ЛитМир - Электронная Библиотека

Ценность групповой работы Перлз видел в том, что члены группы, наблюдая за поведением работающего пациента, начинают лучше понимать себя и собственные проблемы. Члены группы могут идентифицироваться с пациентом, находящимся на “горячем месте”. Кроме того, по принципу цепной реакции, при выражении сильного эмоционального переживания у одного члена группы аналогичные могут возникнуть и у остальных. Таким образом, предполагается, что наблюдение само по себе способствует изменению.

Некоторые гештальттерапевты используют групповое взаимодействие и поддержку в большей степени. В частности в центрах личностного роста на Востоке терапевтическая работа не ограничивается общением руководителя группы с одним членом группы, в терапевтический процесс вовлекаются другие члены группы. “Горячее место” превращается в “блуждающее горячее место”, на котором оказывается то один, то другой член группы. И хотя в течении определенного времени в работе задействован один член группы, другие, если захотят, могут спонтанно вмешиваться в разговор. Возрастает понимание того, что все происходящее в группе имеет какое-то отношение ко всем членам группы и обсуждаемым проблемам. Таким образом, члены группы непосредственно вовлекаются в групповой процесс и попадают под воздействие индивидуальной терапии.

Гештальтметод предполагает, что группу ведет сильный, активный руководитель, который поощряет проявление независимости у участника. В тех группах, которые основываются не на принципах гештальта, руководитель может поощрять спонтанное взаимодействие, используя модель группы встреч или Тгруппы и применяя гештальтметод тогда, когда он наиболее подходящ и продуктивен. Начиная с 60-х годов, когда гештальтгруппы стали достаточно популярными, они вошли в число основных видов консультирования и терапии (179).

Перлз, развивал положение гештальттерапии, обращался к положениям теории образа, согласно которой человек является целостностью, а его поведение - функцией восприятия. Он считал, что тревога, неудовлетворенные потребности, неправильные “идентификации”, а главное - бессознательные аспекты собственной личности являются источником торможения, либо деструкции гештальтом, что приводит к нарушению гармонии отношений между личностью и окружением.

Хотя Перлз отрицал теорию, а любое теоретизирование, в особенности философско-психологического рода, называл “слоновьим дерьмом”, его терапевтический подход основывался на пяти ключевых теоретических понятиях: отношение фигуры и фона, осознание и сосредоточенность на настоящем, противоположности, функции защиты, зрелость и ответственность.

Основные понятия

Первым из этих основополагающих понятий является понятие отношения фигуры и фона. Исследователи восприятия в русле гештальттеории обнаружили: люди организуют поступающую информацию таким образом, что важные и значимые события занимают центральное место в сознании, а менее важная информация отступает на задний план. Перлз применил это положение к описанию функционирования личности и предположил наличие ритмической смены процессов формирования и завершения фигуры, когда в качестве фигуры выступает потребность, например, получить поддержку или выразить гнев.

Гештальтобразования возникают на каком-либо фоне или с определенным задним планом. Мы выбираем из фона то, что важно или значимо для нас, и это важное или интересное нам становится гештальтом. В группах фигурой обычно является то чувство, которое преобладает над всеми остальными чувствами и мыслями. Например, чувства гнева, разочарования, страха, радости, сексуального желания или любви легко могут стать фигурами, в то время как остальные компоненты нашего опыта отступают на задний план.

Как только потребность удовлетворена, гештальт завершается, то есть теряет свою значимость. Он отступает на задний план, освобождая место для формирования нового гештальта. Этот ритм формирования и завершения гештальтов является естественным ритмом жизнедеятельности организма. Иногда потребность нельзя удовлетворить, и гештальт остается незавершенным. Гештальтприемы позволяют члену группы сделать фигуру более четкой с тем, чтобы неотреагированные чувства в конце концов нашли свое отражение. Таким образом, травмирующий индивидуума гештальт завершается, и возникает возможность перейти к работе над другими скрытыми проблемами.

