ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Ого, а ты везунчик!

- Что там? – тут же заволновался я, уж слишком восхищённо-удивлённым был тон лидерши. Как бы она не попыталась что-нибудь отжать. Ведь не смогу отказать этой девушке. И не в поцелуе дело…наверное.

- Вот, смотри.

В одной руке Олесия держала небольшую набедренную сумку или, что вернее, плоский контейнер из пластика с кучей ремешков и защёлок. В другой была зажата пара перчаток весьма потасканного вида.

 Перчатки Кормчего.

 Это знаменитые перчатки Саара Кормчего, который овладел самостоятельно управлением всеми видами подводного транспорта. Несмотря на свой непрезентабельный вид, перчатки носят оттиск ауры Саара и помогут новичку в управлении подводными аппаратами.

 Свойства: -1 Харизма. Управление лёгкими аппаратами гражданского направления.

 Контейнер Кормчего.

 Известно, что Саар часто путешествовал и не проходил мимо любой даже самой завалящей добычи. Из-за этого он постоянно ходил с переполненными сумками и рюкзаком. И тогда Саар Кормчий заказал в спецлаборатории контейнер, который сможет принять в себя груза в десять раз больше, чем самый вместительный рюкзак.

- Даже жалко отдавать тебе такую драгоценность, - тихонько вздохнула Олесия. – Перчатки-то ладно, я их переросла, а вот контейнер, в него хоть лёгкую пушку положить можно, хоть вон тот ржавый скафандр…эх, и как ты смог уговорить меня на такие условия?

 Я собрал волю в кулак, призвал на помощь жадность, врубил «Полундра!» в отсеках внутренней жабы и хомяка, и как можно твёрже ответил:

- Ты спор проиграла, а спор – это святое.

                                                                      Глава 9

 

  Крабы с развалин (теперь уже по-настоящему развалин) станции Мебиус ушли почти все, вернувшись обратно к жемчужницам. Осталось около сотни у батискафа и всё. Но эта сотня подобралась из сплошь упёртых созданий. Оставляя крошечные царапины на толстостенных боках глубоководного аппарата с каждой попытки, эти твари местами умудрились прорезать прочный сплав почти наполовину! Задержись я ещё на неделю и рисковал остаться без техники.

- Прочь, начинка для салатов!

 На мои слова внимания обратили мало, зато на меня самого – огромное. Крабы защёлкали клешнями и узким ручейком вытекли наружу, из шлюзового отсека с батискафом. Жаль, что выбрались не все, десятка два остались внутри. Но и так неплохо.

 Я посмотрел на плотную толпу мобов в нескольких метрах под собою, усмехнулся, глядя на их безуспешные попытки добраться до меня, и вылил на них огромный контейнер «клейстера». Той самой субстанции, с которой ловко управлялся Ворош, закрывая прорыв подземных тварей из пещер под станцией. За крупную жемчужину (последнюю, что самое неприятное, остальные несколько сплошь мелочь) химики на базе добавили побольше загустителя.

 И теперь подо мною расположилась сюрреалистичная композиция из десятков застывших крабов. Действия клея хватит на пару часов, потом хватка ослабнет под воздействием морской воды и твари получат свободу. Но до этого времени они мои.

- Ату их, малыш, нагуливай жирок.

 Мой питомец со своим третьим уровнем справиться с восьмиуровневыми крабами в прямой схватке не мог. Зато его зубы и мощные челюсти просто были созданы, чтобы раскалывать прочные панцири и откусывать клешни у неподвижных врагов. Вкус «клейстера» ему не нравился, мозазавр постоянно отплёвывался, но азарта это ему не убавляло.

 Тех, кто не попал под первый «полив» я обработал вторым заходом. Ещё пяток самых тормознутых, ни в какую не желавших оставить МОЙ батискаф, расстрелял из пистолета.

 Пока питомец вгрызался в крабов, я занялся транспортом. На базе мне изготовили аварийный ключ – что-то напоминающее длинную арматурину, с хитрой лопаткой с крупными заусенцами на одном конце и гнутой ручкой на другой. Однажды я видел нечто похожее, когда коммунальщики меняли батареи отопления. Тогда они привезли с собою батареи по четыре секции и чтобы соединить их между собою, использовали похожее приспособление.

