ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Человек-загадка

Лояльность к шефу не мешала подчиненным посмеиваться над какими-то чертами его характера и качествами, за которые они же его и обожали: за доброту, снисходительность и щедрость к более слабым и менее удачливым. Отсюда и прозвища – Отец несчастных и Рождественский дед, причем последнее намекает и на его седые волосы, и на доброту. Седым Канарис был уже в 1935 г., когда в возрасте сорока восьми лет возглавил абвер. Из-за седины он выглядел старше, чем был на самом деле. Тяжелую шерстяную форму адмирал носил круглый год. Будучи умеренным трудоголиком и ипохондриком, он испытывал непонятную неприязнь к людям высокого роста. По мере того как груз дел давил все сильнее, Канарис постепенно отдалялся от своей небольшой, но любящей семьи. Две его дочери обожали отца. Не страдающий избытком доверчивости к людям и порой излишне резкий с подчиненными, адмирал был очень привязан к своим собакам. «Мой пес скромен и благоразумен и никогда меня не предаст. О людях я того же сказать не могу».

Гитлеровская машина шпионажа. Военная и политическая разведка Третьего рейха. 1933–1945 - i_028.jpg

Британский морской конвой. Будучи агентом в Мадриде во время Первой мировой войны, Канарис нанес немалый ущерб морским перевозкам союзников на Средиземном море

Семья Канариса считала себя – из-за сходства фамилии – потомками жившего в XIX веке адмирала Константина Канариса, одного из вождей борьбы за независимость Греции. Это утверждение порождало множество слухов и спекуляций по поводу расовой и национальной принадлежности шефа абвера и принесло ему еще одно прозвище – Левантиец. Свойственные ему обходительность и изобретательность и впрямь указывают на что-то греческое в натуре Канариса. Как и многие другие благородные и влиятельные семьи в Германии, семья адмирала была определенно иностранного происхождения. По другой версии, в XVIII веке проживавшие в окрестностях итальянского озера Комо Канариси эмигрировали в Германию, где в 1789 г. сменили фамилию на Канарис. Десять лет спустя они приняли протестантизм. Вильгельм Канарис родился в доме богатого промышленника в городке Аплербек, что неподалеку от Дортмунда, в первый день 1887 г. В 1905 г. он поступил на флот, где утвердил за собой крепкую репутацию добродушного и отзывчивого человека и умелого офицера. Канарис служил на крейсере «Дрезден», пережившем фолклендский бой 8 декабря 1914 г. (одержав победу 1 ноября в коронельском бою у берегов Чили (у немцев было 2 броненосных и 3 легких крейсера, у англичан 2 броненосных, 1 легкий и 1 вспомогательный крейсер, в результате боя 2 английских броненосных крейсера было потоплено, погибли 1200 моряков, включая командующего эскадрой контрадмирала Крэдока), немцы, идя в Германию, нарвались у Фолклендов на превосходную английскую эскадру (2 линейных крейсера, 3 броненосных и 3 легких крейсера). В результате 2 немецких броненосных крейсера и 2 легких крейсера были потоплены, «Дрезден» ушел. – Ред.) и добравшемся потом до Чили, где его обнаружил военный корабль британских ВМС «Глазго» (легкий крейсер, уцелевший (сумел оторваться) в коронельском бою). Именно там молодой Канарис и обнаружил умение схитрить и воспользоваться ситуацией. Пока он вел переговоры с англичанами, доказывая, что «Дрезден» находится в нейтральных водах и потому не может быть атакован, его коллеги затопили крейсер. (Подвергшийся нападению 3 английских крейсеров («Глазго», «Кент» и вспомогательный крейсер «Орама»), наплевавших на чилийский нейтралитет, «Дрезден» 14 марта 1915 г. получил серьезные повреждения и был затоплен командой. Канарис в это время вел переговоры на борту «Глазго». – Ред.) Бегло говоривший по-испански Канарис позже добрался до Сантьяго, столицы Чили, где обратился в германское посольство. Получив новенький чилийский паспорт, он отправился через Анды в Буэнос-Айрес и, не вызвав ни у кого подозрений, сел на отправлявшийся в Англию британский корабль. Ему удалось ускользнуть от бдительных агентов МИ-5, сойти на берег в нейтральной Голландии и добраться до Гамбурга, где он, воспользовавшись случаем, наведался к своей тетушке Доротее Попп, испытавшей немалый шок. 17 сентября 1915 г. в Берлине его наградили Рыцарским крестом. Как человеку, проявившему способности первоклассного шпиона, Канарису предложили продолжить службу в НД под началом капитана фон Крона, а в 1916 г. направили в Мадрид. Там молодой и смелый разведчик попал в свою стихию – именно в испанской столице британская СИС при поддержке французских Сюрте и Второго бюро сошлась в схватке с НД. Немецкие военно-морской и военный атташе также располагали в Испании широкими агентурными сетями и получали информацию непосредственно из испанского правительства. Перед Канарисом стояла простая, будничная задача: обеспечить базу немецких подлодок в порту Пула (с 1850 г. Пула (Пола) была главной базой австрийского (с 1867 г. австровенгерского) флота. – Ред.), на Адриатике (на территории современной Хорватии), точными сведениями относительно движения морского транспорта союзников. Когда морские потери союзников резко возросли, СИС поняла, что в Испании действует вражеский агент, поставляющий Германии важнейшую информацию. Для ликвидации этого агента СИС летом 1916 г. отправила туда молодого шотландца по имени Стюарт Мензис. Выполнить задание Мензису, будущему главе МИ-6, не удалось: он не только не убил, но даже не смог обнаружить ловкого моряка. Тогда же Канарису удалось установить контакт с испанским офицером, уроженцем Галисии, невозмутимым и флегматичным доном Франсиско Франко.

