ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Умница, красавица, богачка
Как выучить словарные слова с удовольствием
Костяной дракон
Самый главный приз
Пробуждение женщины. 17 мудрых уроков счастья и любви
Двойная спираль
Метод Нагумо. Японская система питания, которая поможет снизить вес, вернуть молодость кожи и улучшить здоровье за 4 недели
Хороший муж: правильный уход и кормление. Как сделать брак гармоничным и счастливым
30 Нобелевских премий: Открытия, изменившие медицину

— И это все? — с облегчением рассмеялась Ангелина. — Тогда, пожалуйста, Илья, вытащите меня отсюда как можно быстрее!

— Без проблем, — Голубев снял дорогое пальто и пиджак, засучил рукава рубашки, открыл багажник «ауди», вынул трос для буксировки и длинные резиновые охотничьи сапоги.

— Сезон недавно кончился, — пояснил он, появляясь перед Ангелиной обутым почти по пояс.

Отважно рассекая лужу, Голубев добрел до ее машины, нагнулся, нырнул руками в грязь и, пошарив под бампером «девятки», закрепил буксировочный трос.

— Я увлекаюсь гонками на внедорожниках, так что кое-какой опыт выживания в экстремальных условиях имеется.

Ангелина зааплодировала:

— Какой вы ловкий! И руки у вас золотые! Я-то думала, что по звонку с вашего мобильника примчится вертолет спасателей, но в то, что вы сами не хуже службы 911…

— Услуга за услугу, — торговался Голубев.

— Вы неисправимы, — улыбка слетела с губ Ангелины.

— Да что с вами такое? — Голубев склонился к окну машины. — Почему вы все видите в черном цвете? Я же не требую чего-то неприличного…

— Давайте сначала выберемся отсюда, а потом поговорим о взаимных требованиях. Уже стемнело, и я голодна, как бродячая собака! — отрезала Ангелина.

— У меня ощущение, что вы чересчур подозрительны. Я всего-навсего хотел с вами сегодня поужинать. Или это претит вашим высокоморальным принципам?

— Нет, не претит, и я с удовольствием поужинаю с вами, но не сегодня…

— Возражения не принимаются. Я тоже устал и проголодался. Пока вас вытащу — по уши уделаюсь. Мне положена компенсация за моральный ущерб, — настаивал он.

— А если я откажусь, вы меня бросите и уедете, да? — Ангелина сделала вид, что обиделась.

— Никогда! Джентльмены не оставляют дам в беде. Я вас, конечно же, вытащу, а потом с горя утоплюсь в этом болоте.

Ангелина засмеялась. Голубев демонстрировал оригинальное чувство юмора, которое компенсировало и смягчало его непомерную напористость.

— Вы хоть представляете, как будет выглядеть моя машина, после того, как вы меня вытянете? Вам самому краснеть за меня придется, — разъяснила Ангелина.

— Пустяки, как говорил Малышу Карлсон, дело житейское. Ангелина, не увиливайте, я жду ответа…

— Илья, я согласна с сами поужинать, если вы перестанете меня шантажировать и пообещаете, что это требование последнее.

Вместо ответа Голубев нагнулся и галантно поцеловал ее руку, лежавшую на опущенном стекле двери.

— Ну, с Богом! — он выбрался из лужи, переобулся, аккуратно упаковал грязные сапоги в мешок, чтобы ничего не испачкать.

Потом развернул машину, закрепил свой конец троса под багажником и потихоньку начал тянуть Ангелинину «девятку».

Голубев, без хвастовства, оказался превосходным спасателем. Он несколько раз плавно отклонял «ауди» то влево, то вправо, чтобы немного раскачать завязшую в грязи машину. Когда колеса «девятки» провернулись, освобожденные из глинистого плена, Илья резко рванул вперед и выдернул неудачницу на твердую почву.

Но старенькая «девятка», измученная непосильными испытаниями двух последних дней, напрочь отказалась заводиться. Ангелина мучила замок зажигания, извлекая неприятный скрежещущий звук. Безуспешно. Двигатель пыхтел, чихал, захлебывался и глох.

— Заметьте, — констатировал Голубев, — я трос не отцепил. Что бы вы без меня делали! Оставайтесь в машине, а то ночевать тут придется.

Так, на буксире Ангелина вернулась в город.

Надо же было такому случиться: Голубев привел ее именно в тот японский ресторан, где она накануне ужинала с Анатолием. Несмотря на грязевой камуфляж, швейцар опознал и машину, и неуклюжую хозяйку. Он попытался что-то шепнуть респектабельному клиенту, но Голубев предупреждающе поднял указательный палец и на корню пресек наушничество.

