ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да тьфу на неё, она вольная птица. Трахни хорошо, она это дело любит. Но я о другом. Понимаешь, я написал книгу, и хочу, чтобы ты её прочитал.

Он достал из-за пазухи толстую стопку листов. Я мельком глянул их:

– Ариэль, я не очень силён в вашем языке, не знаю всех тонкостей, я не смогу быть литературным критиком.

– Ты постарайся, с меня бутылка!

– Хорошо, только дай пару недель, быстрее не прочту.

– Лады! Только не говори Йену, он будет издеваться.

– Договорились!

Мы бросили бычки и вернулись за стол.

Красотка пересела поближе и тихо взяла под столом мою руку:

– А чем ты занимаешься?

– Как и все: ворую! – и дал ей визитку.

Итальянский гамбит

Сегодня утром я увидел новую картину: по кухне разгуливала мышка, за которой семенили двое мышат, мама показывала детям дорогу к пище. Один был старательный ученик, шёл за ней и не отставал ни на один сантиметр. Второй был явным двоечником: он прыгал, кружился и всячески резвился. Меня они нисколько не боялись.

Меня не удивляло, что мыши попали на седьмой этаж, но как они не учуяли запаха кота?

И что делает мой любимый хищник?

Я нашёл его лежащим на кровати.

– Арамис, ты даром ешь свой корм, там дичь бегает!

Арамис лениво посмотрел на меня и зевнул, затем сел, поднял правую ногу пистолетом и стал вылизывать причинные места.

Я взял его на руки и понёс на кухню. Мыши моментально убежали, а кот лениво спрыгнул с рук. Но не побежал следом за ними, а подошёл к своей миске, посидел полминуты, помедитировал и нехотя принялся чавкать.

Я решил назвать мышку Фросей. Имя маленькому озорнику придумывать не пришлось: Джерри, и никто другой! Вот только братцу прозвище придумал не сразу. Ну что же, нарекаю тебя Пафнутием!

Кот сел ко мне спиной. На кошачьем языке это не презрение, а наоборот, полное доверие: он не опасался нападения сзади.

* * *

Сумма удовольствий после вечерней пьянки и самочувствия наутро всегда отрицательная.

Разгрузка по пятницам – явление интернациональное, особенно там, где получку выдают раз в неделю. А в Ирландии, я слышал, жалование выдают по четвергам. Весь вечер бары там переполнены, хотя пятница – полноценный рабочий день. Синие, злые и похмельные, дети Святого Патрика выползают на работу и стонут, дожидаясь финального свистка. Глупо, но такое там правило. Кстати, в Европе самыми пьющими считают не русских, а именно ирландцев.

После вчерашнего похмелиться было нечем, и я выпил сока.

Тут зазвонил мой сотовый, и на экране высветилось: «Дамиано».

– Доброе утро, Виктор. Помните встречу в баре? Можно зайти?

Хотя я с удовольствием пролежал бы ещё пару часиков, из вежливости соврал:

– Конечно!

Не прошло и минуты, как раздался звонок, и в дверях стоял тот самый «неаполитанец». Он держал в руках небольшой дипломат.

– Ценю Вашу оперативность, но не ожидал, что придёте так скоро, – растерянно проговорил я.

– Я проходил рядом.

– А откуда знаете мой телефон и адрес?

Он помахал перед моими глазами визиткой. Действительно, моя.

Странно, я неплохо в тот вечер выпил, но помнил всё. Я точно не давал ему карточки, и, наверное, просто её потерял! Представить такого франта, подбирающего с грязного пола чужие визитки?

Но чтобы не показать себя дураком, я кивнул головой:

– Прежде всего, должен поблагодарить. Если бы не Вы, то говорил бы я сейчас не с Вами, а с архангелами.

– С архангелами, бывает, говорят и живые, после четвёртой бутылки, – прервал он мою тираду. – Когда говоришь с Богом – это называют молитвой, а когда Бог с тобой – белой горячкой. Но если имеете в виду тот случай в баре, то это простое совпадение.

– Вы об этом тоже знаете?

– Конечно, все в районе до сих пор об этом говорят, и по новостям показывали.

– А много было жертв?

