ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вроде это было летом прошлого года… Как-то ко мне пришел мой знакомый Логиновский Валя. И говорит, что ему нужна квартира… Он нуждался в деньгах.

— Значит, адрес квартиры требовался для того, чтобы ее ограбить? Так?

— Так, естественно, так, — соглашается Курыш и замолкает.

— Я пошел к Рогальскому и сказал ему, что нужна квартира.

Когда встретились, Рогальский сказал, чтобы я записал адресок некоего Гилевича. Вроде у него есть неплохая коллекция марок Так он, Рогальский, даст за неё 8 тыс. рублей.

Курыш рассказывает о подготовке к совершению преступления рассудительно и неторопливо, ровным, спокойным голосом. Именно за эту манеру говорить да еще, наверное, за очки, которые кажутся слишком крупными на его худощавом лице, друзья дали ему кличку Профессор.

В назначенный день около 12 часов Курыш на своей машине привез Логиновского, Боброва и Баранова к дому, где проживал Гилевич. Машину остановили поодаль, чтобы не бросалась в глаза. Пряча под плащами монтировки, трое грабителей пошли к дому. Курыш остался в машине.

Хотя Курыш сказал, что в это время в квартире никого не бывает, Баранов, на всякий случай, нажал кнопку звонка. Неожиданно послышались шаги и без каких-либо вопросов широко распахнулась дверь. Перед ними стоял невысокого роста, довольно полный пожилой мужчина. Он даже не успел ничего спросить. Сильный удар в челюсть сбил его с ног, и он потерял сознание. Удар нанес Баранов, в прошлом боксер.

Удар бывшего боксера повлек за собой перелом нижней челюсти, ушиб головного мозга легкой степени. Его, пожилого человека, инвалида, в бессознательном состоянии перетащили в другую комнатку, где уже без всякой надобности, «просто так», избили, после чего стали упаковывать похищаемые вещи. Помимо коллекции марок, взяли все, что представляло для них хоть какую-нибудь ценность. Кожаный пиджак и мельхиоровые ложечки, золотое кольцо, хрустальные вазы и даже старый халат… Быстро спустились в вещами вниз, сели в машину Курыша и поехали за город к одному из, знакомых.

Вечером приехал на своей автомашине Александр Рогальский. Небрежно полистал некоторые альбомы с марками, коротко бросил Курышу:

— Беру! За деньгами придешь в четверг.

Рогальский хорошо разбирался и в конъюнктуре, и в ценах, и в людях. Гилевич был известный коллекционер, — а его коллекция — одна из лучших коллекций советских марок в стране. Она содержала уникальные, даже не числившиеся в каталогах марки и стоила не 8 тыс. рублей, а гораздо больше — 114 тысяч…

Когда позднее проводилась очная ставка между Рогальским и Логиновским, следователь вынужден был принять специальные меры предосторожности, чтобы Логиновский, узнавший действительную стоимость коллекции Гилевича, не бросился на Рогальского. «Заработав» на этой операции более 100 тыс. рублей, Рогальский переправил коллекцию своему близкому родственнику, проживающему в соседней области.

Александр Рогальский, наиболее интересная фигура из всех подсудимых. Многих преступлений могло бы не быть, если бы не он. Сбыт похищенного всегда опасен для воров и грабителей. А у Александра Борисовича в руках оказались и наводка, и скупка краденного. Все, как говориться, в комплексе.

… Анна Александровна Бирюкова получила большое наследство: золотые и серебряные вещи, антиквариат. Об этом знали немногие. Но, к сожалению, среди них был и Рогальский. Маленькая записка с адресом и инструкция на словах: «Проникнуть в квартиру сложно. Скрытная. Всех боится, никому чужому дверь не откроет».

Решили брать квартиру в полдень. Бобров, тот самый «Оранжевый Прутик Ораниенбаумский», на лестнице надел белый халат, на голову- белую шапочку…

Из показаний Анны Александровны Бирюковой:

«Примерно в четверть первого дня ко мне в квартиру кто-то настойчиво позвонил. Я посмотрела в «глазок» и увидела молодого человека в белом халате и белой шапочке; какие обычно носят врачи. Он объяснил, что он врач «скорой помощи» и ему нужно срочно позвонить по телефону. Я открыла дверь. Молодой человек подошел к телефону и начал набирать номер. В это время в квартиру вошел второй мужчина, у которого на лице была маска, сделанная, по-моему, из марли. Неожиданно он схватил меня и начал заламывать руки. Тут же в квартиру вошел и третий мужчина, тоже в маске. Я стала кричать, тогда мужчины заткнули мне рот платком и стали связывать бельевой веревкой, которую принесли с собой.

