лицо (назовем его В), связанное с первым узами родства, любви или дружбы и находящееся далеко от первого, в это же самое время переживает психическое состояние, которое так или иначе отражает событие, происходящее с лицом А.

Описания таких случаев очень часто облекаются в мистическую форму и толкуются как таинственное «уведомление» или «предуведомление» о том, что «душа» близкого человека готовится перейти «в лучший мир». Не удивительно поэтому, что телепатия долгое время считалась предметом не знания, не науки, а веры. Только во второй половине XIX в. этим вопросом начинают интересоваться люди науки, да и то очень немногие. Поворотным пунктом можно считать 1876 г., когда известный английский физик Баррет, ученик Фарадея и Тиндаля, выступил на заседании Британской ассоциации ученых с докладом о «непосредственной передаче мысли». Вслед за этим были начаты систематические исследования случаев так называемой спонтанной (самовозникающей) телепатии, наблюдаемой в повседневной жизни. Для этого в Лондоне в 1882 г. было основано (существующее и в настоящее время) Общество психических исследовании. Каждый случай спонтанной телепатии изучается членами этого Общества весьма тщательно, с обязательной регистрацией письменных документов и опросом свидетелей, и только подтвержденные таким образом случаи принимаются во внимание. Такие же общества затем были открыты и во многих других странах Европы, в Америке и Азии. В 1920 г. был образован Международный комитет психических исследований, организовавший несколько конгрессов, на которых обсуждались многочисленные доклады, посвященные изучению таинственных явлений человеческой психики, и прежде всего телепатии.

В капиталистических странах не угасающий, а скорее даже возрастающий с течением времени интерес к телепатическим явлениям подогревается распространенными там религиозными верованиями. Надо, однако, признать, что и у нас он очень силен. У нае он в какой-то мере поддерживается произведениями художественной литературы — и не только классической, но и современной, советской. Можно было бы указать немало страниц, на которых с большой впечатляющей силой рассказывается о событиях явно телепатического характера. Например, в очерке «Две матери», помещенном в журнале «Огонек» (№ 7 за 1941 г.), передается бесхитростный рассказ О. О. Островской о пережитом ею «предчувствии» смерти своего сына — известного советского писателя Николая Островского. Этот рассказ очень типичен для случаев, называемых спонтанной телепатией; мы приведем его поэтому полностью:

«Я простая крестьянка, не обижайтесь, коли я вам свой сон расскажу. Сплю я у себя дома в Сочи и вижу сон: летят над морем самолеты, много самолетов, и шумят, шумят, ушам больно. Понимаю я, что война это началась. Выбегаю из дому, вижу: стоит мой Коля, совсем здоровый, шинель на нем, шлем и винтовка в

руке. А кругом него окопы, ямы, и колючей проволокой кругом обвито. Я хочу Колю спросить о войне, да понимаю: он на часах стоит, значит, спрашивать нельзя. Хочу в дом вернуться — ямы все шире, колючая проволока за ноги цепляет, не пускает. Хочу крикнуть — не могу.

Тут я проснулась и думаю: сон нехороший, верно, с Колей в Москве что приключилось. Думаю: пойду за билетами, поеду к Коле в Москву. Собираюсь идти за билетом, а тут вдруг мне письмо от Коли подают. Пишет, что ему лучше, что скоро он вернется и весной мы будем вместе жить. Читаю, а тоска меня не отпускает. Уговариваю себя: ну куда ты, старая, поедешь, зачем тебе ехать, раз Коля пишет, что все хорошо? И не пошла за билетом.

А вечером улеглась я спать (часов одиннадцать уже было), слышу, стучатся:

— Ольга Осиповна, вы спите?

— Сплю,— говорю, а сама по голосу узнаю одного знакомого из горкома.

— Вставайте,— говорит он,— Коле хуже сделалось, мы вас хотим в Москву отправить.

Тут у меня сердце к коленкам подкатилось, лежу и только говорю ему, что вечерний поезд уже ушел, а следующего до завтра надо дожидаться.

— Ничего, мы вас на дрезине отправим,— говорит этот человек.

А я знаю, что это трясучка такая, и наотрез отказываюсь. Тогда он подошел поближе к двери да как скажет:

— Коля умер, нет больше Коли! — и заплакал...»

Описаны сотни подобных случаев 78. Для сравнения

приведу еще один, заимствованный из документов уже упомянутого лондонского Общества: «В день своей смерти мой отец, как обыкновенно, вышел из дому, в половине третьего прогуляться в саду и в полях. Не прошло и 7 или 8 минут, как я, разговаривая с женой и сестрой, вдруг почувствовал сильное желание идти к отцу. (Разговор шел о предполагавшемся нами после обеда помещении соседа, и мы вовсе не уйоми* нали об отце.) Убеждение, что я должен пойти к нему, сделалось непреодолимым. Я настаивал, чтобы все в доме пошли искать отца. Мне возражали, что моя тревога совершенно неразумна. Однако поиски начались, и отец действительно был найден мертвым» 79.

Как относиться к рассказам такого рода? Прежде всего надо решительно подчеркнуть, что они отнюдь не обязательно связаны со смертью или с какими-либо сильными психическими переживаниями близких людей. Описаны случаи якобы телепатической передачи самых банальных, совсем не трагических мелочей повседневной жизни. Вот пример, взятый из коллекции того же лондонского Общества (случай № 56): «Недавно утром, когда я был занят легкой работой, мне мысленно представилась маленькая корзинка из ивовых прутьев, в которой лежало пять яиц, из которых два были очень чистые, более обыкновенных, продолговатые, с желтым оттенком; одно совершенно круглое и белое, но грязное; остальные два без особых примет. Я спрашивал себя, какое значение мог иметь этот внезапный, ничтожный образ. Я никогда не думаю о подобных вещах. Однако эта корзинка засела в моем уме и заняла его на несколько минут.

Около двух часов после этого я пошел завтракать в другую комнату. Меня тотчас же поразило замечательное сходство между яйцами в рюмках, стоящих на столе, и теми двумя продолговатыми, которые только что представились моему воображению. «Зачем ты так пристально рассматриваешь эти яйца?» — спросила меня жена и очень удивилась, узнав от меня о числе яиц, присланных ее матерью 7г часа тому назад. Затем она принесла остальные три яйца; я увидел и грязное яйцо, и знакомую мне корзинку. Потом я узнал, что эти яйца были собраны моей тещей, которая, положив их в корзинку, послала их мне. Она впоследствии сама сказала, что, конечно, в эту минуту думала обо мне. Это случилось в 10 часов утра и, судя но моим привычкам, именно в момент явившегося мне представления».

21
{"b":"238039","o":1}