ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Гарри Страус был казнен 12 июня 1941 г. — через 9 месяцев после приговора суда. С момента ареста и до самого последнего дня он симулировал сумасшествие. Он не брился, не мылся, носил грязную одежду и т. п. Только утром в день казни он привел себя в порядок: постриг волосы и бороду, смыл с лица грязь, надел приличный костюм. Тюремная администрация предложила ему встретиться с родителями, но вместо этого он в качестве последнего желания попросил встречи со своей любовницей — 27-летней Эвелин Миттелмен по прозвищу «Смертельный поцелуй». Это прозвище Миттелмен дали в гангстерской, среде. Ее четыре «штатных» любовника (все они были гангстерами) погибли один за другим — причем каждый предыдущий от руки следующего.

Свидание Гарри Страуса с Эвелин состоялось за час до казни.

БАНДА БАГСА И МЕЙЕРА

Ирландец Джон Ноланд (настоящее имя Даймонда), человек без предрассудков, в 1919 г. начал работать у Ротштайна боевиком, а в 1921 г. организовал финансируемую и опекаемую тем же Ротштайном банду, похищавшую спиртное, меха, наркотики и вообще все, что плохо лежит, у тысячи мелких разрозненных предпринимателей, не имевших материальных средств для личной защиты. Дела Даймонда шли настолько успешно, что к нему в банду вступили «Счастливчик» Лучиаио и Артур Флегенхаймер, более известный как «Немец Шульц».

Действие порождает противодействие, и налета Даймонда открыли дорогу еще одной яркой личности — человеку, которому предстояло сделать для ровдавшейся организованной преступности больше чем кому-либо: он превратил ее в сложную и эффективную систему. Это был Мейер Лански, квалифицированный автомеханик и друг Лучиано, вместе с Багси Сигелом он основал организацию, получившую известность под названием «Банда Багса и Мейера». Возникнув как фирма по прокату автомобилей, она постепенно превратилась в отборную команду боевиков, за деньги охранявших транспорты спиртных напитков или — за особую плату — грабивших конкурентов. Эта группа стала предшественницей «Корпорации убийств».

В 1971 г., отсиживаясь в Израиле и вспоминая дни своей молодости, Лански заявил, что «Банда Багса и Мейера» была всего лишь группой еврейских парней, которую он организовал для защиты других молодых евреев от жестоких ирландских банд. Опасаясь выдворения из Израиля, он всеми возможными способами старался доказать свою преданность еврейскому народу. На самом деле Лански поистине гениально умел наводить мосты между разными этническими группировками. Его дружба со «Счастливчиком» Лучиано имела чрезвычайно большое значение для развития организованной преступности. Не менее важным было его сотрудничество с Полом «Официантом» Риккой, занявшим место Торрио — Капоне в Чикаго, с Джо Массеи и Питером Лика-воли в Детройте, с Фрэнком Милано и «Большим Элом» По-лицци в Кливленде. Лански также поддерживал добрые отношения с ирландцами, о чем свидетельствует их совместная «работа» в Нью-Йоркских доках, и водил дружбу с такими людьми, как Томас Макгинти и Сэм Гарфилд. Сигел и Лански были отличной парой. Сигел был выше своего друга и на несколько лет моложе. Красивый, агрессивный, неугомонный, он обожал быть в центре внимания, тогда как Лански предпочитал пребывать в тени.

В течение многих лет Багси выполнял приказания Мейера; лишь однажды он попробовал поступить по-своему и нажил крупные неприятности: его обвинили в неповиновении. Напоминанием о Сигеле остались отель и казино «Фламинго» в Лас-Вегасе.

(Мессик Хэнк, Голд блат Берт. Бандитизм и мафия. «Иностранная литература», № 11, 12. 1992).