Гитлеровская машина шпионажа. Военная и политическая разведка Третьего рейха. 1933–1945 - i_029.jpg

Главнокомандующий германским военно-морским флотом, гросс-адмирал Эрих Редер в позе «морского волка». Редер не был ни поклонником Канариса, ни уж тем более бесчестного и безнравственного Гейдриха

Гитлеровская машина шпионажа. Военная и политическая разведка Третьего рейха. 1933–1945 - i_030.jpg

Карл Либкнехт, вождь Коммунистической партии Германии, попытавшийся свергнуть правительство в ноябре 1918 г., выступает с пламенной речью перед своими сторонниками. Канарис имел отношение к гибели Либкнехта

Везунчик

Страдающего от малярии и серьезного переутомления Канариса, в кармане которого все еще лежал чилийский паспорт, отослали в Германию под видом католического монаха. Путешествие через Францию прошло без заминок, но на швейцарской границе его арестовали и передали в руки итальянской полиции. Итальянцы, поверив Канарису, заявлявшему, что он страдает от особо заразной, смертельной формы малярии, уступили протестам Испании, просившей не отдавать «умирающего» германского моряка французам, и вернули «беднягу» испанцам. По пути на Пиренейский полуостров Канарис убедил капитана судна отвезти его в Картахену, не заходя в Марсель, где французы могли запросто арестовать и расстрелять немца. О том, что Канарис находится в Картахене, Мензис узнал от своего испанского агента Хуана Марча, но предпринять ничего не успел – неуловимый моряк уже ушел в Пулу на борту немецкой подлодки U-35.

По возвращении в Германию Канарис женился на Эрике Вааг. Его роль в событиях 1920-х скрыта завесой тайны. Не будучи более полевым агентом, как в годы Первой мировой войны, Канарис по-прежнему занимался секретной разведывательной работой. Во время неудачных попыток захвата коммунистами власти в Германии в 1918–1921 гг. Канарис прямо и однозначно выступил против них и отдал все силы подавлению революции, скрывая и защищая убийц коммунистических вождей Карла Либкнехта и Розы Люксембург. Он также был связан с базировавшейся в Киле правой экстремистской организацией, пользовавшейся поддержкой местной военно-морской базы.

Непосредственная коммунистическая угроза в Германии после провала восстания в Саксонии в 1923 г. исчезла. Канарис вернулся к другим обязанностям, связанным с поездками в Японию, Испанию и Швецию, где он тайно закупал новые корабли и оружие для значительно сокращенного военно-морского флота Германии. Задача его заключалась в том, чтобы скрывать эти сделки от союзной контрольной комиссии, учрежденной для наблюдения за тем, как Германия выполняет условия Версальского договора.

13
{"b":"238939","o":1}