ЛитМир - Электронная Библиотека

— Допустим все так, как вы рассказали, — предположила Ангелина. — Допустим! И вы, такой благородный человек, были невинно оболганы бывшим компаньоном Угловым, тщетно соблазнявшим вашу жену… Но чем вы тогда объясните тот факт, что узнав о болезни Ларисы, вы с ней развелись и женились на Стелле, и чтобы избежать возможных обвинений, даже сменили фамилию — Клячко на Боровиковский?!

— Я объясню это людской подлостью и завистью, — высокопарно изрек Шурик, морщась от положенного на язык лимона. — Моя покойная жена Лариса была редкостной красавицей, мир ее праху. А Стелла, вы видели, так себе — холодная крашеная кукла. Смой с нее косметику, напугаешься до икоты. Неужели вы думаете, что я мог променять красивую, обожающую меня женщину на это рукотворное номенклатурное дитя? Упаси Господь! К сожалению, мне не удалось скрыть от Ларисы результаты ее обследования. Не помогли ни уговоры, ни клятвенные обещания любви до гроба, она сама ушла от меня, чтобы не быть мне обузой. Она была крайне гордой и безжалостной, никогда никого не жалела и не позволяла никому себя жалеть. Мы с ее братом устроили ее в лучшую клинику, снабдили лучшими лекарствами, наняли лучших врачей, но она была максималисткой, ей нужно было все или ничего. Помните, как в древней Спарте сбрасывали в пропасть хилых младенцев… Так и Лариса сочла, что природа ее выбраковала, и приняла данный приговор безапелляционно и стойко… Вам сложно в это поверить, но она и со мной бы так поступила, если бы я оказался на ее месте. А этот назойливый болван Углов донимал ее своими стенаниями и мольбами до последней минуты. Она гнала его, мы отлавливали его в больнице и выставляли прочь, но он всеми правдами и неправдами прорывался к ней, как фетишист к обожествляемому им кумиру… А со Стеллой, вернее с ее отцом, меня свел, опять же, Ларисин брат…

— С какой целью? — усомнилась Ангелина. — Вы женились вторично, когда ваша жена была еще жива…

— Это уже ничего не меняло! — повысил голос Боровиковский. — Я поддерживал Ларису до конца, но свое участие не афишировал, чтобы гордячка не заподозрила мое вмешательство и не отвергла мою помощь. А женитьбу на Стелле она одобрила, дав мне благословение на второй брак. Это по ее просьбе я назвал сына Сашей, а если бы родилась девочка, я назвал бы ее Ларисой. Она очень любила меня и, прощаясь, сказала, что была со мной по-настоящему счастлива!

Вот так Шурик! Кто же он на самом деле: плюшевый мишка или зубастый хищник, жертва оговора или кощунственный лжец, святотатствующий над прахом умершей жены? За давностью лет восстановить истину трудно за отсутствием свидетелей. На Ксению Ферапонтовну Ангелина не роптала, старорежимная преподавательница предупреждала ее, что располагает только слухами и сплетнями о развитии конфликта в любовном треугольнике. И про тяжелый характер Кости Углова она говорила, припоминая его конфликтность, задиристость и неумение ужиться с коллективом.

Что ж, Анатолий был несомненно прав: версии менялись, как окраска хамелеона, а истина все так же скрывалась под завесой плотного тумана неопределенности. И неожиданно жулик и подлец Боровиковский обелил себя и показался весьма порядочным и убедительным!

— Я удовлетворил ваше любопытство? — нетерпеливо спросил Шурик, чувствуя возникшее у гостьи замешательство. — Может, теперь и вы мое удовлетворите?

— А? — очнулась Ангелина. — Что вы спросили?

— Вам обязательно нужно выпить, — настаивал Боровиковский. — Совсем чуть-чуть, для поднятия тонуса.

— Нет, — снова ответила отказом Ангелина. — Мы еще не закончили нашу беседу…

— У вас пятнадцать минут, сударыня, — оповестил ее Боровиковский. — С вашего позволения я выйду на одну секунду, распоряжусь по поводу обеда, — воспользовавшись ее растерянностью, Шурик вышел из кабинета, даже не прикрыв дверь, и сразу же возвратился обратно.

— Ваш сын баловался наркотиками? — продолжила допрос гостья.

— Думаю, что он иногда покуривал травку, — предположил Боровиковский. — Но кто в его возрасте не потворствовал соблазнам?