– Если не считать водителя, только психические травмы барменши. Тогда он был «мертвецки пьян», теперь он «мертвецки мёртв», – и Дамиано достал плоскую бутылочку из дипломата:

– Помяните его душу, он на самом деле был большой грешник: разбой, сутенёрство, контрабанда.

Я помянул покойного, но вернулся к разговору:

– Но я не записывал Вашего номера!

– Вы отстали от технического прогресса. Современная аппаратура позволяет не только точно определить местонахождение человека и прослушать все его разговоры. Можно и скачать телефонную книжку, добавить туда новые контакты, и вообще неплохо пошалить: поменять номера любовницы и жены местами, вставить «Ring-tone» в виде похоронного марша на звонок начальника и много других полезных вещей.

Я с трудом сдержал улыбку:

– Если мобильник включён.

– Если постараться, можно и на выключенный.

Я удивлённо хмыкнул, а он продолжил:

– Шутки в сторону. Итак: Вам тридцать три года, неженаты, образование высшее, владеете иностранными языками. Живёте один, родители умерли, любите чтение, женщин и водку. Имеете весьма скромную зарплату и большие проблемы с финансами, постоянно стараетесь выбраться из нищеты, но безуспешно. Церковь посещаете, но редко, политикой не занимаетесь, хотя имеете определённые взгляды. Некрещён.

– Всё верно, про языки я мог тогда Вам рассказать, про отношения с церковью – тоже. Но Вы не крестить же меня собрались!

– Совершенно верно, скорее наоборот. Приоткрою карты: я не профессор Воланд! Ни Ваша душа, ни жилплощадь меня не интересуют. Работаю я на очень влиятельную контору, её деятельность не является ни коммерческой, ни разведывательной, скорее даже благотворительной. В чём точная суть, объясню позднее. И сотрудникам своим мы платим очень неплохо.

– Я тоже хочу работать за хорошую зарплату, и даже очень! Но если работа будет мне противной, то не соглашусь: не буду упаковывать трупы, торговать наркотиками, работать сутенёром или подрывать мечети.

– У Вас скудная фантазия. Но если за работу могильщика будем платить зарплату президента банка, Вы согласитесь её выполнять?

– Скорее всего, да!

– Отлично! А наркодилерами можно признать всех фармацевтов. Одно и тоже вещество в одной стране может быть запрещено, а в другой – разрешено, и даже рекомендовано. Кокаин у индейцев в Колумбии никакими силами не отнять, это целая национальная культура. А повезите его в Малайзию – смертная казнь гарантирована. А потом ситуация может поменяться на противоположную. Вы слышали про талидомид?

– Да, хорошее снотворное. Его прописывали даже беременным женщинам. А потом выяснилось, что он воздействует на эмбрионы, родилось несколько тысяч уродов с искривленными ногами или без ушей. Скандал был грандиозный, фирму закрыли.

– А то, что он опять применяется в медицине для лечения проказы и онкологических заболеваний, Вы знаете?

– Нет, не знал.

– Вот так! Так что не все так просто. Но я предлагаю Вам совсем другое: относительно нетрудную, но очень интересную должность «посланца по особым поручениям». Например, встретить приезжего, обустроить, передать всё необходимое, и никаких пистолетов, гранат или наркотиков! У нас много задач, людей катастрофически не хватает, и всё легально! Иногда бывают и командировки, но прежнюю работу можете не бросать. А там видно будет!

– Испытательный срок существует?

– Естественно, как и право увольнения по собственному желанию. Но отток кадров у нас настолько мал, что об этом даже говорить не хочется.

– Социальные гарантии, пенсия, страховка?

– Всё имеется, но не в такой форме, к которой вы привыкли. Плюс куча бонусов.

Видя мою заинтересованность и нерешительность, Дамиано сделал паузу:

– Давайте сделаем так: я даю Вам кредитную карточку. Если передумаете, вернёте, и мы забудем об этом визите навсегда, но второго шанса у Вас не будет!

Он положил на стол кусочек пластика, на котором было уже выгравировано моё имя.

– Есть маленький нюанс: у меня долги за некоторые услуги.

7
{"b":"238948","o":1}