ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Его пытаются перехватить. Шанс есть – он всё-таки остался один.

Ветер, наконец, вымел всю пыль и нашим глазам открылась картина произошедшего. Все спутники Шляхова, кроме оглушённого Столяровым плешивого окультиста в толстовке, были перебиты. Маги и мы тоже понесли потери – Поляк, прорываясь, убил Ветрова и ещё нескольких бойцов, гномы из отряда Диенара потеряли двоих под завалами. И это только навскидку – сколько ещё людей, магов и гномов лежит под обрушившимся на них потолком?

- Ваш Никитенко, похоже, сумел уйти, - заметил Семёнов.

Вот это плохо, подумал я. Хотя найти его позже не составит труда.

- Владимир Алексеевич, - тихо сказал Гоша Апшилава. – Посмотрите.

В углу, вцепившись мёртвыми пальцами в стул, лежал погибший Виктор Андреевич Лебедев.

Антон

За спиной раздавались шум и характерные хлюпы. Так уж получилось, что опознать звук вдавливаемого в стенку тела для меня теперь не проблема.

Насколько я помнил, спуска вниз, а уж тем более, выхода на улицу в этой части клуба не было. Впрочем. Нас это даже не задержало. Миса с Константином синхронным движением рук вынесли стенку, и мы спрыгнули вниз.

Группа военных прикрывавших это место, уже отступила к выходу, где разворачивались основные события, а мы поспешили воспользоваться открытой дорогой и скрыться с места большого собрания.

Эх, а ведь на него были такие надежды, обо всем договориться, все решить, жить в мире. Тем более, что и делить особо нечего. Вроде. И местные вмешиваться не горят желанием, а ко всему остальному мы бы приспособились.

Но, похоже, Нижинский с магами решили подмять город под себя, решили, что договориться не получится. И, похоже, были правы. Тот же, Олег, ведь из-за него могли пострадать все остальные, но ему на это было абсолютно наплевать. Чужое мнение, чужие жизни, да кого они волнуют? Вперед, подымать волну, карабкаться вверх, а желающих собраться в стадо и пробежаться по краю пропасти, как ни странно, всегда находится много.

- Основной целью был, конечно, Поляк, - начал разговор Константин, когда мы углубились дворы по пути к зданию вокзала.

- Почему же не попытались договориться? Чего им делить? – высказал я то, что давно кипело в душе. – К чему все эти убийства?

- Ну, делить-то им как раз было что, - усмехнулся вампир, и откуда только все знает. Может это и называется мозги, когда человек из пары фактов может сложить адекватную картинку действительности? Будем надеяться, что мозги у меня есть, просто фактов не хватает. – Все основные запасы горючего в городе хранятся на территории культистов, и военным их очень не хватает. Как и сил их забрать, а они пытались, и не раз. И если бы они все-таки начали договариваться, Поляк смог бы диктовать свои условия.

- А этот Нижинский довольно умный человек, - добавила Миса.

- Ну да, - согласился вампир, - теперь с помощью магов, когда силы культистов ослаблены, они могут попробовать отбить себе хранилища на Силикатке.

- Да, не в этом дело, – отмахнулась Миса, что ж, похоже, не только я смотрю недостаточно глубоко, - устроив эти разборки, Нижинский показал всем, а прежде всего, отцу, кто в городе главный. Так же он продемонстрировал, что у вас нет единого общества, и теперь отец не будет карать весь город за поступки отдельных людей.

- А разве это было не очевидно?

- Нет, конечно, одно дело слова, другое дело поступки. Так что в политическом плане это очень серьезная заявка.

Мда, как-то я себя после всего этого чувствую мелким и слабым. Вот взять Нижинского, обычный человек, никаких сил нет, но при этом добился успеха больше всех. Все-таки мозги на дороге валяются, и просто так люди богатства и положения до Разрыва не достигали. Жалко только, что направлены все его усилия только насебя, и пользы от них нет никому. Хотя, тут я не прав, если бы он не организовал военных, не собрал обычных людей, не добился нормального функционирования колхозов и поставок еды в город, то погибло бы гораздо больше людей. Я что ему завидую? Не к добру это, да и с нашими делами надо разобраться.

