ЛитМир - Электронная Библиотека

Божественный кулак Масутацу Ояма - _154.jpg

Испытания для сильнейших

Хякунин–кумитэ – испытание для сильнейших

Алексей ГОРБЫЛЁВ, Олег АРТЕМЕНКО

Хякунин–кумитэ…[40] Для большинства читателей это слово, вероятно, мало что значит. Но для тех, кто понимает, о чем идет речь, оно имеет поистине сокровенный смысл…

Божественный кулак Масутацу Ояма - _155.jpg

Что же такое «хякунин–кумитэ»? «Хякунин» означает «100 человек», «кумитэ» — «бой». Таким образом, «хякунин–кумитэ» — это «бой с сотней противников», а точнее сто боев подряд до двух минут каждый с постоянно меняющимися противниками без перерывов для отдыха. Хякунин–кумитэ — это высший тест мастерства и силы духа.

В настоящее время, насколько известно автору, хякунин–кумитэ в качестве испытания используется только в каратэ Кёкусинкай. Такой тест в этой школе ввел ее основатель великий мастер Ояма Масутацу. Создавая Кёкусинкай, Ояма стремился разработать такую систему, которая бы позволила человеку подняться над самим собой, превратить тело и дух в сталь, выйти за пределы возможного и таким образом познать «высшую истину» (кёкусин) бытия. Одним из важнейших методов достижения прорыва (подготовленного многолетними тренировками по особой методике) в такое состояние и должно было быть хякунин–кумитэ.

В своих разработках в этой области Ояма Масутацу не был первопроходцем. Создателем теста, подобного хякунин–кумитэ, считается один из величайших мастеров фехтования мечом кэн–дзюцу, основатель школы Муто–рю Ямаока Тэссю (1836–1888).

Ямаока в своих поисках высшего мастерства в искусстве меча пришел к идее слияния боевого искусства и Дзэн–буддизма. Об этом свидетельствует и название самой школы — «муто» означает «без меча», что не может не напомнить знаменитое дзэнское выражение «мусин» — «без сознания», «отсутствие сознания», и название его додзё — «Сюмпукан» — «Зал весеннего ветра», позаимствованное из стихотворения дзэнского мастера XIII в. Букко Кокуси.

Божественный кулак Масутацу Ояма - _156.jpg

В молодости Ямаока Тэссю прошел весьма суровую тренировку в додзё одного из лучших мастеров кэн–дзюцу Тибы Эйдзиро из школы Хокусин Итто–рю. За необыкновенное упорство и стойкость его даже прозвали «демоном».

Тэссю не знал поражений, пока не столкнулся в бою с мастером школы Наканиси–ха Итто–рю Асари Гимэем. Ямаока напал первым, яростно нанося удары изо всех сил, но… на его противника весь этот взрыв агрессии не произвел никакого впечатления, и тот даже не изменился в лице. В этой схватке Тэссю потерпел первое в своей жизни поражение, но не обиделся — просто противник оказался мастером куда более высокого полета. Чтобы достичь такого же уровня мастерства, Тэссю стал учеником Асари. В то время ему было 28 лет.

Занимаясь под руководством нового учителя, Ямаока все более убеждался в его силе. Асари было невозможно заставить отступить, навязать ему оборонительную тактику. Тело его было подобно скале, а устрашающий взгляд словно отпечатывался на лицах и в умах противников. Ямаока не раз пытался одолеть мастера в поединке, но каждый раз был бит в пух и прах. Асари просто подавлял его дух, и многие годы, когда Ямаока закрывал глаза, его внутреннему взору являлись неустрашимое лицо наставника и его разящий меч, от которого не было спасения.

Ямаока долго и безуспешно боролся с собой в поисках такого состояния сознания, которое бы позволило ему не сломаться под тяжелым взглядом наставника. В поисках разрешения этой проблемы он обратился за помощью к известному дзэнскому мастеру Тэкисую из монастыря Тэнрю–дзи, что в Киото. Тэкисуй предложил ему коан, который должен был привести к искомому озарению. Этот коан представлял собой коротенькое стихотворение, в котором было всего пять строчек:

Когда встречаются два сверкающих меча, Некуда бежать.