— А как у Саши обстояли дела с алкоголем? — допытывалась Ангелина.

— Поведение моего сына вполне соответствовало образу жизни нашего круга, — культурно, одной фразой, Шурик указал гостье на ее место.

— Допустим, — Ангелина не отреагировала на камушек, брошенный в ее огород. — Разъясните мне, далекой от светский жизни женщине, не приняты ли в вашем кругу какие-либо экстремальные развлечения?..

— Сударыня, у нас с вами осталось всего десять минут, — напомнил Боровиковский. — Лекция на тему: «Культурный досуг сливок общества» займет уйму времени. Как только принесут мой обед, я с вами распрощаюсь и выставлю за дверь… И не надо пугать меня милицией, вы блефуете… — Ангелина не стала спорить, и Боровиковский перехватил инициативу. — Вас так интересуют порочные страсти членов моей семьи… Почему?

— Мне нет никакого дела до того, что и в каком количестве вы пьете, курите, нюхаете и прочее… Мне нет никакого дела до тайных пороков вашей семейки… Мне нет никакого дела до культурного досуга сливок общества… — перечисляла Ангелина. — Но с того момента, как Катя переступила порог моего дома, а я взялась ей помогать, меня против воли втянули в грязную историю, в которой фигурируют все Боровиковские.

— Так вы невольная жертва наших семейных разборок?! — ни с того ни с сего развеселился Шурик. — Я готов компенсировать ваши издержки, а Катеньку хоть сейчас приму назад. Бедная девочка не выдержала придирок Стеллы!

— Боюсь, вы опоздали. У Катеньки появился новый покровитель, который, кстати, холост и уже сделал ей предложение, — Ангелина с удовольствием огорчила Боровиковского. — А мне, как свахе, щедрый жених пообещал подарить автомобиль «ауди»!

— Господи, какой же я олух! — Шурик рассмеялся до слез, а его лысина расцветилась пунцовыми пятнами. — Как я сразу не догадался? Вас Катька подослала, чтобы раздразнить меня и отомстить за оскорбления, которые ей нанесла Стелла? Что задумала моя меркантильная Золушка? Ох, хитрюга! Ох лиса! Моя воля, я бы хоть завтра на ней женился, но грядущие карьерные перемены диктуют свои условия. Я же предлагал ей содержание: квартиру, машину, деньги… Ан, нет! Только замуж! А теперь она, значит, спохватилась и подослала вас в разведку…

— Слушайте, вы! — возмутилась Ангелина. — Не слишком ли много вы о себе возомнили? Тоже мне герой-любовник! У самого рога до небес ветвятся, а он все по девочкам бегает…

— Селяви, как говорят французы, — Шурик нисколько не обиделся на Ангелину. — Такова жизнь! Но вам этого не понять! У нас со Стеллой заключен негласный договор о взаимной свободе и праве на личные отношения. Главное, чтобы все было в рамках благопристойности и не афишировалось.

— Вполне современная семья! — похвалила Ангелина. — А вам известно, что ваша венценосная супруга специально пригласила в дом молоденькую дурочку для обольщения гулящего супруга. Как удобно: все под контролем! Семейное гнездышко превращено в бордель: жена прелюбодействует с мускулистым шофером, а муж — с юной домработницей… Только о сыне почему-то не позаботились! И мальчику пришлось самому искать себе развлечения. Зря Стелла предоставила Саше свободу действий… Один неверный взгляд, одно ласковое слово, и Катя влюбилась в вашего наследника…

— Вы лжете! — оскорбился Шурик. — Не мог сын за спиной отца…

— Разве я сказала, что мог? Однако в то утро, когда Саша пропал, Катя собрала вещи и намеревалась покинуть ваш хлебосольный дом вместе со своим возлюбленным.

— Я вам не верю! Где Катя? — заревел Шурик. — Немедленно дайте мне ее адрес и телефон. Я хочу поговорить с ней…

— Как вы смешны! Мне даже вас жалко! — посочувствовала Ангелина. — Но, воистину: «Седина в голову, бес в ребро». Хотя у вас уже и седины нет, так — остатки прежней роскоши…

— Вы тоже не в моем вкусе, тем не менее, я вас не унижаю, — парировал Боровиковский. — Может, завершим беспредметные пререкания? Выкладывайте, что вам от меня нужно, иначе я вас из кабинета выпровожу! Мое терпение не безгранично!

60
{"b":"238050","o":1}