ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дезертиры любви
Охотник на кукушек
Тысяча начал и окончаний
Немного ненависти
Пепел над океаном
Мой любимый Бес
Гувернантка с секретом
Асино лето
Это очень забавная история

У Ангелины занемели колени, она встала. Белка тоже приподнялась. Ангелина решила пошутить, засунула пальцы в рот и озорно свистнула. Белка метнулась к ели, взлетая по стволу огненной молнией. Праздничный фонарик погас, после пиршества осталась пустая обертка от орехов.

Дождик усиливался. Почувствовав, что продрогла до костей, Ангелина прыгнула в машину, включила печку и поехала дальше.

Владельцы загородного объекта, именуемого строением, расположенным в непосредственной близости от города, явно преувеличили достоинства предлагаемого к продаже жилища. То, что в распечатке отмечалось крестиком в графе вода, отопление и удобства, на деле оказалось примитивным колодцем, громоздкой печью и отхожим местом в виде скворечника во дворе.

Пятикомнатный дом с верандой занимал пол-участка. У Ангелины сложилось впечатление, что хозяева пристраивали помещения по мере увеличения материального благосостояния семьи. Сначала у них был небольшой дом с одной комнатой и верандой, потом они соорудили еще две клетушки по бокам. А позже, к единственно свободной стене центральной комнаты прилепили длинный барак, поделив его перегородкой на две половины. Результатом незапланированного почкования стало безвкусное строение в форме креста. Центральная комната, гордо именованная «холлом» была слепой — без окон, их отсутствие компенсировалось изобилием дверей: на веранду, боковые клетушки и вытянутый барак. Тут же в холле разместилась кухня с плитой на две конфорки и газом в виде привозного пятидесятилитрового баллона. Сами же хозяева — престарелые супруги — с удовольствием демонстрировали агенту обожаемое, но уродливое детище.

Ангелина поняла, что эти бабушка и дедушка, глядя друг на друга, видят себя такими, какими они были лет сорок назад. Счастливые супружеские пары не замечают старения, и все вокруг кажется им соответствующим тому времени, в котором они задержались.

— Скажите пожалуйста, — издалека начала Ангелина, — вы сами подавали заявку на продажу дома?

Старички не поняли вопроса.

— Вы звонили в наше агентство?

Они беспомощно посмотрели на Ангелину.

— Тут что-то не так, — догадалась Ангелина. — Давайте разберемся. Я агент по недвижимости, продаю дома и квартиры, — пояснила она, видя недоумение на их лицах. — Позавчера в наше агентство поступили данные на продажу вашего дома с подробным описанием строения и удобств. Продавец выставил цену, но она явно завышена. К тому же пик спроса на недвижимость за городом приходится на лето и весну, поздней осенью, при полном затишье, цены падают. В вашем случае я не могу принять заявку по такой стоимости, да и весной вряд ли найдутся желающие переплачивать.

Супруги молчали. Ангелина решила, что они огорчились по поводу сказанного.

— Единственное, что я могу вам посоветовать — отложить продажу до весны и пересмотреть цену. Если вы не доверяете мне, вызовите другого агента, но я думаю, результат будет тот же.

— Я не совсем понимаю, о чем вы говорите, — старик погладил руку жены. — Мы ничего не продаем. Мы думали, что вы от нашей дачницы Любаши. Она недавно навестила нас и попросила взять на постой подругу с ребенком. У малыша астма, а здесь воздух, сосны, озеро рядом.

Ангелина достала папку с документами и разыскала отпечатанную заявку.

— Ваша фамилия Голубевы?

— Голубевы, — подтвердил старик.

— Странно. — Ангелина вынула трубку и набрала номер диспетчера агентства. — Машенька, это Громова. Я на загородном объекте, быстренько проверь, кто принимал заявку от Голубевых на продажу пятикомнатного дома. Поищи, перезвоню через пять минут… Вы не беспокойтесь, — ей стало жаль растерявшихся стариков, — может быть девочки что-нибудь перепутали.

Ангелина и сама заподозрила ошибку: уж больно не вязалась завышенная цена и данные с тем, что она увидела.

— Ну что, Машенька, выяснила, а то у меня тут люди волнуются. Да, поселок этот, номер дома совпадает, фамилия тоже сходится… А посмотри-ка графу заявитель… Читай помедленнее, я записываю. Голубев Илья Андреевич, тысяча девятьсот шестьдесят четвертого года рождения… Стоп, Маша! Смотри теперь графу документы… Ага, я так и подумала — продажа по доверенности. Все, спасибо. Нет, ты ни в чем не виновата. Я позже объясню. Пока, Машенька. Вот и разобрались, — Ангелина повернула листок к старичкам. — Илья Андреевич ваш родственник?

