ЛитМир - Электронная Библиотека

Два часа она не отходила от телефона. Напрасно потраченное время. Ни звонка, ни плача. Тишина. Ангелина отступила от правил и перевела все звонки на мобильник. Но плачущий призрак молчал, и Ангелина почти поверила, что у работоголиков от переутомления иногда бывают слуховые галлюцинации. Телефон как умер: ни писка, ни звука ни в парикмахерской, ни на мойке, ни в супермаркете.

Она вернулась домой, загруженная продуктами. В темноте на лестнице, пока Ангелина изворачивалась, как йог, открывая дверь, мобильник завибрировал в сумке и проиграл полонез Огинского. Толкнув дверь ногой, она бросила продукты и, путаясь в ремешках сумки, вытащила трубку.

— Да! — выкрикнула Ангелина.

Поздно. Отбой и короткие гудки. Номер не определен. Что за издевательство! Кто, кто играет с ней в кошки-мышки? Из лопнувшего пакета потек из разбившейся банки кетчуп. Оттирая пол и упаковки с продуктами, Ангелина разъярилась не на шутку. Узнаю, кто разыгрывает, порву на британский флаг! Снова переведя все звонки на домашний телефон, она поставила звук на максимум и включила громкую связь… И опять напрасное ожидание. И опять, словно в насмешку, тишина, как на кладбище.

Ярость пробудила зверский аппетит. Ангелина соорудила парочку объемных сэндвичей и плотненько подкрепилась. Немного успокоившись, она наложила на лицо маску с голубой глиной и поставила на плиту турку с кофе. Помешивая ложечкой поднявшуюся пену, она подскочила от колоколоподобного боя. Звук телефонного звонка при максимальном усилении лупил по барабанным перепонкам, как будто Ангелина находилась на звоннице. Как кенгуру, в три прыжка, она преодолела расстояние от кухни до комнаты и, прежде чем включился автоответчик, схватила трубку.

— Да! — рявкнула Ангелина.

— Какое счастье, вы дома. Я целый день не могла до вас дозвониться, — пролепетал нежный девичий голосок.

— Кто вы? — пристрастно допрашивала хозяйка.

— Я — Катя, но вы меня не знаете. Зато я хорошо вас знаю. У меня беда, и только вы, Ангелина, можете мне помочь, — выпалила девушка и зарыдала в трубку.

— Чем же я могу вам помочь, если, как вы говорите, я вас не знаю, и почему вы обратились именно ко мне? И откуда вам известно мое имя и номер телефона? — Ангелине не нравился этот диалог.

— Я все объясню при встрече, — уговаривала незнакомка.

— При встрече?! Милая девушка, у меня совсем другие планы, вы звонили мне весь день, плакали на автоответчик, измотали мне нервы, а теперь на встречу напрашиваетесь! Какая наглость!

— Пожалуйста, выслушайте меня, — сквозь рыдания умоляла Катя.

У Ангелины дрогнуло сердце.

— Не плачьте, позвоните мне завтра утром, я выкрою время, мы встретимся где-нибудь и все обсудим… — предложила Ангелина.

— Нет! Нет! Я не могу ждать до завтра, если вы мне не поможете, я, я… Я в Неву брошусь. Вы — моя последняя надежда!

В голосе незнакомки слышалось такое отчаяние, что у Ангелины не осталось сомнений: девушка дозрела до суицида. Что делать? Ангелина взглянула на будильник — свидание с Анатолием через полтора часа. Может, она и вправду прогрессирующая кретинка, но оттолкнуть человека, способного на самоубийство?

— Хорошо, приезжайте ко мне домой, я постараюсь вам помочь.

— Спасибо, я уже здесь, рядом с вашим домом, звоню из телефонной будки. Через три минуты я буду у вас.

Короткие гудки эхом разнеслись по квартире через громкую связь, из кухни послышалось змеиное шипение убегающего кофе. Ангелина выключила залитую газовую конфорку и запоздало подумала: «Не слишком ли легкомысленно я поступаю?»

Глава 2

Катя действительно не заставила себя ждать. Ангелина даже маску не успела смыть и встретила гостью с голубой ссохшейся глиной на лице.

Материализовавшаяся девушка выглядела совершенно обычно, как тысячи других девушек ее возраста. Только взгляд ее, взгляд испуганного ребенка, не соответствовал воображаемому образу настойчиво звонившего привидения.

