ЛитМир - Электронная Библиотека

- Средняя фаза сосредоточена на решении специфических проблем кризисной ситуации. Клиенту оказывают помощь в осознании нижних неадекватных образцов поведения и предлагают попытаться использовать новые модели. По мере того как клиент становится все более активным в решении поставленных задач (и, таким образом, постепенно тepяeт ощущение, что находится под контролем), ведущий прием занимает более пассивную позицию, выступая по преимуществу в качестве слушающего и поддерживающего. Особое внимание уделяется построению новых взаимоотношений клиента с окружающими, а также поиску возможностей оказания поддержки со стороны людей со сходными проблемами или находящимися в аналогичных ситуациях.

- Последняя фаза это обсуждение прогресса, который достигнут со времени первого посещения, повторение основных задач адаптации и анализ происшедших изменений в поведении. Если проблему можно считать решенной и клиент ощущает надежду и чувствует, что ситуация может быть улучшена им самостоятельно, составляется (при необходимости) план дальнейшей деятельности.

Основные принципы социальной и психологической работы с кризисными состояниями, применяемые на практике, могут быть суммированы в следующие положения.

1. Индивид (или семья, группа, сообщество) подвержен периодам усиления внутреннего и внешнего стресса, что нарушает нормальный жизненный цикл и привычное состояние баланса с окружающей средой. Такие ситуации обычно вызываются неким травмирующим событием, которое может быть как внешним ударом, так и внутренним (все более усиливающимся) напряжением. Событие может быть единичным катастрофическим происшествием или серией небольших неудач, которые обладают кумулятивным эффектом.

2. Воздействие травмирующего события нарушает баланс личности и ставит человека в уязвимое положение, что находит проявление в усилении напряжения и беспокойства. В попытке вновь достичь равновесия человек проходит несколько стадий. Вначале предпринимается попытка использовать собственные привычные методы решения проблем. Когда это не помогает и беспокойство усиливается, то мобилизуются ранее не использовавшиеся резервные методы преодоления. Однако, если проблема и после этого сохраняется, и ее невозможно либо решить, либо уклониться от ее решения, или переформулировать, напряжение продолжает возрастать до предела.

3. В этот момент какой-нибудь катализирующий фактор может стать “последней каплей”, приводящей индивида в состояние активного кризиса, сопровождающегося дезорганизацией и прекращением сопротивления. Затем следует период постепенного восстановления вплоть до достижения вновь состояния равновесия.

4. В период развития кризисной ситуации индивид может воспринимать первоначальные и последующие травмирующие события либо как угрозу своим инстинктивным потребностям, личностной автономии и благополучию, либо как потерю себя, своих атрибутов (роли или статуса) или своих способностей, либо он стоит перед задачей выживания, роста или совершенствовании

5. Каждая из этих ситуаций вызывает соответствующую эмоциональную реакцию, которая отражает субъективную значимость события для индивида. Угроза влечет за собой усиливающееся состояние беспокойства; “потеря себя” усиливает изначальные ощущения депрессии, депривации и скорби: в то же время постановка задачи выживания вызывает умеренное возрастание беспокойства плюс пробуждение надежды и ожидания, стимулируя таким образом новые усилия для решения проблемы.

6. Хотя кризисная ситуация не является ни болезнью, ни патологией и отражает реальную борьбу индивида с текущей стрессовой ситуацией, она может оказаться связанной с ранее неразрешенными или лишь частично разрешенными конфликтами, порождая в результате неадекватную реакцию. Вмешательство в такую ситуацию может предполагать разрешение настоящих трудностей, преодоления прежних конфликтов или разрушения связи между ними и нынешним стрессом.

7. Продолжительность времени между случившимся несчастьем и выходом из кризисной ситуации широко варьирует и зависит от тяжести травмирующего события, реакции индивида, природы и сложности задач, которые должны быть решены, имеющихся ресурсов и средств для разрешения конфликта. Однако, фактически, состояние активного дисбаланса ограничено во времени и обычно продолжается до 4-6 недель, пока отыскивается некоторая приемлемая форма разрешения ситуации.