- Миса, так что там с требованиями твоего отца? Как можно проявить себя? – тут в памяти всплыли слова про отрубленную ветвь, - И почему ты не предупредила, что принятие в твою семью может плохо кончится?

И тут во весь голос заржал вампир.

- Представляю, приход Саурон к Элронду и говорит, Люк я твой отец. Или сын.

- Миса, - проигнорировал я Константина, надо, кстати, еще будет поговорить с ним по поводу его адекватности, - Заодно еще можешь рассказать, как так получилось, что твой отец допустил бойню на собрании, где всем гарантировал безопасность?

Мисиэль

А кто сказал, что он гарантировал? Вампир? Нашли, кому верить. Да и он не говорил, сами все решили, а я не стала разубеждать. Папу все-таки хотелось увидеть. Да, и я сама была уверена, что в случае опасности мы уйдем, или убежим. Или оставался последний телепорт. Конечно, заряжать повторно уже использованные не рекомендуют, могут не правильно сработать, но как последний аргумент использовать можно. Взять и телепортироваться, а лучше не самим, а  телепортировать врагов, тогда, если что-то пойдет не так, будет даже лучше.

Рядом  раздается усиленное сопение. Все-таки Антон еще плохо двигается, громко. Хотя, гораздо лучше, чем раньше. Кстати, сегодня он в той же одежде, в которой мы познакомились. И человек сегодня был, в доме которого это произошло. Слабый человек, но каким-то мерзким душком от него тянуло. Раньше бы я такого даже не заметила, вот как отец не заметил, потому что если бы ему только почудилось что-то неправильное, он бы на всякий случай этого человека убил. А я стала сильнее, мертвый город обострил мое восприятие, приятно. У меня еще найдется, чем удивить тебя. Папа.

И не только теми, кто сейчас стоят рядом со мной. Вот, например, вампир, движется совершенно беззвучно, молодец. Точнее, чтоб ты сдох. Не нравишься, ты мне. Хотя по сравнению с нашими вампирами, этот просто образец логичности и терпения… Все равно не нравишься.

Рядом раздается еще более громкое, чем раньше сопение. Антон? Это он так показывает, что так и не получил ответы на свои вопросы. Что ж, наверно, на самом деле надо все объяснить.

Антон

Мы остановились и, встав в полукруг, смотрели друг на друга. В глазах Константина мерцали безумные искорки, а рот скривился в совершенно неуместной улыбке. Миса смотрела серьёзно и как будто бы с вызовом. Что-то явно было не так.

- Миса?..

- Антон, - начала она. – Пойми, если бы я рассказала тебе всё сразу, то ты мог… по-другому отреагировать.

Я молча слушал.

- Да и вообще! – вдруг взвилась она. – Что ты уже возомнил о себе! Мой отец – могущественный благородный эль и… Извини, Антон…

Да что уж там. Похоже, я и вправду немного забыл о главном. Я – человек, пусть и с некоторыми пробудившимися способностями. Она – бессмертный эльф, благородная эли, дочь очень влиятельного человека… эльфа. Внезапно я похолодел – а сколько ей, кстати, лет? Не 22 же, как она сказала при нашем знакомстве. А после этого мы с ней о возрасте не заговаривали. И, наверное, не стоит.

- Извини, Антон, - повторила Миса. – Я не могу тебе сказать, почему отец допустил бойню. Возможно, он и не предполагал, что так получится. А возможно, предполагал, но решил не вмешиваться. Он же сказал, что все ваши внутренние распри нас… нас, в смысле – элей… не касаются. Это грубо звучит, но люди для большинства элей – это прямоходящее недоразумение, неизвестно как свалившееся нам на головы, - выпалила она и (мне показалось?) облегчённо выдохнула.

Вот так – припечатала. Всяк сверчок да познает приличествующий ему шесток. В душу снова заполз червячок сомнения.

- Но это не отменяет моего хорошего отношения к некоторым людям, - серьёзно и твёрдо сказала Миса.

- Ладно, - сделав заметное усилие, сказал я. – Что там с требованиями… С’середея? Что мы должны сделать, чтобы заслужить его доверие? – тут я усмехнулся: - И чтобы он нас хотя бы не убил!

11
{"b":"238947","o":1}