— Раздевайтесь и проходите, мне нужно умыться, — Ангелина указала рукой на кухню и, запахнув ворот легкомысленного халатика, отправилась в ванную.

Промокнув полотенцем воду с лица, Ангелина подумала, что девушка не производит впечатления человека с психическими отклонениями. Это немного успокоило. Пожалуй даже, девушка вообще не производит никакого впечатления. Ангелина удивилась: она считала, что с подобными созданиями ничего и никогда не происходит. Катя походила на типичную провинциалку, приехавшую в большой город, как в сказочную страну в надежде на сказочную встречу со сказочным принцем. Но увы, принцы нынче в дефиците, на местных красавиц не хватает. Так что, если ты не наделена неземной красотой, хваткой и острыми когтями хищницы, забудь о поползновениях на принцев. Ангелина вздохнула, вспомнив про ожидающего ее Анатолия, и густо намазала лицо омолаживающим кремом.

На кухне гостья без разрешения хозяйки уплетала за обе щеки крекеры с луком и плакала, размазывая по щекам слезы.

— Ой! — спохватилась она, наполовину опустошив вазочку с печеньем. — Я и не заметила, что столько много съела… Извините, я очень проголодалась.

Только теперь, при более ярком освещении, Ангелина разглядела, что девушка давно не умывалась. Ее лицо было бледным и серым от пыли, а вытертые слезы оставили на коже светлые разводы. Ангелина пожалела девушку и решительно взяла инициативу в свои руки.

— Так, — скомандовала она. — Я разогрею еду, а ты примешь душ. И без возражений. Нельзя садиться за стол трубочистом. Иди в ванную, я принесу тебе халат и полотенце.

Пока Катя плескалась в душе, Ангелина тоже не теряла времени даром, собираясь на свидание с Анатолием. Ей хотелось выглядеть, как говорят американцы, «на миллион долларов», и она вовсю расстаралась: подрисовала карандашом брови, обвела контур глаз, подкрасила ресницы новой, купленной специально для этого случая французской тушью, подрумянила скулы, припудрила носик и уложила волосы феном. Ангелина посмотрела на свое отражение в большом зеркале: рыжие кудряшки игриво обрамляли круглое миловидное лицо, карие глаза притягивали таящимся в их глубине спокойствием, а маленький пухлый рот умел прелестно улыбаться и создавал имидж независимой благополучной женщины. Только задорные темно-коричневые искорки или, как их еще называют, кофейные зернышки на радужной оболочке глаза выдавали лукавую чертовщинку, скрывающуюся во внешне спокойном характере их обладательницы, и мешали причислить ее к небесным созданиям. Подкрасив губы помадой, Ангелина решила, что, наконец, готова к завоеванию и покорению мужских сердец.

Шум воды в ванной стих, Ангелина разогрела в микроволновке картофель фри и сосиски, открыла банку с маринованными огурцами, вынула из холодильника кетчуп и порезала хлеб.

Умытая Катя произвела более колоритное впечатление сияющим румянцем и распущенной русой косой.

— Угощайся, — предложила Ангелина. — Не бог весть что, но я много работаю, мне некогда, и, честно признаться, не люблю возиться на кухне.

— А я вас хорошо помню, — бормотала Катя с набитым ртом. — Когда тетя Лиза забирала меня к себе, вы продавали нашу квартиру.

— Ты что, от тетки сбежала? — подозрительно спросила Ангелина.

— Нет-нет, — поспешно ответила Катя.

— Значит, сбежала, — не поверила Ангелина. — Я помню твою тетку. Мне она показалась вполне порядочной женщиной. Она так сокрушалась, что твой отец отказал ей в оформлении опекунства после смерти твоей мамы. Ты же у нее одна-единственная близкая родственница, неужели она тебя обижала?

— Что вы?! Как вы могли такое подумать! Тетя Лиза добрая и хорошая. Она как мама, очень любит меня. Но понимаете, она серьезно больна…

— Но я-то чем могу помочь! — Ангелина не видела связи между побегом и появлением в своем доме.

— Все не так просто, — пояснила Катя, — сначала умерла мама, потом отец, теперь тетя Лиза начала болеть… Я боюсь…

— Катя, ты же взрослая девушка! Вместо того чтобы помогать своей тете, ты пустилась в бега, — укорила Ангелина.

4
{"b":"238050","o":1}