ВИТО ДЖЕНОВЕЗЕ — ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ «СЧАСТЛИВЧИКА»

Вся биография Дженовезе — сплошная цепь преступлений. 15-летним подростком он прибыл из Италии в США. Бедность, которую он возненавидел еще на родине, продолжала преследовать его семью и здесь. Вито, однако, твердо решил разбогатеть и в возрасте 16 лет убежал из дома, пополнив собой ряды бесчисленных несовершеннолетних преступников Ныо-Йорка. Недолгое время он работал в «портовом аду», как называют американцы Нью-Йоркские доки, полностью находящиеся в руках гангстеров. Дженовезе быстро вошел в этот мир. Вор, грабитель, вымогатель, торговец наркотиками — таковы ступени его карьеры. К началу 30-х гг. он ведал уже торговлей наркотиками в синдикате, возглавляемом Лукки Лучиано, Альбертом Анастазией и Франком Кастелло. Готовый на любое преступление, молодой Дженовезе вскоре сделался личным телохранителем Лучиано. Его успешно начатая карьера была прервана следующим происшествием.

Один из гангстеров, некий Бочча, подлежал «устранению» за то, что стал действовать самостоятельно, не считаясь с синдикатом. К тому времени Дженовезе уже занимал слишком высокое положение, чтобы сделать это собственноручно. Он мог позволить себе воспользоваться услугами наемного убийцы. Дженовезе обратился к своему соотечественнику Эмилио Галло, для которого это кровавое ремесло служило источником существования. Одновременно, чтобы надежнее обезопасить себя, Дженовезе поручил другому убийце, Эрнсту Руполо, после устранения Бочча убить Галло. В гангстерских кругах принято таким способом избавляться от опасных свидетелей. Но на сей раз дело не выгорело. Галло убил Бочча, однако сам спасся и, сообразив, кто поручил Руполо разделаться с ним, донес на Дженовезе в полицию.

Чтобы спастись от электрического стула, Дженовезе, еще не располагавшему могущественными связями, пришлось срочно покинуть Америку. Он вернулся в Италию и, подключившись к международной торговле наркотиками, в конечном счете возглавил ее. Связи с римскими аристократами, всегда питавшими интерес к этому промыслу, скоро открыли Дженовезе доступ в высшие сферы. А немного позднее дряхлеющий король Виктор-Эммануил даже присвоил ему титул «комендаторе». Однако когда началась вторая, мировая война и все проживавшие в Италии американцы были интернированы, Дженовезе не помог итальянский титул, и ему пришлось провести почти два года в лагере в Абруццах. Это было самое длительное лишение свободы за всю его жизнь.

Положение, занимаемое им в американском преступном мире, контакты с гангстерским синдикатом, не оборвавшиеся полностью и во время войны, вскоре привлекли к себе интерес фашистской разведки и способствовали выходу Дженовезе на свободу.

В Нью-Йорке в, то время жил эмигрировавший из Италии газетный издатель Карло Треска, антифашист и враг Муссолини. Он стал выпускать в Америке еженедельник «Мартелло», в котором разоблачал истинные цели фашистской политики Гитлера и Муссолини. Итальянская разведка уже не один год тщетно пыталась через своих агентов расправиться с ним.

За гонорар в 500 тыс. долларов и обещание свободной и безнаказанной жизни в Италии Дженовезе взялся за это дело и выполнил его. Аппарат убийц гангстерского синдиката и во время войны продолжал функционировать бесперебойно, точно так же не знала перебоев торговля контрабандными товарами и наркотиками.

11 января 1943 г., в 21 час 30 минут Карло Треска был застрелен в Нью-Йорке на углу Пятой авеню и 15-й улицы. Треска вместе с приятелем переходил улицу, когда низенький коренастый человек в упор выстрелил в него. Треска умер на месте. Случайно проезжавшие здесь в это время 2 норвежских дипломата стали преследовать машину убийцы. Догнать мчавшийся с бешеной скоростью «форд» они не смогли, но номер заметили.

Машина, на поиски которой пустилась полиция, была вскоре обнаружена неподалеку от 15-й улицы и опознана свидетелями. Хозяином ее оказался имевший многократные судимости за торговлю наркотиками итало-американец Кармине Галенте. Как и следовало ожидать, Галенте полностью отрицал свою вину, уверяя, что его машина была в тот вечер кем-то угнана и, очевидно, использована в преступных целях. Комиссия по расследованию убийства не поверила Галенте на слово и предъявила его свидетелям для опознания.

Вечером 11 января 1943 г. в Нью-Йорке впервые было введено затемнение. Поэтому свидетели оказались не в состоянии с абсолютной уверенностью опознать в Кармине Галенте убийцу. Прокуратуре пришлось отпустить Галенте. Пресса по этому поводу писала:

13
{"b":"238966","o":1}