ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Дон Дуарти был весьма задет таким приказом. Коменданту, сказал он; не следовало брать на себя подобную миссию и доставлять оскорбительные распоряжения. На это комендант возразил: если бы вице-король приказал, он восстал бы и против отца родного и убил бы его.

Тогда смещенный дои Дуарти Минезиш смирился со своей судьбой и заявил, что согласен подчиниться. Однако он переселился не на «Кастелью», а на другой, более удобный корабль, перевез свои вещи и устроился на нем вполне уютно.

Вице-король, узнав об этом, рассердился и послал приказ, чтобы дон Дуарти без промедления отправился на «Кастелью» в качестве пленника и не рассчитывал ни на какой другой корабль. Если же он не согнет свою гордую выю, услышит и кое-что сверх того.

На следующее утро Гама приказал двум вооруженным галионам подойти к кораблю, на котором обосновался ди Минезиш. Королевскому казначею и двум нотариусам пришлось трижды вызывать Дуарти, чтобы предложить ему перебраться на «Кастелью». В случае неподчинения нотариусы могли отозвать с корабля команду и корабль был бы расстрелян из пушек.

Когда дон Луиш, брат Дуарти, услыхал о такой возможности, он направился к вице-королю и стал просить его не быть столь жестоким к брату: это уже смахивало на месть. Обменявшись резкостями, оба расстались. Дон Луиш еще в сердцах выкрикнул, что идет к брату, чтобы разделить с ним его судьбу.

Вне себя от гнева Гама приказал коменданту крепости немедленно отвести дона Луиша на корабль, – он, адмирал, посмотрит в окно, как этот сумасброд покидает Индию.

Со слезами на глазах дон Луиш простился с друзьями, сидевшими за пиршественным столом. Он убедил брата не противиться приказу вице-короля, и оба направились на «Кастелью».

На следующий день вице-король прислал к Дуарти ди Минезишу кастеляна с требованием уплатить огромную сумму денег, накраденных за время правления, которые теперь следовало возвратить королю.

Но Дуарти уже успел спрятать часть своих сокровищ в надежном месте: он сложил драгоценные камни, золото, жемчуг и украшения в ящик, который доверил своему доброму другу священнику и старому учителю. Оба они той же ночью выехали за город и закопали ящик на берегу вблизи монастыря св. Антония. Чтобы клад было потом легко найти, они положили на песок бычий череп. Однако ночь была темная, и место они разглядели плохо. Спустя два дня они явились, чтобы выкопать сокровища. Но бычий череп кто-то, видно, переставил на другое место, все поиски и раскопки были напрасны. Несколько ночей подряд приходили они на берег и искали спрятанный клад. Лишь через много дней, когда они уже отчаялись найти сокровища, ящик нашелся, ибо, как утверждает Гашпар Коррея, бог не допустил, чтобы такое богатство пропало бесследно.

Из этого эпизода хроники Корреи уже можно сделать вывод, что Гама поступил с Дуарти ди Минезишем справедливо, – тот действительно награбил себе огромные богатства, которые стремился укрыть.

Васко да Гама по-прежнему упорно силился искоренять беззаконие, однако его бурной деятельности пришел коней. Он уже давно чувствовал недомогание. У него сильно болел позвоночник. Шея совсем искривилась, а на затылке появилось несколько твердых нарывов, которые и не думали лопаться. Нарывы доставляли ему большое мучение, он не мог даже повернуть головы. Всевозможные заботы и волнения еще больше обострили болезнь. В конце концов вице-король был вынужден слечь в постель, продолжая отдавать распоряжения и вершить различные деда. Но жестокая болезнь сломила его, страдалец от боли даже лишился речи. Тогда Васко да Гама решил поручить обязанности вице-короля кому-либо из доверенных придворных. Однако противники Гамы запротестовали. Город раскололся на два враждебных лагеря, готовых сразиться за власть с оружием в руках. Дон Дуарти ди Минезиш тоже еще не сложил с себя титула и мог предъявить свои претензии. Тогда больной вице-король прислал к дону Дуарти своих поверенных с требованием письменно отказаться от должности и официально передать власть в Индии в руки вице-короля.