8. Каждая специфическая кризисная ситуация (такая, например, как смерть любимого человека или ситуация, в которой человек стал жертвой насилия) влечет за собой специфическую последовательность состояний, которые могут быть заранее предсказаны и реакция на которые может быть спланирована. Определение того, и каком конкретном состоянии на пути к новому балансу произошла “фиксация” индивида, может дать ключ к пониманию того, где индивид “застрял” и что лежит за его неспособностью справиться с ситуацией.

9. В период осознания и прояснения кризисной ситуации люди особенно чувствительны к помощи. Привычные защитные механизмы ослаблены, обычные модели поведения представляются неадекватными, и человек становится более открытым для внешних влияний. Минимальное усилие в этот период часто может дать максимальный эффект, и соответствующим образом направленная небольшая помощь может улучшить ситуацию эффективнее, чем более интенсивная помощь в периоды меньшей эмоциональной восприимчивости.

10. В течение фазы восстановления могут появиться новые механизмы разрешения конфликта и развиваться новые адаптивные способы, которые помогут человеку в будущем более эффективно справиться с такой же или подобной ситуацией.

Виды кризисов

Проблема классификации кризисов и кризисных состояний достаточно сложна и неоднозначна. К великому нашему сожалению, концепция кризиса, которую хотелось разработать на базе основных тенденций и фаз развития личности, еще недостаточно целостна и стройна. По этой причине мы удовлетворимся общими подходами к возрастным кризисам, преимущественно тем, которые значимы для социальной и психологической .

Мы подробно остановимся на психодуховных кризисах, т.к. в научной литературе они описаны мало и конспективно. Вначале нам хочется остановиться на одной модели, которая удивительно красиво объясняла истоки и феномеологию кризиса во время тренингов, проводимых автором этой книги в направлении интенсивных интегративных психотехнологий. Мы уже писали в предыдущей главе, что целостность личности, структура личности существует только за счет того, что в каждом из нас есть барьер, охранная граница с “не Я”. Между “Я” и “не Я” всегда существует полевое напряжение. Это напряжение может быть огромным, и человек не в состоянии перейти через него. Более того, само приближение к “не Я” уже пугает. Для любого “Я” существует “не Я”, также как и для любого “не Я” существует “Я”.

Кризисное состояние является всегда или опасным приближением, или вторжением “не Я” в область “Я”. Глубина, длительность, интенсивность кризисного состояния зависит от следующих причин:

силы психического напряжения между “Я” и “не Я”;

степени жесткости, идентифицированности с “Я”;

уровня значимости “Я” в иерархии ценностных отношений личности.

Наше отношение к “Я” является зеркальным отражением нашего отношения к “не Я”. Жизнь, по большому счету, является игрой обстоятельств на струнах напряжения между бинарностями сознания.

При этой игре не всегда звучит музыка гармонии, часто душераздирающий вой, плач, скрежет зубов слышен из этих струн.

Но давайте перейдем от поэзии к прозе, которую мы называем наукой о кризисных состояниях личности.

Кризисы в материальном и социальном “Я”

Кризисы в материальном и социальном “Я” мы хотим рассмотреть через возрастные кризисы.

Кризисы развития - это периоды психологического стресса и трудностей, которыми сопровождаются жизненные трансформации и переломные моменты. Они могут отмечаться значительным психическим дискомфортом, иногда даже ставящим под угрозу выживание организма. Такие переходы могут происходить спонтанно, как в случае юношеского кризиса, кризиса середины жизни. Они могут быть вызваны интегративными психотехнологиями, участием в духовной практике. Психологический переход к более высокому уровню благополучия, ясности и зрелости редко протекает плавно и безболезненно. Скорее рост обычно отмечается переходными периодами смятения и мучительных вопросов или в экстремальных случаях - периодами дезорганизации и полного отчаяния. Если эти кризисы успешно преодолены, то определенная дезорганизация и хаос могут оказаться средством избавления от ограничивающих, изживших себя жизненных паттернов. Появляется возможность переоценить, “отпустить на волю” старые убеждения, цели, идентификации, образ жизни и принять новые, более перспективные жизненные стратегии. Поэтому психологический кризис может быть симптомом физического и психического страдания с одной стороны, и симптомами трансформации, развития и личностного роста с другой.

31
{"b":"238950","o":1}