 Люк находился снизу. Места чтобы подлезть и вставить ключ едва-едва хватает. Так, где же ты… Ага, вот и узкая щель, куда нужно вставить отмычку.

«Ну, с Богом».

 Проворачивался ключ с трудом, после второго оборота, когда инструмент упёрся, я испугался, что всё – заклинило. Но нет, добавив усилий и молясь, чтобы стальной прут выдержал, не согнулся и не сломался, я смог сделать третий оборот, четвёртый…

 Места в камере, куда попал сквозь аварийный люк, было ОЧЕНЬ мало. Еле уместился, закрывал люк с большим трудом. Лицом практически упирался в крышку. В голове всплыло сравнение с гробом – уж очень похоже. Потом на ощупь нашёл рычаг, который откачивает воду и открывает верхнюю крышку камеры, и потянул на себя. Всё, если пираты заблокировали камеру для экстренного входа-выхода, то придётся возвращаться к своей торпеде и добираться до Бурна с её помощью, надеясь, что хватит запасов дыхательной смеси и запасных батарей и мне повезёт избежать агрессивных мобов.

 С негромким шипением поверхность над головою исчезла.

«Гип-гип, ура!».

- Да уж, тесновато тут, и как только пираты вшестером умещались? – вслух произнёс я, когда вылез из тесной камеры и оказался внутри батискафа.

 Через полчаса, дождавшись момента, когда мозазавр добьёт последних крабов, погрузив «торпеду» в багажный отсек, я тронулся в путь. Жаль, что пришлось отказаться от жемчуга – разрушив базу, крабы вернулись на плантацию к ракушкам. Рисковать опытом мне не хотелось.

 Бурн. Огромная станция, на территории которой постоянно проживает несколько десятков тысяч человек. Тысячи отсеков, сотни ангаров и складов, около десятка верфей и доков. Меня и мой батискаф просветили, просмотрели, разве что на зуб не попробовали ещё на подходе к станции.

 Территорию вокруг Бурна патрулировали как водолазы, так и небольшие аппараты. Похожие на мой батискаф, но вооруженные до зубов: от пулемётов или пушки, до небольших торпед. А где-то – я в этом уверен на сто и один процент – притаилась одна или две подлодки, способных в одиночку разобраться со средней флотилией пиратов или враждебно настроенного  соседа.

 Заплатив за место в доке, я направился знакомиться с городом...тьфу, станцией. На видео и фотографиях, которые я изучал перед оцифровкой, впечатления были другие, восторженнее, что ли. А наяву станция больше походила на огромный цех – узкие проходы, громады стен, поднимающиеся вверх, лязгающие под ногами технические лестницы и потолки, крошечные каморки-отсеки с металлическими дверями и надписями «вход запрещён». Свободного места было очень мало, каждый отсек, коридор, площадка были полезны. Это не поверхность Земли, где можно гулять по огромным площадям, нестись на авто по широким улицам. Здесь каждый квадратный метр площади должен был приносить пользу. А та, что бесполезна – проходы и дорожки с яруса на ярус из отсека в отсек, была урезана по максимуму. Хотя, широкие площадки встречались достаточно часто, но об этом чуть позже.

 Через полчаса мне надоело толкаться в потоке местных, плюнул под ноги, сверился с картой и направился к «Забавному кальмару» - пора было выполнять самое первое задание.

 Все более или менее крупные и пользующиеся спросом заведения, такие, как магазинчики, игровые заведения, гостиницы, жилые модули и рестораны, располагались на просторных площадках, к которым вели тонкие паутинки переходов. Если посмотреть со стороны, то база состояла из звёздочек: тонкие лучики – это переходы-тропинки, широкий центр – крошечная площадь, на которую смотрят двери заведений. На одной такой площади расположился «Забавный кальмар». Дверь стеклянная двойная с золотой тонировкой, сквозь которую ничего нельзя рассмотреть, находясь на улице. Над дверью на геральдическом щите – квадрат с заостренной нижней частью и скруглёнными нижними углами, из светодиодов собран кальмар, весело подмигивающий и широко улыбающийся. Каждые несколько секунд светодиоды меняли цвет, что привлекало внимание к заведению.

29
{"b":"238943","o":1}