ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Саморин заверил португальцев в своей дружбе, разрешил им торговать, предоставил дом для обитания я склад для хранения товаров, Кабрал затребовал у саморина заложников, и саморин прислал на флагман пятерых браминов. Увезенные Васко да Гамой заложники благополучно вернулись в Каликуту. Они могли немало рассказать своим землякам об увиденном в чужих краях.

Португальцы под защитой эскадры чувствовали себя уверенно и принялись хозяйничать в Каликуте, как у себя дома, держались грубо и бесцеремонно. Монахи приставали к индийцам с проповедью католичества и всячески оскорбляли мусульман. Португальские купцы пытались самовольно присвоить себе право первыми выбирать товары, которые поступали на торг для продажи. Возникла угроза конфликта. Фактора Айриша Коррею предупредили, что готовится нападение. И действительно, 16 декабря 1500 года под покровом ночи несколько тысяч арабов и индийцев неслышно окружили жилище португальцев и склад и с боем ворвались во двор фактории. Португальцы забаррикадировались в помещениях и отчаянно сопротивлялись, но им не хватило стрел для арбалетов. Нападающие ринулись на легкие крыши строений, проломили их и сверху начали копьями и стрелами добивать одного за другим защитников фактории. Оставшиеся в живых португальцы бежали, оставив тринадцать убитых. По дороге к берегу пало еще четырнадцать человек и среди них сам фактор Айриш Коррея. До лодок добежало всего тридцать шесть португальцев, большей частью тяжко израненных. Их спасли солдаты, поспешившие на помощь с кораблей.

Эта бойня положила конец доброму сотрудничеству саморина и португальцев. Кабрал в отместку сжег в порту десять арабских и индийских кораблей и начал бомбардировать Каликуту. Деревянные дома скоро загорелись, запылали огромные пожары, в огне погибло свыше пятисот мирных жителей.

После кровавых стычек Кабрал отплыл в Кочин, порт на Малабарском побережье. Правитель Кочина враждовал с Каликутой я дружественно принял португальцев. Он надеялся с помощью чужестранцев освободиться от господства каликутского саморина.

Начались переговоры, Кабрал закупил в Кочине по недорогой цене пряности, тонкие ткани, мускус, фарфор, благовония, а затем направился в Кантону р, Здесь на корабли погрузили корицу и заключили с раджей торговый договор. 16 января корабли Кабрала подняли паруса для возвращения на родину.

У Мозамбика один из кораблей по недосмотру капитана сел на мель. Экипаж и большую часть груза удалось спасти, однако судно получило такие повреждения, что пришлось его покинуть и сжечь.

Из Мозамбика Кабрал послал одно судно в Софалу в целях меновой торговле. В Софаде было много золота, и африканцы охотно обменивали золотые украшения на стеклянные бусы.

После ремонта корабли Кабрала оставили Мозамбик в вскоре попали а ураган, раскидавшей эскадру. Кабралу удалось собрать вместе четыре корабля, к которым у островов Зеленого Мыса присоединилась и каравелла Диогу Диаша, В конце июля 1601 года эскадра вернулась в Лиссабон.

Хотя погибло шесть судов, доставленный груз с лихвой покрыл все вложенные в экспедицию средства (по некоторым источникам, прибыль составила сто процентов).

Король устроил торжество с процессиями в честь успешного завершения плавания, Посланнику Венеции дон Мануэл заявил, что венецианцам, генуэзцам в флорентийцам теперь выгоднее плавать в Лиссабон, чем в Африку и Азию к арабам; здесь они смогут чувствовать себя как дома. Король держался так, словно Индия уже полностью была португальским владением.

В марте 1501 года, незадолго до возвращения Кабрала в Лиссабон, король послал в Индию небольшую эскадру – четыре корабле под командованием Жуана да Новы. По пути он в южных водах Атлантики (на 8° ю. ш.) открыл небольшой остров, названный им Консенсьон (добавим, что двумя годами позже другой португальский командир, Албукерки, по-видимому, не зная об открытии Новы, назвал его островом Вознесения; это название сохранилось). Экспедиция счастливо миновала мыс Доброй Надежды. В Малинди Нова от одного оставленного там преступника узнал о кровопролитии в Каликуте. Жуан да Нова, не желая пускать в ход оружие и опасаясь поражения, поплыл не в Каликуту, а в Кочин, затем в Каннанур, где загрузил корабли перцем, имбирем, корицей и другими пряностями.