— Сын, — у старика затряслись руки.

— А вас зовут Андрей?

— Михайлович, — испуганно ответил старик.

— Андрей Михайлович, позавчера ваш сын, с подписанной вами доверенностью, обратился в наше агентство и выставил дом на продажу.

— Я не совсем понимаю, — он снова погладил руку жены. — Нина почти не слышит, пояснил Андрей Михайлович. — Что все это значит?

— По закону ваш сын имеет полное право продать этот дом…

— Но мы с Ниной никого не просили… Мы не хотим… Мы сорок лет своими руками… — оправдывался старик.

— Сын просил вас подписать какие-нибудь документы? — допытывалась Ангелина.

— Да. Мы переводили пенсию на книжку, чтобы не ездить за деньгами каждый месяц, — подтвердил старик.

— А документы вы не читали?

— Зачем? У нас порядочный сын. Он хорошо зарабатывает, заботится о нас, навещает каждый выходной, лекарства разные достает. Илюшенька нас к себе звал, но мы с матерью этот дом не оставим.

— Вам необходимо поговорить с сыном, иначе мы вынуждены будем обратиться в нотариальную контору и аннулировать доверенность. Документ выдан незаконно, без вашего согласия. У Ильи Андреевича могут возникнуть серьезные неприятности.

— Пожалуйста, не надо, — заступился за сына отец.

— Нужно, чтобы Илья Андреевич в ближайшее время явился в агентство, — Ангелина хотела распрощаться со стариками, но за окном послышался шум подъехавшей машины.

Сквозь искаженные от стекающих ручейков стекла веранды она увидела новехонькую черную «ауди», из которой вышел упитанный мужчина презентабельного вида. Ангелина догадалась, что это разоблаченный продавец дома — Голубев Илья Андреевич. Чтобы не тревожить стариков, она вышла ему навстречу.

— Ну и что теперь прикажете с вами делать? — Ангелина угрожающе потрясла папкой с документами перед его носом.

— Тише, тише, а то папа услышит, — зашикал Голубев.

— Вы бы раньше за родителей переживали. К сожалению, ваш отец уже все знает, — Ангелина отыгрывалась за неудачный день.

— А что мне делать?! — взвился мужчина, переходя на истеричные нотки. — Они себя в могилу вгонят с этим домом! Мать простыла, лечилась, как у них принято, народными средствами, пока не оглохла от осложнения.

— И вы решили их обмануть? — Ангелина не понимала, зачем обеспеченному человеку понадобилось продавать дом. — Можно же найти какой-нибудь выход.

— Вы вправе меня осуждать, — он взял себя в руки и успокоился, — но я все перепробовал, — поежившись, Голубев приподнял воротник пальто. — Уделите мне несколько минут, раз уж встретились. Давайте поговорим в машине.

Из сочувствия к старикам Ангелина согласилась.

— Доверенность на ведение сделки получена незаконно, вы дезинформировали агентство недвижимости…

— Простите, как вас величать? — слегка высокопарно перебил ее Голубев.

— Ангелина Громова.

— Госпожа Громова, я достаточно компетентен в казуистических тонкостях. Эти факты недоказуемы. Мой нотариус подтвердит законность доверенности, тем более что подпись отца подлинная. Но я не хочу конфликтов, по сути — вы правы.

— К чему тогда наш разговор, господин Голубев, — в тон ему ответила Ангелина.

— Илья. Меня зовут Илья. А как ваше имя?

— Ангелина. Но для вас — Ангелина Станиславовна.

— А вы знаете себе цену, Ангелина Станиславовна. На вас сложно произвести впечатление, хотя ко мне женщины обычно питают доверие… Я очень трепетно отношусь к своим родителям, — продолжил он после кратковременной паузы. — Они труженики и заслуживают глубокое уважение. Мне они дали блестящее образование, за что им мое сыновнее почтение. Но этот дом!.. Всю жизнь, сколько себя помню, они строили и ремонтировали, строили и ремонтировали! Но время неумолимо… Фундамент прогнил, ремонт не имеет смысла. Я предлагал снести дом, а на его месте построить новый… Не согласились. Предлагал в город переехать… Не согласились. Даже зимуют в нем. Водопровод провести не захотели. Мне гвоздя не дают вбить в его стены.

17
{"b":"238050","o":1}