ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

 В «Водном мире» был ряд квестов и локаций, где можно было прокачать при не самых больших затратах времени и ресурсов навык ночного зрения или кошачьего глаза. Разработчики пошли навстречу игрокам и дали всем желающим возможность видеть в темноте. Плохо, недалеко, как в глубоких сумерках в реальном мире. Но и это было хорошо, учитывая гигантское количество неосвещенных локаций – пещер, потопленных судов, заброшенных станций. С Праймом мне не повезло: таких квестов и локаций поблизости не было. А жаль. Вот и приходится мне сейчас вертеть головой влево-вправо-верх-вниз, чтоб не пропустить опасность.

 Коридоры на станции были узкие, часто перекрывались тамбурами с толстыми дверями. Однажды я перепугался не на шутку: свернул в очередной коридор и наткнулся на пулемётную турель, свисавшую с потолка и направляющую ствол мне в лицо. Только через несколько секунд я увидел, что ствольный блок изрядно зарос грязью, а от вертлюга отходил пучок разлохмаченных проводов.

 Я коснулся ладонью ближайшей стены, у которой стоял, и провёл несколько раз перчаткой, стирая ил и мельчайшие водоросли.

«Хм, интересно-то как!».

 Под слоем грязи обнаружились выбоины от пуль, густо усыпавшие стену, словно веснушки на лице  рыжего. Турель славно порезвилась, собрав жатву. Но и её некто, обладающий чудовищной силой, свернул с вертлюга, вырвал патронные ленты и электроспуск.

 М-дя, не такая уж и простая история у этой станции.

 Я еще дважды натыкался на турели. Одна меня поразила: её четыре ствола были перекручены невиданной силой. В магазине встречал лакомство к пиву: сырная косичка. Так вот, турель чем-то её напоминала сейчас.

 Когда Кларк меня направлял сюда, он кроме кодов доступа дал ещё и план, как от входа добраться до насосного отсека. Но оба плана между собою практически не пересекались за исключением насосной. Так что мне пришлось действовать наугад, выбирая путь больше надеясь на интуицию. Надеюсь, Эльвира меня подождёт рядом со входом, если её дешифратор справится.

 К сожалению, переговорить с девушкой я не мог. В общую группу не включён, и потому командный чат не доступен. А ультракоротковолновые передатчики не могли пробиться сквозь мощные стены станции.

 Мне повезло, что станция была невелика, сравнительно, и я всего два раза заблудился. А вот не повезло в том, что твари, захватившие станцию, были тут повсюду. Я уже не раз видел странные коконы, напоминающие мотки паутины, покрытые бриллиантами воздушных пузырьков. От них старался держаться подальше. И правильно делал, потому, как в них спали монстры.

 Об этом я узнал, наткнувшись на одного из них в очередном тамбуре. Тварь не нашла ничего лучшего, как устроить свою лёжку на потолке между дверей «стакана», перекрывающего коридор. Да ещё и вылезла в тот момент, когда я вплыл в этот отстойник.

 Черепаховый тритон.

 Уровень 8.

 Уровень агрессии: высокий.

 Почти полтора метра в длину, считая и хвост. В два раза уже меня, пасть бульдожья – нижняя челюсть выступает вперёд, демонстрируя сногсшибательный прикус, которому и крокодил позавидует. На коротких перепончатых лапах каждый палец вооружён чёрным толстым когтём сантиметра три длиною. Туловище от шеи до бёдер закрывал тёмно-коричневых костяной панцирь. Видать, отсюда и название. Не уверен, что смогу пробить из гарпуна

 Когда я оказался в тамбуре, тварь только-только вылезла из своего «спального мешка». Про таких ещё говорят: поднять подняли, а разбудить забыли. Тритон, наверное, секунды две смотрел на меня, гадая, а не снюсь ли я ему.

 «Хек!».

 «Разрыватель» вошёл противнику под нижнюю челюсть и насквозь пробил плоть, ткнувшись кончиком в макушку черепа. Изнутри. Миг спустя голова буквально разорвалась на куски, когда я активировал спецудар.

 Вы нанесли критический удар!

 Вы нанесли 450 единиц урона!

 Вы нанесли критический удар!

 Вы нанесли 200 единиц урона!

 Противник уничтожен!

 Уф,  самого аж трясёт. Как неожиданно он появился. Практически, на голову свалился.

