ЛитМир - Электронная Библиотека

В этой же книге сообщается и о первых попытках оживления высших теплокровных животных: «Оксфордский профессор Гервард в присутствии нескольких свидетелей отворил гончей собаке жилу, выпустил всю кровь, пока не осталось в ней ни малых признаков жизни, испытанием держанного над ее ртом зеркала, и тогда же отворил приготовленному теленку кровяную жилу. Провел искусною уловкою телячью кровь в открытую жилу собаки. По мере того, как силы в теленке истощались, в собаке оные восстанав-лялись, так что по нескольких часах она принялась за корм. Впоследствии собака эта опять была употребляема в гоньбу, и не примечено, чтоб от телячей крови произошли перемены в ее натуральных склонностях».

Тогда же первый русский физиолог Петр Посников был послан Петром I в знаменитый Падуанский университет. Там, по выражению современников, он научился «живых собак мертвить, а мертвых живить». В 1848 г. профессор Московского университета А. Фи-ломафитский рассматривает переливание крови как единственное средство спасения угасающей жизни. Систематическая разработка проблемы оживления высших животных началась с 1874 г., когда физиолог Шифф предложил применение массажа сердца путем ритмического его сжимания, а фармаколог Бем в Дерптском университете начал опыты по оживлению животных после смертельного отравления их хлороформом и удушения.

В конце прошлого века французскому ученому Броун-Секару впервые удалось до некоторой степени восстановить функции мозга в опытах с отрубленной головой животного (собаки). Мозг, лишенный притока крови, тотчас же утрачивает свои функции. Если через несколько минут после отделения головы от туловища начать пропускать через мозговые сосуды свежую кровь (этот прием называется перфузией), то головной мозг восстанавливает некоторые из своих функций: голова шевелит ушами, поворачивает глаза, мигает, зрачок снова реагирует на свет.

Впоследствии физиологи Гейманс и Букерт подтвердили и расширили наблюдения Броун-Секара. Оказалось, что особенно чувствительной к прекращению кровообращения является кора больших полушарий мозга. Восстановление ее нормальной деятельности уже через 8—10 минут после отделения головы обычно становится невозможным. Обратимое вначале состояние парабиоза в нервных клетках коры успевает за 8—10 минут перейти в необратимое состояние биологической смерти.

Другие отделы мозга оказываются более устойчивыми, переходное состояние парабиоза протекает в них более длительно. Так, находящийся в продолговатом мозгу дыхательный центр, переставший работать 20—30 минут назад, еще может возобновить свою деятельность при пропускании через мозговые сосуды крови или физиологического раствора, насыщенного кислородом и подогретого до температуры тела (37°С).

Еще медленнее умирает второй мотор жизни — сердце. Проф. А. А. Кулябко в начале текущего столетия выполнил следующий опыт. Сердце кролика, кошки или даже человека извлекалось из организма тотчас же после клинической смерти и в течение нескольких часов выдерживалось на холоде. Тем не менее оно возобновляло свои пульсации при пропускании через систему венечных сосудов физиологического раствора, отепленного и насыщенного кислородом, и затем продолжало работать в течение двух-трех

часов. Напомним, что венечные сосуды снабжают кровью ткани самого сердца, в частности сердечную мышцу.

Этот опыт показывает, что переходное состояние парабиоза в умирающем сердце длится значительно больше, чем в переставшем работать центре дыхания. Из трех важнейших жизненных функций легче всего восстановить работу сердца, труднее — дыхательные движения и еще труднее — высшую нервную деятельность, без которой невозможно восстановление психики человека, его духовной личности.