«Молчи, старая дура! — крикнул один из них. — Будешь кричать — прикончим!» При этом они несколько раз ударили меня кулаком по лицу и телу, оттащили в другую комнату, положили на диван и прикрыли одеялом…»

Хрусталь, золотые и серебряные вещи, одежда, шапки, меховые шубы — всего на сумму более 200 тыс. рублей — грабители вывезли из квартиры Бирюковой.

Телефонный звонок к Рогальскому — и Александр Борисович уже на квартире одного из грабителей. Не удостоив вниманием носильные вещи, взглянул на изделия из золота и серебра.

— Серебро надо взвесить!

С трудом нашли весы. Серебряных изделий оказалось на 35 килограммов.

— Беру из расчета рубль за грамм!

Посмотрел и некоторые другие вещи, отобрал икону, гранатовый гарнитур, антикварные часы фирмы «Кортье», золотой перстень, серьги с изумрудом.

Несколько минут подумал:

— Пятнадцать тысяч.

Здесь торговаться не привыкли.

Среди друзей Курыша оказался Игорь Савин. В начале августа 1983 г. Курыш предложил Игорю «пощупать» квартиру некоего Панченко на улице Герцена. Помимо картин, у Панченко были кое-какие серёбряные и золотые вещи. Их «по справедливости» разделили.

С точки зрения Курыша, Савин показал себя на этой краже с самой хорошей стороны: действовал хладнокровно, беспрекословно выполнял все распоряжения более опытных соучастников, не проявлял неумеренной жадности. Поэтому Курыш весьма серьезно отнесся к предложению Савина свершить кражу в духовной семинарии.

В ночь на 24 августа 1983 г. недалеко от здания духовной семинарии остановились «Жигули». За рулем Федор Курыш, рядом Игорь Савин. Вот и алтарь. Все, все в мешок! Потиры — один серебряный, позолоченный, другой — с рельефными изображениями евангелистов, кресты-распятия из серебра, украшенные червлением, крест серебряный с чеканными изображениями, евангелие в медном посеребренном окладе, старинные иконы в посеребренных окладах — Казанская богоматерь, Иоанн Богослов, Богоматерь Умиления, Христос Вседержитель, Карельские святые и многое другое. Все-все в мешок! Быстрее! Скоро рассветет!…

И вот уже «Жигули» мчатся по пустынным улицам города. В багажнике два мешка с церковными ценностями. Общая стоимость похищенного — без малого 150 тыс. рублей.

«Оранжевый Прутик Ораниенбаумский» — Бобров, который в конце концов совершенно разумно и достаточно полно дал показания о совершенных им и приятелями преступлениях, перед самым окончанием судебного следствия сделал неожиданно новое заявление, адресованное суду: «Пользуясь данным мне правом на защиту, прошу приобщить настоящее заявления к протоколу судебного разбирательства.

Руководствуясь заключением судебного эксперта-психиатра о том, что я психически здоров, заявляю, что все преступления, в  которых меня обвиняют, совершил не я, а мой двойник-антипод, который выдал себя за меня и, пользуясь методом парапсихологического воздействия, ввел в мой мозг сорную информацию, которая послужила даче мной ошибочных показаний…»

Глядя на Боброва, его сосед по скамье подсудимых Баранов тоже подал заявление. В этом заявлении он стал изображать себя Робин Гудом, который нападал на богатых и жуликов с единственной целью — установить справедливость, перераспределить имущественные блага.

«Основную часть доходов от конфискованного мной имущества я раздавал бедным и нуждающимся людям, а себе оставлял мизерную часть, которую использовал на командировочные расходы и для поддержания семейного бюджета. Учитывая вышеизложенное, прошу суд рассмотреть мои действия как активную борьбу со спекуляцией, взяточничеством и хищениями и вынести мне мягчайший приговор как борцу за справедливость. В. Баранов».

68
{"b":"238966","o":1}