ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Эрнст Рем

На этом тайное сотрудничество отнюдь не закончилось. Одним из главных препятствий для Сталина, пытавшегося оживить Рапалльский договор между СССР и Германией, были сопротивлявшиеся правлению фюрера правые (скорее левые. – Ред.) элементы. Среди них оказался и один из старейших сторонников Гитлера Эрнст Рем, командир СА, или коричневорубашечников, организации, насчитывавшей миллион членов. Рем был настоящим нацистским радикалом, желавшим социальной революции в Германии. Стремясь заменить армию вооруженной и милитаризованной версией СА, он нажил врага в лице всего военного руководства. Поскольку Рем высказывался за национализацию германской индустрии и немалой доли частной экономики, его ненавидели многие промышленники и правые консерваторы, с неохотой (ну почему же? – Ред.) оказавшие поддержку Гитлеру. Мало того, некоторые нацистские лидеры (включая Геринга, Геббельса и Гиммлера) стремились устранить шефа СА как помеху собственной власти и влиянию. Устранение Рема, выступавшего за альянс с Францией и против союза с СССР, было на руку и Сталину.

«Ночь длинных ножей»

В Берлине многие верили имевшим широкое хождение слухам о подготовке Ремом переворота. Не исключено, что распространяли их агенты советской разведки. Так или иначе, Гитлер решил действовать, причем решительно и жестоко. 30 июня 1934 г. Рем, члены его штаба и сотни других противников режима были арестованы и ликвидированы СС и армией. Эти события вошли в историю как «ночь длинных ножей». Общая опасность и угроза была устранена навсегда. Устроенную режимом чистку приветствовали только в одном месте, в Кремле. Сталин счел подавление штурмовиков сигналом к тому, что отныне единственным «хозяином в доме» стал Гитлер и что создавшееся положение подтолкнет его к союзу с СССР.

В 1937 г. Гитлер отплатил за услугу, позволив СД принять участие в сталинском заговоре против Красной армии. В начале 1937 г. в руки Гейдриха попало донесение от некоего проживающего в Париже белоэмигранта по фамилии Скоблин, утверждавшего, что маршал Михаил Тухачевский готовится свергнуть кремлевское руководство. Гейдрих принял сообщение на веру и привлек к нему внимание Гитлера. Фюрер согласился с анализом Гейдриха и предпочел поддержать Сталина, а не Тухачевского. Полученная информация держалась в секрете от немецких генералов, которых Гитлер подозревал (и не без оснований. – Ред.) в продолжающихся контактах с высшим командованием Красной армии. По распоряжению Гейдриха два взвода СД ворвались в кабинеты на Тирпицуфер и Бендлерштрассе и собрали документы, обличающие красных военачальников в заговоре. В Праге штандартенфюрер СС Беме через посредников передал эти документы президенту Чехословакии Бенешу, который в свою очередь переправил их своему союзнику Сталину. В Прагу за ними 30 прибыл специальный курьер. К маю бумаги были в Москве. Тухачевского арестовали 4 июня, а уже 11 июня его и нескольких офицеров предали суду. Вскоре все они были расстреляны. Это событие стало первым звеном в долгой цепи, стоившей жизни 40 тысячам офицерам (автор не разобрался – эта цифра из выступления Ворошилова 29 ноября 1938 г. на заседании Военного совета Народного комиссариата обороны: «Мы вычистили [в 1917–1938 гг.] более сорока тысяч человек». Но большинство отправили в отставку, многих – в лагеря. На основе данных судебных органов РККА выявлена цифра 8624 человека, осужденные за политические преступления. Многих из «40 тысяч» позже восстановили в должности (порядка 13 тысяч). – Ред.), оставившей армию без командиров и в состоянии полной дезорганизации. Сам заговор был советским, но Гейдрих сыграл свою роль превосходно.