Двигайся спокойно, подобно цветку лотоса,

Расцветшему посреди ревущего пламени,

И изо всех сил пронзай Небеса!

Многие годы Ямаока не мог постичь сущность этого коана. Но однажды, когда ему уже минуло 45, во время сидячей медитации значение стихотворения монаха вдруг открылось ему, и он испытал озарение. Тэссю на мгновение утратил чувство времени и пространства, а угрожающий меч Асари неожиданно исчез из его памяти.

На следующий день Ямаока отправился к учителю, чтобы в поединке с ним проверить действенность своего нового состояния сознания. Но едва они скрестили мечи, Асари Гимэй неожиданно опустил свой боккэн и сказал: «Ты достиг нужного состояния»! После этого он объявил Тэссю своим преемником на посту главного мастера школы Наканиси–ха Итто–рю.

Ямаока был убежден в том, что истинное назначение воинских искусств — укреплять дух и тело, совершенствовать человека, вести его к озарению. Для обозначения «тренировки» он использовал термин «сю–гё», который подразумевает не просто упражнения, но аскетическую деятельность, подвижничество. Мастер верил, что фехтование «должно вести человека прямо к сущности вещей, когда человек лицом к лицу встречается с жизнью и смертью». Для реализации этой идеи Ямаока Тэссю разработал особый вид тренировки, получивший название «сэйган–гэйко» — «клятвенная тренировка». Само название этого тренировочного метода указывает, что он требовал от ученика высшей самоотверженности и решимости.

Допускались к сэйган–гэйко лишь подготовленные ученики, имевшие за плечами по несколько лет занятий. Так, после 1000 дней непрерывных занятий кэн–дзюцу последователь мог быть допущен к первому испытанию в сэйган, заключавшемуся в проведении в течение одного дня 200 последовательных боев с одним маленьким перерывом для принятия пищи. Если кандидат проходил тест успешно, его могли допустить до второго испытания: 600 схваток в течение 3 последовательных дней. Высший тест сэйган состоял из 1400 поединков в течение 7 дней. Это было страшное испытание, требовавшее от кандидата поистине сверхчеловеческих усилий и несгибаемой воли. Боец должен был задействовать все свои физические и психические силы без остатка, укоренить в своем сердце мысль, что единственный выбор для него — выстоять или умереть.

Бои проводились в защитном снаряжении (богу) бамбуковыми мечами. При этом соблюдались определенные правила, продиктованные здравым смыслом и призванные облегчить участь испытуемого. Например, боец соблюдал специальную диету, питаясь полужидкой или совсем жидкой пищей. Ему специально бинтовали руки мягким шелком, чтобы предупредить лопание кожи, истертой рукоятью меча, и т. д.

Как правило, в первый день, когда боец был еще полон сил, тест проходил относительно легко (нужно учитывать, что старшие ученики Ямаоки занимались ежедневно по 4–5 часов), на второй день утомление становилось весьма ощутимым, а на третий руки фехтовальщика уже едва держали меч и не могли эффективно им манипулировать, ноги теряли подвижность, а реакция катастрофически падала (добавим, что на третий день у бойцов моча обычно становилась красноватой, т. е. с примесью крови, что свидетельствует о многочисленных внутренних повреждениях и крайнем обезвоживании). Семидневное же испытание в сэйган–гэйко было уделом величайших бойцов, и очень немногие добились в нем успеха.

Кагава Дзэндзиро, один из учеников Ямаоки, успешно прошедший трехдневный тест, впоследствии рассказывал:

«На третий день этих тяжелейших испытаний я никак не мог подняться с постели, и мне пришлось просить о помощи жену. Когда она попыталась поднять меня, у нее возникло такое чувство, будто она поднимает безжизненное тело, и она бессознательно отдернула руки, которыми поддерживала мою спину. Я почувствовал на своем лице ее слезы. Тронутый до глубины души, я попросил ее не быть столь мягкосердечной и с ее помощью все-таки сумел сесть.

43
{"b":"238123","o":1}