ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Здесь! — сказал Алёшка, останавливаясь возле внутренней двери.

По передней метался и радостно повизгивал Дэзик.

Мальчишки столпились в дверях.

Лейтенант осветил фонариком лежавшего. Потом присел около него и взял за руку, нащупывая пульс.

На ковре лежал грузный человек в золотистой пижаме. Лицо его казалось синим от прилива крови. Поэтому при скользящем неверном свете маяка оно показалось ребятам тёмным, как у негра.

Лейтенант припал ухом к груди лежащего.

— Тяжёлый сердечный приступ, — сказал он, поднимаясь. — Нужен врач и поскорее. Званцев! Оставьте свой фонарь и быстро к машине. На третьей скорости в Марьяновку за врачом. Фонарь передайте ребятам.

Пограничник торопливо выбежал из дома.

Лейтенант Астахов окинул взглядом усталых и грязных ребят.

— Да и вам, я вижу, сегодня досталось. Такого шторма лет двадцать в наших краях не бывало. Сейчас сделаем так: возле веранды есть бочка с дождевой водой. Мочите полотенце и прикладывайте больному на грудь.

В комнату, грохоча сапогами и скрежеща намокшим плащом, вбежал пограничник.

— Товарищ лейтенант, в море судно появилось. Ракеты пускает.

— Иду! — Лейтенант зоркими карими глазами взглянул на переглянувшихся Алёшку и Витьку. — И вы пойдёте со мною… Для связи.

— Есть, товарищ лейтенант! — лихо прищёлкнул босыми пятками Алёшка.

45. Помощь прибыла

Море по-прежнему неукротимо и методично таранило берег могучими ударами волн. Но ветер уже улёгся, и на небе появились звёзды. Стало прохладно. Мокрая одежда неприятно холодила тело, и мальчишек сразу бросило в дрожь.

Лейтенант Астахов на ходу скинул плащ-накидку и бросил его Алёшке.

— Закутайтесь. Вам одного на двоих пока хватит.

«Всё замечает!» — подумал Алёшка.

Республика девяти звёзд - i_009.png

Далеко в море то вздымались вверх, то тонули огоньки неизвестного судна. От маяка в тёмное небо взлетели три красные ракеты. Немного погодя в море отрывисто замигал яркий, белый огонёк.

— Читай, что там пишут? — сказал лейтенант Астахов пограничнику.

А огонёк мигал то короткими, то длинными вспышками.

— Радио… ваше… принял, — вслух расшифровывал сигналы пограничник. — Имею на борту врача. Попытаюсь высадить его у причала… капитан «Дельфина» Тягнирядно…

— Афанасий Макарович! — воскликнул Витька.

— Пиши! — приказал пограничнику лейтенант Астахов.

Солдат высвободил из-под плаща чёрный ящичек фонаря.

— Я — лейтенант Астахов. Сообщите, что случилось на маяке? — медленно диктовал лейтенант. — Врач срочно нужён, на берегу тяжелобольной.

Снова замигали огненные вспышки на «Дельфине».

— Начальник маяка ранен в голову, — вслух читал пограничник. — По радиовызову вышел в море с врачом. Антенну сорвало штормом. Примите шлюпку на причале, — установите переправу на маяк.

— Добро! Пошли на причал! — Лейтенант Астахов строго посмотрел на ребят. — Вам приказываю оставаться здесь! И так вы суётесь куда надо и куда не надо…

Хотя причал был защищён островком, на котором стоял маяк, пенистые волны то и дело захлёстывали дощатый настил. В ярком свете фонаря эти волны казались каким-то гривастыми бешеными зверями.

Держась за перила из натянутого троса, лейтенант Астахов осторожно пробирался к концу причала. Волны то и дело захлёстывали его, но он упорно шёл вперёд.

— Вот это да! — выкрикнул мальчишеский голос. Ребята обернулись. «Мушкетёры» в полным составе стояли возле них, вглядываясь в бушующее море.

— Что ж вы больного бросили? — опросил Алёшка.

— Не бросили! С ним Игорь остался. Он замёрз и не захотел идти на берег, — ответил Андрей. И закричал: — Смотрите! Лодка плывёт!

Это походило на чудо. Среди волн, точно лёгкая пробка, прыгала маленькая лодочка. Она то скрывалась за волнами, то взлетала на их гребни, но упорно приближалась к причалу.

— Разобьёт же её, разобьёт! Э-эх! — простонал Славка.

