ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

 Вы нанесли критический удар.

 Вы нанесли 710 единиц урона.

 Противник оглушён.

 Противник смертельно ранен и не может двигаться.

 Жизни у тритона осталось меньше одного процента. Сейчас, даже если инфузория с разгона врежется ему в глаз, то этого хватит, чтобы добить.

- Тирекс, рви этого! Скорее, а то подохнет!

 Морской динозавр нехотя оставил в покое свою жертву и рванул за горло умирающего. В раскрашенную красным воду ударила тугая струя алой жидкости.

 Поздравляем! Ваш питомец убил своего первого противника!

 По умолчанию, 10% опыта уходит питомцу.

 Изменить количество передаваемого опыта можно в интерфейсе питомца.

 Второго, очухавшегося тритона я добил самолично. Вообще-то, хотел, чтобы и с ним разобрался Тирекс, но полудохлому противнику хватило одного  слабого удара «разрывателем», чтобы склеить ласты.

 Покончив с врагами, я тут же полез в настройки. Десять процентов – это так мало. Слишком большая разница в уровнях между нами, кровь из носа, а нужно быстро прокачать питомца. А, значит, выкручивать ползунок выделяемого опыта на максимум.

 Итак, десять процентов, это минимум, поставленный по умолчанию, пятьдесят – максимум выделяемого опыта в том случае, если питомец сам убивает противника. Ну, а когда враг дохнет от руки хозяина, то только три процента и двадцать.

 Сейчас я выставил максимум выделяемого опыта. Пятьдесят или двадцать…дальнейшая ситуация покажет.

 Я и Тирекс медленно кружили по коридорам и отсекам, стараясь не сильно удаляться от убежища. Попались семь девятиуровневых тритонов, троих из которых прибил пет. Полоска опыта у мозазавра почти дошла до предела, ещё чуть-чуть и он возьмёт второй уровень. Как назло, ближайших мобов уже выбили, а распаун у этих тварей долгий. Правда, рядом располагался лифт и лестница на следующий ярус…хм, заманчиво.

- Ну, малыш, придётся нам прогуляться на следующий ярус. Маленькая Ведьма нас отругает, если узнает об этом, так что – ш-шш.

 Лифты не работали, лестницы были заблокированы. До этого со второго (ярус, на котором осуществлялась приёмка, запуск, складирование товаров, размещение техники; первый – технический; четвёртый и пятый - жилые; шестой – административный) на третий ярус попасть помог дешифратор Олесии. А сейчас придётся поломать голову, как обойтись без него. Коды, которые мне сообщил Кларк, вели лишь вниз, на технический уровень. К другим терминалам не подходили.

 Возле бронированных дверей я пробыл минут пять, пытаясь методом математического тыка угадать шифр. Потом не выдержал и с силой ударил ножом по преграде. Немедленно выскочило сообщение о нанесённом уроне. Весьма неплохом, но хитов прочности у дверей было столько, что мне часов десять нужно их ковырять. И то не факт, что раньше не сломается клинок.

«А что если…хм».

 Двери лифта были не столь прочными. Тоже бронированные, но судя по несколькими сквозным пробоинам от немаленького калибра, защита слабее. Да и пулемётный расстрел на пользу не пошёл. И потому, через полчаса я оказался внутри просторной кабины. Тут запросто человек тридцать поместится.

«Так, так, где же ты? Надеюсь, разработчики воспитывались на голливудской ширпотребщине…ага, вот она!».

 Любой, кто хоть раз смотрел боевик, сваренный на «фабрике звёзд», то в курсе про героев, что ползают то вентиляционным коробам и лифтовым шахтам. В последние они попадают сквозь решётку – обязательный атрибут кабины лифта. Разработчики не стали ломать канон (возможно, часть «фабрикантов» перешла в игроиндустрию) и поставили идентичную решётку и здесь. Сломать её не составило больших проблем.

 В шахте не было ни одной живой души, только светящиеся водоросли, покрывающие стены и тросы. Двери на следующий ярус были не так сильно побиты, но открылись быстрее и легче. И стоило мне отодвинуть одну створку, как попал под раздачу.

