ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Маккарэн ревностно следил за том, чтобы не «обижали» преступников-притонодержателей. Однажды, когда в конгресс штата был внесен законопроект об увеличении налога на азартные игры, Маккарэн бросился выручать своих друзей. Он пригласил 50 конгрессменов штата в лучшее казино Рено — «Сандерболт-отель». Здесь их всячески обхаживали, учитывая слабости и вкусы. Некоторые даже «выиграли» солидные суммы в рулетку. Увеселительная прогулка обошлась в несколько десятков тысяч долларов, но законопроект был провален.

«Мы не просим извинения за существование игорных домов, — с предельной откровенностью заявил губернатор Невады. — Они выполняют ту же функцию, что и любой другой вид предпринимательства».

Но далеко не все желающие попытать счастья на ниве азартных игр располагают временем и средствами, чтобы слетать в Неваду, где есть несколько городов, подобных Лас-Вегасу. Американцам, проживающим в штатах, где азартные игры запрещены законом, предлагают свои услуги организованные преступники. Можно сделать ставку по телефону либо обратиться к букмекеру, которого очень легко найти в любом городе.

Один из экспертов по игорному бизнесу Джон Скарн подсчитал, что на каждый доллар ставок в сфере легальных лотерей и азартных игр, включая штат Неваду, идет семь долларов в сфере нелегальной. Эти подсчеты основаны на опросах букмекеров и профессиональных игроков и на полицейских донесениях.

В 50-е гг. ежегодный доход организованных преступников, по подсчетам министерства юстиции Уильяма Роджерса, составлял 20 млрд., а по подсчетам директора ФБР Эдгара Гувера — 22 млрд, долларов в год. Причем оба указывали, что половина этих доходов поступила от игорного бизнеса.

К концу 60-х гг. в документах министерства юстиции уже фигурировала цифра 47 млрд, долларов в год чистого дохода только от азартных игр. Правда, впоследствии эта цифра не подтвердилась, но если она близка к правде, то верна и пропорция Джона Скарна: один к семи.

Существуют и другие, более умеренные оценки доходов организованных преступников от азартных игр. В июне 1970 г. министр юстиции США Митчелл, впоследствии отбывавший тюремное наказание за участие в нашумевшем уотергейтском деле, в интервью журналу «Нейшнз бизнес» заявил, что доходы бандитов от игорной индустрии составляют 20 — 30 млрд, долларов в год.

В оценках эксперты, как правило, сходятся в одном: треть своих доходов организованные преступники отдают коррумпированным полицейским судьям, государственным чиновникам и всем тем, без чьей поддержки он не смогли бы развернуть такой гигантский преступный бизнес.

КОРОЛИ МАКАО

Минуют годы, века, вспыхивают войны, гибнут государства и империи, а Макао — эта крошечная точка на карте мира — остается как родимое пятно на теле великой страны — Китая. Сколько таких точек — больших и малых — исчезло за последние годы буквально на глазах. А эта все существует. Правда, в 1999 г., согласно китайско-португальскому заявлению, Макао перейдет Китаю.

Макао (или Аомэнь, что в переводе с китайского означает «пристань») — государство с населением в полмиллиона человек. В основном это иммигранты около десятка национальностей, живущие в устье реки Чжуцзян, на острове длиной в 4 километра и шириной в 2 километра. Здесь нет аэродрома, и многочисленные туристы (ежегодно Макао посещает более 5 млн. человек) добираются до островка морем через Гонконг. Но, как уверяют местные жители, «эта земля мала, однако путь по ней долог». Если соседний Гонконг - это город банков, крупных сделок и деловых операций, то Макао — это остров храмов, контрабанды золота, азартных игр и проституции.

На Макао процветает контрабандная торговля всем чем угодно. Несколько лет назад похитили даже телефонный кабель, проложенный по морскому дну и связывающий Гонконг с Макао. Но все это мелочи по сравнению с той крупной игрой, которая ведется в сфере золотого бизнеса. Доходы от него баснословны.

Макао — единственное место, в мире, куда разрешен свободный ввоз золота, поскольку Португалия не состоит членом Международного валютного фонда и потому не подчиняется никаким его правилам и распоряжениям.

