ЛитМир - Электронная Библиотека

В одну из парижских больниц была принята сиделкой истеричная девушка, 24 лет, оказавшаяся сомнамбулой. Однажды ночью дежурный врач наблюдал такую сцену.

Таинственные явления человеческой психики - _2.jpg

Девушка-лунатик (с картины художника Г. Риона).

Девушка встает с постели, поднимается в чердачный этаж, где находится дортуар, в котором она раньше спала. «Дойдя до верхней площадки лестницы, она открывает окно, выходящее на крышу, выходит из окна, гуляет по рынве на глазах другой сиделки, с ужасом следящей и не смеющей заговорить с нею; входит обратно в другое окно и спускается по лестнице.

В эту минуту мы видим ее,— говорит дежурный врач,— она ходит бесшумно, движения ее автоматичны, руки висят вдоль несколько наклоненного туловища; голову она держит прямо и неподвижно; волосы ее распущены, глаза широко открыты. Она совершенно походит на фантастическое привидение» *. .

По. мнению Мечникова, случаи такого рода «достаточно показывают, что

во время естественного сомнамбулизма человек приобретает свойства, которых не имел в нормальном состоянии, и что он становится сильным, ловким, хорошим гимнастом, совершенно подобно своим человекообразным предкам... Человек унаследовал от своих 28

предков множество мозговых механизмов, деятельность которых была подавлена позднее развившимися тормозами» !. В сомнамбулическом состоянии эти древние мозговые механизмы более или менее растормаживаются вследствие торможения позднее приобретенных, свойственных только человеку отделов коры. «Поэтому,— заключает Мечников,— можно допустить, что гимнастические подвиги и поразительная сила сомнамбулов являются возвратом к животному состоянию»29 30, к инстинктивным проявлениям лазящих животных, каковыми были ближайшие предки человека.

Это предположение Мечникова явно перекликается с уже приведенным воззрением Павлова на сновидения: вследствие торможения наивысших, генетически наиболее поздних функций коры головного мозга в обычном сне растормаживается более примитивный тип связей — так называемое предметное, образное мышление, а в сомнамбулическом сне — еще более древние двигательные автоматизмы, казалось бы, уже утраченные современным человеком.

В редких случаях сомнамбулическое состояние человека может длиться неделями и месяцами, а потом вдруг человек возвращается в нормальное состояние. В таких случаях наблюдается поразительное явление* расщепление сознания на первичное, нормальное, и вторичное, сомнамбулическое. Вот один из выдающихся примеров этого рода.

Девочка по имени Фелида родилась от здоровых родителей. В 13 лет у нее обнаружились первые симптомы истерии, а через полтора года появились припадки истерического сомнамбулизма. С течением времени припадки стали реже, но вторичное, сомнамбулическое, состояние психики сделалось продолжительнее. Когда ей было 32 года, то последнее продолжалось около трех месяцев, прерываясь нормальным, первичным, на несколько часов. Вторичная, или сомнамбулическая, ее личность хорошо помнила события обоих состояний, но первичная, или нормальная, не помнила о том, что она делала в сомнамбулическом состоянии. Поэтому краткие проблески нормального состояния в последние годы были Фелиде очень неприятны. Вторичная личность была для нее более легкой, чем первичная, что отражалось и на ее характере. В нормальном периоде она была меланхолична, замкнута, молчалива, жаловалась постоянно на боли, вообще была исключительно занята собою и мало обращала внимания на окружающее. В состоянии сомнамбулизма она была весела и беззаботна, не любила работать и занималась больше туалетом, но, с другой стороны, выказывала больше любви и ласки к детям и родным. Таким образом, несомненно, в одном человеке жили две психические личности31.

Иногда резкие изменения личности происходят внезапно, вследствие какого-либо сильного душевного потрясения. Известный французский психолог Бинэ (A. Binet) описал следующий типический случай. Молодой человек, лет шестнадцати, работал в винограднике; однажды он во время работы наткнулся на змею и был этим так потрясен, что впал в обморок. Когда он очнулся, его ноги оказались парализованными; кроме того, обнаружились глубокие изменения в психике: молодой человек представлялся сам себе девятилетним мальчиком и вел себя во всех отношениях так, как ведут себя мальчики этого возраста. Он плохо читал, писал как начинающий, жил исключительно впечатлениями и интересами своего девятилетнего возраста. Вся более поздняя полоса жизни оказалась забытой, все более поздние приобретения жизненного опыта выпали. Вследствие паралича ног молодого человека переместили из виноградника в портновскую мастерскую. Там он научился шить, вновь обучился грамоте и занялся портняжеством. Через несколько лет наш портной переживает новое сильное потрясение, вызвавшее продолжительный обморок. Когда он на этот раз вернулся к сознанию, паралич ног исчез, а в его памяти восстановилась вся забытая полоса его жизни и работы в винограднике, предшествовавшая его встрече со змеей. Но при этом оказалось забытым все, что касалось жизни в портновской мастерской, а также все знания и навыки по портняжному делу.

Н. Е. Введенский в своих лекциях указывал, что такое состояние, когда человек как бы перевоплощается из одной личности в другую, с большой художественной силой описано во многих местах сочинений Достоевского,— эти состояния глубоко интересовали великого писателя-психолога. Можно указать прежде всего на забавные самонаблюдения бедного действительного статского советника Пралинского, неожиданно запьяневшего на свадебном ужине своего подчиненного, в «Скверном анекдоте»; затем ряд кар тин и переживаний в «Вечном муже»; наконец, развитие полного раздвоения личности у господина Голядкина в «Двойнике» и у Ивана Федоровича в «Братьях Карамазовых». Эти примеры из сочинений Достоевского показывают, что различные степени раздвоения личности не так уж редко встречаются в повседневной жизни у лиц, считающихся как будто бы здоровыми.

В те времена, когда нервные и психические болезни оставались еще полной загадкой, такие явления толковались как «одержимость», как периодическое вселение в тело больного посторонней личности, скорее всего какой-нибудь мятежной души, не находящей себе места в загробном мире. Казалось бы, этому нелепому верованию давно пора отойти в область преданий, а между тем в XIX в. оно вновь расцвело пышным цветом в виде так называемого спиритизма. Герои спиритических сеансов, медиумы, по убеждению спиритов,— посредники между живущими на земле и душами умерших. Впадая во время сеансов в транс (род патологического сна), медиумы говорят, пишут и действуют от имени «контролирующего» их «духа», обычно «духа» какого-нибудь знаменитого мертвеца или покойного родственника одного из присутствующих. Если медиум не просто обманщик (что бывает в большинстве случаев), то он больной, страдающий своеобразным раздвоением личности; приступ этого недуга в данном случае вызывается всей таинственной обстановкой сеанса32.

«Таинственность» всех этих действительно поразительных явлений, да и многих других им подобных, рассеялась как дым после того, как ученые научились искусственно воспроизводить их в своих опытах на нервнобольных и даже на вполне здоровых испытуемых, пользуясь методами гипноза и-внушения.

В истории гипнотизма можно различить три периода. Первый уходит в седую древность. Без сомнения, гипнотический сон уже был известен жрецам Египта и Греции. Об этом свидетельствует, например, так называемый «папирус гностиков» (II в. н. э.), в котором дается описание приемов гипнотизирования,

Таинственные явления человеческой психики - _3.jpg

Приведение в гипнотическое состояние в греческом храме.

8
{"b":"238039","o":1}