 Я ещё трижды вступал в схватку с тритонами. И постоянно благодарил судьбу, благодаря которой  обзавёлся таким замечательным клинком. В стычки глаза в глаза «разрыватель» показал себя с самой лучшей стороны. Восьмиуровневые твари гибли от одного единственного удара в шею или голову. К сожалению, лута у них не было. Даже жалкого осколка панциря не оставляли. И свежевание не помогало.

 Примерно через час, как вошёл на станцию, я добрался до главных ворот. В большом зале были грязно и валялись целые горы чего-то непонятного. То ли некогда были штабелями с ящиками и коробками, расползшимися в труху под воздействием морской воды. То ли, это остатки оборонительных сооружений и лёгкой техники, что не смогли сдержать напор врагов, и были разбиты вдрызг.

 Здесь же спали четверо тритонов, закутавшись в свои воздушно-пузыристые сети. На моё появление ни один не отреагировал.

 Часовые, ёлки-палки, тьфу.

 Как и предыдущие, на каждого из этой четвёрки хватило одного удара. И опять без лута.

 Судя по всему, Эльвира не смогла попасть внутрь. Очень надеюсь, что она ещё снаружи и не уплыла за дешифратом получше, и не приложила с той стороны пару брусочков взрывчатки, отчаявшись вскрыть шлюз «гуманными» методами.

- Эльвира! Эй, маленькая ведьма, ты ещё там? Ау!

 Мне пришлось дважды вызвать девушку, пока не пришёл ответ. Слышимость была паршивая, ультракоротковолновые передатчики в костюмах и скафандрах работали едва ли не в пределах видимости. А толстых слой бетона и стали между нами почти не пропускал сигнал, несмотря на то, что между нами было всего несколько метров.

- Мик?! Ты где? Почему так плохо слышно? И где столько времени пропадал?

- Ты тоже не на пять с плюсом передаёшь. Слушай, ты ещё возле входа?

- Да, всё пытаюсь взломать этот чёртов терминал…

- Послушай меня, - невежливо перебил я собеседницу (надеюсь, обиду она не затаит). – Оставь терминал в покое и на всякий случай отойди в сторону.

- Что ты собираешься… ладно, я поняла.

 Точно такой же терминал, что и снаружи, располагался внутри. Только стоял он метрах в пяти от шлюзовых ворот и в отдельной металлической будочке. К слову, сам отсек для закачки-откачки воды был изрядно порушен. Насосы, которые бы я мог притащить на Прайм и не рисковать, спускаясь на нижние уровни станции, безжалостно раскурочены. Жаль. С другой стороны, упрощается открывание главных ворот – станция и так полна воды, откачка-закачка не требуется.

 Стёр перчаткой грязь с экрана, с роликов для набора кода. Быстро накрутил десять цифр и закрутил штурвалом. Почти без сопротивления стальное колесо в полметра диаметром стронулось с места. Дёрнулись ворота…вода потемнела от грязи…через несколько секунд половину отсека затянуло мутью, видимость снизилась . Через пять метров уже ничего нельзя было различить.

 А ещё ворота грохотали так, словно, гружёный маневренный тепловоз под открытыми окнами в летнюю ночь.

 «Чёрт, чёрт, чёрт! Да открывайтесь вы скорее!».

 Несмотря на то, что штурвал совершал обороты с приличной скоростью, стальная плита, закрывающая проход на станцию, едва двигалась. А ведь каждая секунда может стать последней. Уверен, сейчас на шум плывут тритоны, раздражённые спросонья и голодные после сна.

 К счастью, моя новая знакомая не стала ждать, когда ворота раскроются полностью. Едва между нижним краем  двери и полом появилась полуметровая щель, как она буквально ввинтилась в неё. И ведь не побоялась, что может воротища сорваться со стопора и разрезать пополам тоненькое слабо защищённое тело.

 Увидев это, я перестал страдать ерундой и отпустил штурвал. Через секунду ворота рухнули вниз. Следом по ушам ударил гулкий удар. М-дя, если и оставался кто в неведении, что на станции появились незваные гости, то сейчас таких не осталось.

- Мик, ты не мог ещё громче заявить местным, что мы пришли на станции? – накинулась на меня девушка с упреками вместо благодарности.

23
{"b":"238943","o":1}