Все ввозимое золото, а это сотни и тысячи тонн драгоценного металла, поступает в подвалы старинного банка «Шин Хин» — самого большого в мире золотого синдиката. До этого момента все идет вполне законно. Контрабанда начинается после. В банке «Шин Хин» золото переплавляют в слитки по 8 унций каждый. Затем вся эта «мелочь» вывозится в Гонконг, а оттуда тайным путем переправляется покупателям Азии, Латинской Америки, Европы. Золото продается, и в самом Макао. Местные жители и туристы, следуя старинному обычаю, любят покупать на счастье кусочки золота. Полагают, что только в мелких лавчонках ежегодно распродается до 40 тыс. килограммов желтого металла.

Макао знаменит также своими азартными заведениями, дающими до 40 % поступлений в бюджет колонии. Не случайно Макао называют «Лас-Вегасом Азии». Многие, кто здесь живет, так или иначе работают на рулетку и зависят от нее. А рулеток в Макао бесчисленное множество, как и стоящих перед ними людей, дрожащих от предвкушения удачи. Но тон задают постоянные, общепризнанные игроки. «Слава» о них гремит по всему острову и далеко за его пределами.

Строительству «игорного ада» благоприятствовали экономические условия: открытая экономика, свобода предпринимательства, умеренные налоги, отсутствие таможенных пошлин, бюджетного дефицита и иностранных долгов.

Колесо рулетки закрутилось на полную мощь в Макао лет 50 тому назад. Легенда-гласит, что китаец по имени Так Щецин в поисках счастья и денег оказался в глухом селении Самшэн на юге Китая. Бедный, но предприимчивый, в совершенстве владеющий секретами китайских азартных игр — мацзян, фа-тан, — он открывает ночное заведение. Маленькое казино постепенно расширяется, растут и доходы Така. Но агрессия Японии против Китая в 1937 г. нарушает все планы удачливого дельца. В конце концов он решает бежать и вскоре оказывается в Макао. Вместе с ним сюда прибывает его телохранитель — Фу Такям. Как-то на одном из аукционов этот никому не известный китаец из Самшэна приобретает у португальцев право на концессию за астрономическую по тем временам сумму в 100 млн.долларов.

В Макао стекаются бегущие от японцев богатые и знатные китайцы из Шанхая и Гуанчжоу. Большая часть сокровищ некоторых из них тихо и незаметно перекочевывает в казино Така Щецина. Новоявленный «король азартных игр» вкладывает деньги в строительство 16-этажного «Гранд-отеля» — первого небоскреба в Макао. Но ему не суждено было увидеть свое детище. Смерть обрывает его далеко идущие замыслы.

На смену Таку в большую игру вступает его верный слуга Фу Такям. Фу повел игру с еще большим размахом, чем его бывший хозяин. «Мистер Фу» скупает недвижимое имущество, приобретает пристань, пароходную компанию, связываю-щую Гонконг с Макао, строит шикарные гостиницы, открывает все новые казино. Тщеславие Фу не знает границ — он поднимает собственный флаг, долгие годы развевающийся рядом с португальским. В конце 40-х. гг. грабители похищают у него сына и требуют выкуп в 5 тыс. фунтов. Но деньги Фу ценил выше, чем жизнь собственного сына. «Погибнет один, но у меня их еще дюжина», — был его непреклонный ответ на ультиматум грабителей. И все же бывший телохранитель чего-то не учел в своей игре. В 1962 г. он был вынужден продать игральное казино Макао гонконгскому дельцу: Стэнли Хо.

С тех пор почти 30 лет хозяином Макао фактически являлся Стэнли Хо. За это время 69-летний «король Макао» во много раз умножил свое первоначальное состояние. Только один его туристский синдикат владеет в Макао 5 казино, 5 гостиницами, банками, местным телевидением и бюро путешествий. Но всех этих предприятиях работает пятая часть населения. Кроме того, совместно с другими предпринимателями синдикат контролирует целый флот «ракет» на подводных крыльях и паромов. «В колонии нет ни одной ключевой отрасли, к которой Стэнли не приложил свою руку, — заявил один из иностранных банкиров. — Я не могу представить другой точки на нашей планете, где бы одна фирма играла столь доминирующую роль и экономике страны.»

23
{"b":"238966","o":1}