Очень важным этапом в развитии методов оживления не только животных, но и человека явились опыты Ф. А. Андреева. В КПЗ г. он разработал новый способ восстановления деятельности остановившегося сердца обескровленных или отравленных собак. В основе этого способа лежит центропетальное, то есть направленное к сердцу, нагнетание в какую-либо крупную артерию натуральной или искусственной крови (жидкости Рингер-Локка) с прибавлением к ней адреналина— вещества, стимулирующего сердечную деятельность. При таком введении оживляющая жидкость легко попадает в венечные сосуды сердца, снабжающие кровью сердечную мышцу.

В наши дни оживление высших животных через промежуток времени не больший, чем 6—8 минут после наступления клинической смерти, может считаться вполне доказанным фактом. Конечно, это возможно лишь в тех случаях, когда смерть наступает без разрушения- или анатомического повреждения жизненно важных органов.

Вот в качестве примера результаты одного из опытов по оживлению кошки, приведенной кровопусканием в состояние клинической смерти. Опыт произведен И. Н. Январевой в танатологическом кабинете кафедры физиологии Ленинградского университета145. (См. рис. на стр. 161.)

Перед опытом кошке был введен гепарин — вещество, предотвращающее свертывание крови. Животное находилось под легким эфирно-хлороформовым наркозом; дыхание нормальное, кровяное давление — около 160 миллиметров ртутного столба. (См. рис. А.) В 11 ч. 25 м. было начато кровопускание из перерезанной артерии. Кровяное давление, по которому можно судить о деятельности сердца, через 2—3 минуты упало до 3—4 миллиметров ртутного столба; сердце остановилось, глазной роговичный рефлекс исчез, дыхание временами приостанавливалось; затем появились последние агональные вдохи, и в 11 ч. 32 м. 30 с. (через 7 с половиной минут после начала кровопускания) наступила клиническая смерть. В 11 ч. 37 м. 30 с. (то есть через 5 минут после наступления клинической смерти) были начаты мероприятия по оживлению. В артерию в центропетальном направлении (по Андрееву) нагнетается отепленная и насыщенная кислородом кровь, ранее выпущенная из тон же кошки; одновременно посредством специального аппарата производится искусственное дыхание, а также вводится адреналин, стимулирующий работу сердца.

Как видно на рис. Б, кровяное давление тотчас же начало повышаться и уже через полторы минуты достигло первоначального уровня. Уже через 30—40 секунд первым возобновило свою работу сердце. Самостоятельного дыхания в это время еще нет. Только через 14 минут на фоне продолжаемого искусственного дыхания начинают замечаться редкие самостоятельные вдохи агонального типа. (См. рис. В.) С их появлением процесс оживления идет быстрее, возобновляются глазные рефлексы — зрачковый и роговичный, а затем и спинномозговой оборонительный рефлекс (в ответ на щипание лапы). Центральная нервная система постепенно восстанавливает свою деятельность

На стр. 162 представлены фотоснимки той же подопытной кошки: до опыта (А); через полтора часа после клинической смерти, длившейся 5 минут (Б); через сутки с момента оживления (В); на пятые сутки после оживления (Г)—животное вполне оправилось после пережитой клинической смерти.

Таинственные явления человеческой психики - _41.jpg

(

в

Таинственные явления человеческой психики - _42.jpg

И Ч< ?8М1Ш 30 <ля ылшшчесшая смврпъ

—| Пчас 37 мин 30 с

4»di^ujLa)JLbll^

В

Таинственные явления человеческой психики - _43.jpg

г

JL

A. Смерть кошки, вызываемая кровопусканием. Вверху — запись дыхательных движений, ниже — запись кровяного давления, еще ниже — отметки времени (пятые доли минуты). Б. Период клинической смерти и

начало оживления.

B. Дальнейший ход оживления. Появление самостоятельных дыхательных движений.

Следующая серия рисунков (стр. 163) показывает, что происходит с корой больших полушарий кошки во время умирания от кровопотери (А), в период клинической смерти (Б) и в первое время после оживления (В). В этих опытах в тот или другой участок черепа (в данном опыте в участок, соответствующий двигатель-

33
{"b":"238039","o":1}