Гитлеровская машина шпионажа. Военная и политическая разведка Третьего рейха. 1933–1945 - i_018.jpg

Генрих Мюллер, шеф гестапо. Поклонник НКВД, он построил свою полицию, взяв за модель грозную советскую организацию

Хотя Гитлер всегда оставлял открытыми варианты с выбором союзника, одним из его предпочтений неизменно оставалась Британия. Он просто не видел смысла в уничтожении Британской империи, которой искренне восхищался. Его территориальные амбиции простирались не в Западную, а в Центральную и Восточную Европу и включали также некоторые британские колонии. Долгое время фюрер надеялся, что Иоахим фон Риббентроп сумеет направить британцев и их будущего короля, прогермански настроенного Эдуарда, принца Уэльского (Эдуард VIII, английский король с 20 января по 11 декабря 1936 г. Отрекся от престола. – Ред.), к союзу с рейхом. Но Риббентроп, занимавший должность германского посла в Лондоне, с поставленной задачей не справился. Крикливый, грубоватый, обделенный чувством юмора и фанатичный в своих взглядах, он ничем не расположил к себе хозяев. В британском министерстве иностранных дел Риббентропа уже после первых его промахов и ошибок стали называть «фон Брикендорфом» за неотесанность и недипломатичное поведение. В результате Риббентроп вернулся в Берлин озлобленным англофобом.

Германские агенты в Британии

Посольство Германии в Лондоне, а также местное отделение «Организации аусланд» стали активными центрами шпионажа и даже знали – хотя это считалось секретом, – где расположено министерство информации. И это при том, что, когда требовалось узнать адрес британской организации, о которой никто и не слышал, звонили обычно в германское посольство!

Причина того, что германские разведслужбы столь уютно чувствовали себя в Британии до 1939 г., заключалась в том, что немецкие агенты работали в этой стране задолго до Гитлера. В 1932 г. отдел перехвата писем вскрыл подозрительное письмо, адресованное кадету Военно-морской академии в Сандхерсте, лейтенанту Норманну Бейли-Стюарту. В конверте обнаружились 50 фунтов стерлингов и записка от подруги в Германии. Письма с деньгами продолжали поступать, и в январе 1933 г. Бейли-Стюарт был вызван в МИ-5. Его обвинили в том, что, находясь в Нидерландах, он передал своим нанимателям из абвера информацию по британским танкам и вооружениям. Бейли-Стюарт отверг обвинения, но тем не менее был отдан под суд, признан виновным и получил пять лет заключения за шпионаж. Факт предательства родины молодым офицером шокировал британцев. Но за Бейли-Стюартом последовали другие. Германские агенты в Британии выдавали себя за журналистов или служащих полуправительственных организаций. Максу Найту, возглавившему специальный отдел МИ-5, оставалось только наблюдать за шпионами. В мае 1939 г. сэр Сэмюел Хор, министр внутренних дел королевства, выслал из страны шестерых видных немецких журналистов, заподозренных в шпионаже.

Гитлеровская машина шпионажа. Военная и политическая разведка Третьего рейха. 1933–1945 - i_019.jpg

Ответственность за странный пожар Рейхстага в феврале 1933 г. возлагалась нацистами на коммунистов, а коммунистами – на поджигателей, действовавших по наущению СС

В 1935 г. хозяйка пансионата в Бродстэрсе, графство Кент, заявила о том, что проживавший у нее гость-иностранец уехал, не оплатив счет. Полиция предприняла расследование. Обнаруженные в комнате жильца бумаги показались полицейским подозрительными. Прибывшие на место представитель особого отдела и офицер МИ-5 Эдвард Хинчли-Кук нашли карты, диаграммы и всевозможные документы, имеющие отношение к британским ВВС и аэродромам в Южной Англии. Сам же «гость» оказался доктором Германом Герцем, сотрудником абвера с 1931 г., прибывшим в Британию с заданием собрать информацию по британским аэродромам. Сопровождавшая Герца «племянница» Марианна была его помощницей и секретаршей. 8 ноября 1935 г. Герц вернулся в Харидж, графство Эссекс, где был незамедлительно арестован и препровожден в Бродстэрс. Немец настаивал, что со счетом произошло досадное недоразумение, а собранные документы он собирался использовать при написании романа. Судья Центрального уголовного суда не поверил Герцу, и в марте 1936 г. немец получил три года тюремного заключения.

9
{"b":"238939","o":1}