Для того, чтобы быть способным формировать и завершать гештальты, человек должен полностью осознавать себя в настоящий момент. Осознание и сосредоточенность на настоящем являются ключевыми понятиями гештальттеории (179). Для удовлетворения своих потребностей нам необходимо постоянно быть в контакте с законом своего внутреннего и внешнего мира. Внутренняя зона осознания включает те процессы и события, которые происходят в нашем теле. Мы отвечаем на свои внутренние потребности, когда надеваем свитер, ощутив холод, или когда ложимся спать, испытав сильную усталость. Внешние зона представляет собой совокупность внешних событий, которые поступают в наше сознание в качестве сенсорных сигналов. Информация, поступающая от внутренней и внешней зон, почти не оценивается и не интерпретируется. Кроме внутренней и внешней зон, существует еще средняя зона, которую Перлз назвал зоной фантазии. Ее составляют мысли, фантазии, верования, отношение к другим, интеллектуальные или мыслительные процессы. Перлз полагал, что неврозы возникают в результате тенденции к сосредоточиванию на средней зоне за счет исключения событий внутренней и внешней зон. Требование к членам гештальтгруппы основываться на настоящем, избегать обращения к прошлому опыту, а также не строить планы на будущее получило свое полное отражение в утверждении Перлза: “Нет ничего, кроме того, что есть здесь и теперь. Теперь есть настоящее… Прошлого уже нет. Будущее еще не наступило”. Некоторые гештальттерапевты более терпимы к другим временным перспективам и понимают неизбежность включения прошедшего и будущего в ситуацию групповой работы. Например, М.Польстер и Э.Польстер предупреждают: “Прошлое и будущее заключают в себе то, что уже когда-то было или будет, тем самым формируя психологические границы настоящего и представляя собой тот психологический фон, на котором и может возникнуть фигура”.

Противоположность - это единичная оценка или же континуум этих оценок. Например, “плохо” и “хорошо” представляют собой два плюса такого континуума. Согласно гештальттеории, мы организуем свое восприятие мира через подобные противоположности. Перлз считает, что личность организована по тем же принципам (179). На протяжении всей жизни каждый из нас испытывает противоположные чувства: мы любим и ненавидим своих родителей; счастливы и одновременно расстроены, когда завершаем какое-либо дело, которому была посвящена немалая часть нашей жизни; благодаря тем людям, которые помогли нам решить нам наши проблемы, и одновременно обижены на них.

Очень важно понять, что эти противоположности не являются непримиримыми противоречиями, а представляют собой такие различия, которые могут формировать и завершать гештальт. Полностью осознавая каждую часть такой противоположности (вместо отрицания менее привлекательной ее части), мы в большей степени начинаем познавать самих себя и свои желания. Постепенно познавая такие недифференцируемые аспекты самих себя и своих состояний, мы сможем формулировать четкие гештальты, идентифицировать наши потребности и удовлетворять их.

Защитные механизмы

Гештальттеория различает четыре невротических механизма на границе “я”, препятствующих достижению индивидуумом психологического здоровья и зрелости: слияние, ретрофлексия, интроекция и проекция.

Если идентификация представляет собой тип поведения здоровой личности, то слияние - это невротический механизм избегания контакта. Слияние происходит, когда индивидуум не может определить, где кончается его “я” и начинается “я” другого человека. Слияние легко выявить по преимущественному использованию для характеристики собственного поведения местоимения “мы” вместо “я”. Члены группы, уверенные в том, что остальные члены группы чувствуют точно также, как они сами, могут отвергать других или попадать в ситуацию своего собственного опровержения при обнаружении различий между людьми, так как они не ожидают и не могут принять наличия подобных различий. У таких людей настолько отсутствует граница “я”, что они с трудом могут отличить свои мысли, чувства или желания от чужих. Ретрофлексия, интроекция и проекция - это дефектные взаимодействия со средой, побуждаемые желаниями из области “я”. Граница “я”, помогающая личности ощутить свою нетождественность с остальным миром, смещается и приводит либо к отвержению того, что принадлежит нам самим, либо к принятию того, что принадлежит другим личностям.

57
{"b":"238950","o":1}