Дуарти ди Минезиш, зная, сколь тяжело болен вице-король, всяческими отговорками оттягивал время, рассчитывая, что в случае смерти Васко да Гамы он сохранит титул за собой. Но это не помогло – железная воля Гамы сломила упорство Минезиша, и тот 4 декабря был вынужден отречься от должности.

В это время с Цейлона прибыли корабли с корицей, которую перегружали на караваи, направляющийся в Португалию. Вице-король всеми силами торопил эти работы. Кроме того, он не забыл, что с Цейлона прибыл бывший управитель фактории, на совести у которого немало проступков и беззаконий, и велел арестовать его и отправить под суд в Португалию.

Когда вице-король почувствовал приближение смерти, он созвал доверенных лиц из чиновников и велел им присягнуть, что они будут продолжать исполнение его приказов, пока власть не перейдет к новому вице-королю.

После этого умирающий уже не беспокоился больше о делах управления Индией и, как свидетельствует Гашпар Коррея, исповедовался и с благоговением принял святое причастие. Затем он приказал записать его последнюю волю, назначив сыновьям вернуться с имуществом и слугами домой. Не были забыты в завещании также церковь и больница.

Каждой из тех женщин, что были биты кнутом в Гоа, он выделил по сто тысяч рейсов, которые следовало выплатить тайно. Получив завещанные Гамой деньги, все эти женщины позже вышли замуж и вели достойную жизнь.

Умирающий высказал пожелание, чтобы его бренные останки были перевезены в Португалию. До последнего часа он оставался в полном сознании. Около трех часов утра 24 декабря 1524 года Гама скончался. Смерть его держали в тайне до вечера следующего дня. Все двери оставались запертыми, не слышалось ни рыданий, ни причитаний, пока шли приготовления.

Лишь когда все было готово, сыновья и служащие вице-короля с громкими рыданиями объявили о его смерти. У ложа усопшего собрались знатные люди, друзья и родственники, пришли все жители города.

Тело завернули в шелковые ткани и покрыли плащом ордена Христа. На грудь усопшему положили меч с золотой рукоятью, к туфлям прикрепили золотые шпоры, а на голову надели темный берет.

Похороны состоялись в капелле монастыря Св. Антония. Спустя четырнадцать лет останки были перевезены в Португалию, согласно воле вице-короля.

Все пребывали в великой скорби, ибо потеряли мужа, имевшего огромные заслуги перед Португалией.

«Господь даровал ему отважный, крепкий разум, так что он без малейшего страха принимал смертельную опасность во время открытия Индии, – писал хронист. – Все он вершил из любви к господу богу, дабы крепить католическую веру и умножать честь и славу Португалии…»

Он, по словам хрониста, желал послужить богу и вместе с тем спасти свою душу, ради чего и отправился в Индию. Там он в честь и славу всевышнего велел строить монастыри и церкви, и там было создано много новых христианских общин с большим числом обращенных в праведную веру.

Так кое-кто из хронистов и историков воздавал хвалу покойному вице-королю Индии, великому мореплавателю, адмиралу Ост-Индских морей. Этот несгибаемый и жестокий человек умер так же, как и жил, – верой и правдой служа королю, неумолимый и суровый в соблюдении законов и в вынесении приговоров. Своим соратникам он внушал страх и опаску, а не любовь. Его высокомерие, властолюбие и необузданный гнев были отталкивающи. В характере Васко да Гамы нет ни черточки доброты и нежности – одна нескрываемая жестокость и черствость. Он, по оценке современников, был настоящим конкистадором, деспотом и насильником, открывавшим и завоевавшим новые земли. В беспрерывной борьбе с восточным коварством и вероломством он, не раздумывая, сам обращался к подобному средству – безжалостной насильственной власти.

Кое-кто из историков пытался оправдать зверства Васко да Гамы его несдержанным характером, религиозным фанатизмом того времени и целью Португалии – любыми средствами изгнать арабов из индийских вод, захватить в свои руки торговлю и основать в Индии заморскую колониальную империю.

83
{"b":"238930","o":1}