Лодку швырнуло к причалу. Но в последний момент она ловко скользнула вдоль него. Тёмная человеческая фигура прыгнула на причал и уцепилась за лейтенанта Астахова. А лодка уже отошла от причала и исчезла в темноте.

— Здорово! — завопил Андрей.

— Других таких не найдёшь! — подхватил Зина-Зиновей.

— А мушкетёры? — усмехнувшись, спросил Витька.

— Эти, пожалуй, не хуже мушкетёров! — убеждённо пробасил длинный Серёжка.

— Да, это тебе не шпагой друг друга тыкать, огласился Славка.

Фонарь внизу погас. Минуту спустя мимо мальчишек торопливо прошагали два человека: высокий — лейтенант Астахов и низенький, толстенький — приезжий доктор. Пограничник направился к маяку.

Войдя в комнату, доктор ловко выскочил из больших сапог, скинул резиновый костюм и широкополую шляпу. Золе толстые длинные волосы рассыпались по его плечам.

— Смотри! Да ведь это девушка! — прошептал Виктор.

Действительно, доктор оказался маленькой, хрупкой женщиной, одетой в спортивный костюм. Но командовать эта маленькая женщина умела не хуже лейтенанта Астахова.

Она осмотрела больного, послала Игоря греть воду, строго приказала Витьке открыть все окна, велела лейтенанту Астахову идти отжимать намокший костюм.

Отдавая эти распоряжения, доктор ловко и быстро сделала больному укол и, направив на него свет фонаря, стала наблюдать.

Постепенно лицо больного розовело. Он начал глубоко и ровно дышать.

Возле дома загудел и смолк автомобильный мотор. В комнату влетела всхлипывающая мокрая женщина. За ней бежала Венера и седой худощавый старичок с чемоданчиком.

— Виташа! Вита! — простонала женщина, бросаясь к лежащему.

— Его нельзя беспокоить, — строго остановила её тоненькая женщина-врач. — Вы кто?

— Я… Я его жена.

— Как же вы могли бросить больного одного? — резко спросил лейтенант Астахов. — Если бы не эти ребята, дело могло бы кончиться плохо.

Женщина рухнула в кресло и, всхлипывая, пояснила:

— Когда ему стало плохо, мы с дочкой решили бежать в Марьяновку за доктором. Никого больше в посёлке не оказалось. Женщины ушли на огород. А мужчины… мужчины работали на маяке. Пройти туда, на маяк, было невозможно, море снесло мостик. Мы побежали в Марьяновку… ливень и ветер сбивали нас с ног…

Женщина разрыдалась.

— Ну, мама! Мамочка! — заговорила Венера, ласкаясь к ней.

— Я, товарищ лейтенант, подобрал женщину и девочку возле самой Марьяновки, — доложил шофёр-пограничник. — Они совсем обессилели. Потом мы заехали за товарищем доктором, захватили его.

— И, как видно, совершенно напрасно, — сердитым тенорком проговорил старичок с чемоданом. — Мне здесь делать нечего, мой коллега сделала всё, что необходимо. Прошу отвезти меня обратно в Марьяновку, там тоже могут быть заболевшие.

— Сейчас мы вас отправим, доктор, — сказал лейтенант Астахов. И, взглянув на мальчишек, поклёвывающих носами, попросил женщину: — А этих ребят прошу устроить переночевать. Они совсем замаялись.

— Конечно, конечно! — засуетилась женщина. Мы так вам благодарны. Венерочка, отведи мальчиков в комнату дяди Феди. Откуда вы только взялись, такие хорошие?

— Это — наши, мама! Из нашего лагеря! — с гордостью сказала Венера. — Пошли, ребята!

Устраиваясь спать на мягком, пушистом ковре, Витька спросил Андрея:

— Ну, где же убийца, Андрейка? Куда он девался?

Андрей растерянно пояснил:

— Это же тот самый, который больной. Это он говорил — его придётся убить… А кого — не знаю.

— Я понял это. Но не похож этот больной толстяк на бандита.

— Но он же говорил, что придётся убить.

— В этом деле нам ещё придётся разобраться! — решил Алёшка.

46. Солнечным утром

Наступило утро, такое прохладное, чистое, солнечное, что трудно даже было поверить в возможность ливней и штормов. Ребята встали очень рано и собирались потихоньку уйти из посёлка. Но сделать это не удалось. В домике появилась его хозяйка, жена начальника маяка, хлопотливая и ласковая тётя Паша. Она немедленно завладела перепачканными в грязи рубашками и галстуками, выстирала их и повесила сушить.

60
{"b":"238377","o":1}