Ангелина не переставала удивляться. Без жалоб, без шума, без суеты Голубев выручил женщину из беды, тогда когда любой другой на его месте сложил бы из матерных слов трехэтажный особняк. Как случилось так, что он оказался в нужное время в нужном месте… Как?!

Только в ресторане до нее, наконец-то, дошло: Голубев не мог случайно очутиться возле лужи. У Ангелины блеснула догадка, что он тоже ехал к отцу Константину…

Официантки выстроились, как на параде. Ангелину покоробило: неужели ему льстит подобострастное внимание, купленное за щедрые чаевые. А Голубев опять показал себя с неожиданной стороны: он не дал даме меню и сам заказал блюда. Ангелина боролась с раздирающими ее гордыней, кричащей, что нужно немедленно уйти, и голодом, агитирующим за сытный ужин.

Неизвестно, чем бы закончилась борьба, но к столу доставили букет орхидей, украшенных высушенными экзотическими бабочками и стрекозами. Орхидеи обрамлялись блестящей гофрированной юбочкой, и были упакованы в прозрачную пленку.

— Вы любите орхидеи? — спросил Голубев, распоряжаясь, чтобы цветы поместили в вазу с водой.

— Они красивые, но совсем не пахнут, будто неживые, — ответила Ангелина.

— Значит, у вас есть человек, который дарит вам цветы, — логика Голубева обескураживала. — Если женщине не дарят цветов, она радуется любому букету.

На секунду Ангелина опешила, но решив, что терять нечего, рубанула с плеча:

— Как вы узнали, что моя машина застряла? Вас отец Константин предупредил?

— Какой отец Константин?.. Моего отца зовут Андрей Михайлович, да вы с ним познакомились сегодня. А о том, что вы неудачно форсировали лужу, я не знал. — Официантки накрыли на стол. — Ангелина, давайте выпьем сакэ, — он подал ей маленькую фарфоровую пиалу. — Сегодня у меня был очень трудный день, но вы, сами того не желая, помогли разрешить мою главную проблему — уговорить родителей переехать ко мне. Наконец-то они согласились, пока, правда, не навсегда, а только на зиму, но и это уже победа. Я же оставляю в покое их драгоценный дом, где они будут жить летом.

— Я за вас рада, но вы отклонились от ответа на мой вопрос, — как репей цеплялась Ангелина. — Как вы меня нашли?

Голубев выпил сакэ, подождал, пока рисовая водка разольется по организму и согреет внутренности, подцепил палочками кусочек рыбы, макнул в соус и неспешно закусил.

— Повторяю: вы слишком подозрительны. Вам бы в уголовном розыске работать, а не в агентстве недвижимости. Можно подумать, что вы общаетесь только с жуликами и проходимцами…

— Сейчас же ответьте на мой вопрос! — потребовала Ангелина, отставив пиалу. — Иначе я ухожу!

— Не злитесь, пожалуйста. Вот, — Голубев вынул из портмоне сложенный вчетверо портрет отца Константина. — Вы обронили этот рисунок в доме моих родителей. На обратной стороне подпись, дата и название поселка. Мои родители люди сентиментальные, они подумали, что портрет вам дорог, и вы расстроитесь, обнаружив пропажу. Я хотел завезти его в агентство. Но след от вашей машины еще не размыло дождем, и по колее я понял, что вы повернули по шоссе направо. До указанного на листе поселка рукой подать, я сопоставил факты и решил, что именно туда вы и направились, рискнул поехать за вами, чтобы сразу возвратить потерю. Приехал и застал вас посреди лужи. Вот и все мое злодейство, — Голубев плеснул себе еще сакэ. — За ваше здоровье, бдительная Ангелина. Выпейте со мной, а то простудитесь. Намерзлись небось в заглохшей машине.

Ангелина испытала невероятное облегчение: Голубева и отца Константина ничего не связывало. Немудрено, что после всех несчастий, свалившихся на нее, как снежный ком на голову, за последние два дня, она слегка нервничала.

— Простите, Илья, я весь день обвиняю вас Бог знает в чем, не имея на то никаких оснований. Вместо благодарности — нападаю на человека, протянувшего мне руку помощи. Давайте выпьем за вас. Пусть жизнь воздаст вам за ваше терпение и доброту. — Она выпила сакэ, голова закружилась от голода, и Ангелина решила начать ужин с горячего — соевой лапши с курой и приправами.

Голубев тоже не отставал. Палочки мелькали в его руках, подхватывая то ломтик рыбы, то побег бамбука, то лист салата или гриб. Он то и дело предлагал Ангелине продегустировать разные блюда, подкладывая в ее тарелку аппетитные кусочки.

20
{"b":"238050","o":1}