 Вам нанесён урон 90 единиц!

 Вашему питомцу нанесён урон 90 единиц!

 Питомец тяжело ранен и не может двигаться!

 Тирекс жалобно пропищал и плавно стал падать обратно в шахту.

 А прямо перед лифтом расположился странный тритон. Худой, со светлой, какой-то грязно-белой кожей, покрытой тонкими ломаными линиями ярко-голубого цвета. Черепахового панциря у нового противника не было. Зато он больно лупил электричеством, что я и Тирекс прочувствовали на собственной шкуре.

 Электрический тритон.

 Уровень: 10.

 Уровень агрессии: высокий.

 Два метра до противника я преодолел одним рывком, превратившись в копьё, острием которого служили мои руки. В левой ладони сжимал «разрыватель», правой давил на обух рукояти.

 Вам нанесён урон 70 единиц!

 Тритон не успел перезарядиться и его новый удар оказался немного слабее. Лучше бы он отступил или вовсе попытался спастись бегством, тогда имел шанс выжить.

 Острие ножа ударило в центр груди противника. Я услышал тихий хруст, когда сталь разрубила кость, чтобы пройти глубже в тело, туда, где располагались внутренние органы. Вес моего тела и стремительный рывок буквально снесли тритона. Нож на две трети погрузился в его тело, когда я решил активировать спецудар.

 Вы нанесли критический удар!

 Вы нанесли 650 единиц урона!

 Вы нанесли критический удар!

 Вы нанесли 350 единиц урона!

 Противник уничтожен!

Глава 9

                                                                      Глава 9

 

  Крабы с развалин (теперь уже по-настоящему развалин) станции Мебиус ушли почти все, вернувшись обратно к жемчужницам. Осталось около сотни у батискафа и всё. Но эта сотня подобралась из сплошь упёртых созданий. Оставляя крошечные царапины на толстостенных боках глубоководного аппарата с каждой попытки, эти твари местами умудрились прорезать прочный сплав почти наполовину! Задержись я ещё на неделю и рисковал остаться без техники.

- Прочь, начинка для салатов!

 На мои слова внимания обратили мало, зато на меня самого – огромное. Крабы защёлкали клешнями и узким ручейком вытекли наружу, из шлюзового отсека с батискафом. Жаль, что выбрались не все, десятка два остались внутри. Но и так неплохо.

 Я посмотрел на плотную толпу мобов в нескольких метрах под собою, усмехнулся, глядя на их безуспешные попытки добраться до меня, и вылил на них огромный контейнер «клейстера». Той самой субстанции, с которой ловко управлялся Ворош, закрывая прорыв подземных тварей из пещер под станцией. За крупную жемчужину (последнюю, что самое неприятное, остальные несколько сплошь мелочь) химики на базе добавили побольше загустителя.

 И теперь подо мною расположилась сюрреалистичная композиция из десятков застывших крабов. Действия клея хватит на пару часов, потом хватка ослабнет под воздействием морской воды и твари получат свободу. Но до этого времени они мои.

- Ату их, малыш, нагуливай жирок.

 Мой питомец со своим третьим уровнем справиться с восьмиуровневыми крабами в прямой схватке не мог. Зато его зубы и мощные челюсти просто были созданы, чтобы раскалывать прочные панцири и откусывать клешни у неподвижных врагов. Вкус «клейстера» ему не нравился, мозазавр постоянно отплёвывался, но азарта это ему не убавляло.

 Тех, кто не попал под первый «полив» я обработал вторым заходом. Ещё пяток самых тормознутых, ни в какую не желавших оставить МОЙ батискаф, расстрелял из пистолета.

 Пока питомец вгрызался в крабов, я занялся транспортом. На базе мне изготовили аварийный ключ – что-то напоминающее длинную арматурину, с хитрой лопаткой с крупными заусенцами на одном конце и гнутой ручкой на другой. Однажды я видел нечто похожее, когда коммунальщики меняли батареи отопления. Тогда они привезли с собою батареи по четыре секции и чтобы соединить их между собою, использовали похожее приспособление.

57
{"b":"238943","o":1}