Перед отплытием из Индии португальцы получили известие, что из Каликуты движется большой неприятельский флот. Жуан да Нова решил принять бой о индийцами и арабами наперекор их численному преимуществу. Португальцы, искусно маневрируя, победили; метким артиллерийским огнем было потоплено несколько кораблей, часть была взята в плен, а остальные обратились в бегство.

На обратном пути в Португалию Жуан да Нова в тропическом поясе Атлантического океана открыл небольшой остров Св. Елены.

В одной легенде рассказывается, что этот остров был первой землей в южном полушарии, подвергшейся европейской колонизации. Некий португальский матрос Фернан Лопиш, участник первой экспедиции Васко да Гамы, в Каликуте полюбил индианку и решил жениться на ней, Однако для этого ему пришлось перейти в мусульманскую веру. Когда спустя два года в Кочин прибыли корабли да Новы, Лопиш оставил жену и отправился в Кочин, где умолял взять его обратно на родину и позволить вернуться в христианскую веру. Чтобы искупить грехи – дезертирство и вероотступничество, – Лопиш согласился остаться один на острове Св. Елены. Жуан да Нова снабдил отшельника провизией, дал ему кое-какие орудия и семена различных овощей и злаков. Фернан Лопиш, оставшись один на необитаемом острове, трудился столь усердно, что через четыре года уже мог снабжать пшеницей и овощами заходившие туда португальские корабли.

За время плавания Кабрала и Новы португальцы приобрели друзей в Кочине и Каннануре и заключили договоры о дружбе с раджами этих городов. Кабрал оставил в Кочине португальцев для ведения торговли, а Нова основал факторию в Каннануре.

Однако результаты экспедиции Кабрала многих разочаровали. Из двенадцати кораблей на родину вернулось шесть, да и то лишь пять из них с грузом. Фактория в Каликуте была разграблена, погибло много товаров и выменянных драгоценностей. У Новы вернулись все четыре корабля, но привезли не так много товаров, как ожидалось.

Экспедиция Васко да Гамы, Кабрала и Новы свидетельствовали, что португальцам не удастся установить надежный торговый мост на Малабарском побережье, пока индийские раджи будут оставаться полновластными хозяевами в своих крошечных государствах. Их следовало сделать зависимыми от португальцев, возвести в Индии крепости и опорные пункты, блокировать морские пути и безжалостно топить арабские суда, чтобы, в конце концов, подчинить себе эту богатую страну Индию и держать ее в страхе и послушании.

Снова к берегам, где царят муссоны

«Неудачнику не следовало бы вновь всходить на корабль». – Три эскадры в океане. – Интриги конкурентов. – Ледяные бури. – Адмирал в Софале. – Дружественный прием в Мозамбике. – Что ожидает в Килве – война или мир? – Малинди.

Король дон Мануэл решил послать в Индию большой флот, чтобы вырвать наконец торговлю с пряностями из рук арабов и получить обильный доход. Поток товаров должен был струиться из Индии в Лиссабон, а не в арабские и египетские порты.

Руководителем четвертой экспедиции дон Мануэл избрал Педру Алвариша Кабрала, а Васко да Гама готовил эскадру в дальний путь – набирал экипажи, нанимал штурманов и артиллеристов, заботился о вооружении, провианте и товарах для торговли в заморских странах.

На этот раз король намеревался послать за океан большой флот, и, как утверждают хронисты, Васко да Гаму начала искушать зависть. Будь у него такие силы, он уж достиг бы чего-то более существенного, чем неудачник Кабрал, растерявший в пути половину кораблей.

Адмирал Ост-Индских морей начал хлопотать, чтобы самому занять место Кабрала, напомнил королю о дарственной, в которой ему предоставлялись права возглавить любую эскадру, отправляемую в Индию, и в результате добился своего. Король снял Кабрала с поста командира флота.

59
{"b":"238930","o":1}