ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Что же это? В чемоданах в разобранном виде что ли ее переправили?

— Зачем в чемоданах? Своим ходом. В таком идеальном состоянии содержал свой раритет ее владелец Александр Денисович Рево. Человек, перевозивший машину через границу, перекрасил ее в цвет своей машины, повесил свои номера, также старинной автомашины: «Хорьх» у него был. Благополучно ее продал. Забрал свои номера. И вернулся домой. По такой методике идет переправка почти всех краденых автомашин. К сожалению, таможенники даже не сличили номера, не вникли в марки… Но в той запарке, в которой они работают, их даже трудно винить.

Когда дело пахнет валютой, преступники просчитывают все до мелочей и не останавливаются ни перед чем. Представьте себе, что «Альфа Ромео» угнали с платной стоянки, из гаража, расположенного в 50 метрах от будки сторожа. И все же похитителей «вычислили».

— Каким образом, Валерий Андреевич?

— Предпочитаем идти не от кражи, когда она уже совершена, а от преступной группы, которая ее готовит. От носителя зла к его злому поступку. Порой мы знаем, кто., где, когда, но ведем кропотливую работу по сбору доказательств. Процедура эта долгая. Приходится вести параллельно по несколько дел, что требует постоянного внутреннего напряжения.

В милицию Стрелецкий пришел сразу после армии. Распределили его в подразделение по охране посольств, что оказалось удобным для учебы на вечернем отделении юридического факультета МГУ.

От рядового розыскника-оперативника в отделении милиции он поднялся до районного управления внутренних дел. Теперь начальник отдела в МУРе.

По сравнению с прошлыми годами уменьшается число угонов и возрастает число автокраж. На Петровку идет поток писем-стонов. Машина для инвалидов — это жизнь. Для семьи, где больной ребенок или родственник, без нее тоже конец. До поликлиники не доберешься, за город не выехать.

Отдел Стрелецкого всячески избегает рекламы, но молва о высокопрофессиональном исполнении розыскных мероприятий, говоря официальным языком, распространяется далеко за пределы столицы. С просьбами отыскать пропавшие автомобили обращаются отовсюду. Просителей можно разделить на две категории. Первые страдальцы — обычные люди. Их большинство. Вторая категория числом много меньше, зато это те люди, которые привыкли доставать кол-' басу, холодильники, турпутевки за границу. Они непоколебимо верят, что и преступление можно раскрыть с черного хода. Организуют массу звонков, пишут заявления, учреждают денежные премии. Но розыскников всего 8 человек на всю Москву. Только на автокражу века (похищение «Альфа Ромео») Стрелецкий бросил одного человека, освободив его от всех других дел. И результат не заставил себя ждать. «По раритетному автомобилю» задержаны 8 человек, изъято оружие, 200 патронов, гранаты, взрывчатка.

Стрелецкий понимает, что всем пострадавшим помочь в «театре угонных действий» он не сможет. Здесь нужны широкие социальные меры по защите рядового человека от любого вида преступления. В том числе от кражи автомототранспорта. Почему, например, акционерному обществу «российская страховая транспортная компания» не взять на себя заботу по такой социальной защите? Ведь зарубежные страховые фирмы поддерживают и защищают потерпевших самыми разнообразными способами. Здесь и финансирование разработки и внедрения технических новинок, препятствующих угону, и разветвленная система премирования полицейских, обнаруживших украденный автомобиль, поймавших похитителей, добывших оперативную информацию.

Похоже, мы вступаем в небывалую полосу развития — массовой криминализации общества. Чтобы предотвратить эту катастрофу, нужно приложить суперусилия.

— Делать преобразования только в политике, — говорит Стрелецкий. — без изменений в экономике и праве — это дорога в хаос. Все три кита взаимосвязаны. Без сопряжения и взаимоувязки дно пропасти, куда мы падаем, будет отодвигаться. И тем больнее приземление, и не только для нас. Взаимосвязаны не только политика, экономика и право, но и государства. Криминогенность в России отзовется и в других странах.

Одним словом, за события у нас мы отвечаем перед всем миром. Разбавление бензина водой — «изобретение», пришедшее в США от нашей эмиграции. И еще целый набор таких мошенничеств, о которых полицейские службы развитых стран и слыхом не слыхивали.

— Сегодня контакты с зарубежьем во всех областях, в том числе и правоохранной. И что выясняется?

— Что по профессиональному уровню мы ничем не уступаем аналогичным службам Запада. И даже более того. Если их ребят бросить к нашим клиентам, они бы с ними не справились. Мы бы работали там не хуже, а кое в чем и лучше. Что качаете головой? Сомневаетесь? Там для полиции создан режим наибольшего благоприятствования. У нас — наоборот.

Судя по тому, что полиция западных государств начинает проигрывать свой раунд с эмигрировавшей русской мафией, к этим словам стоит прислушаться. Возможно, наши розыскники станут скоро очень нужны тамошнему правопорядку. Был у нас экспорт военных советников, теперь надо готовиться к милицейским. И один из возможных кандидатов будет антиугонщик Стрелецкий. Только стоит ли его отпускать? Он и здесь на вес золота. Даже у иностранцев.

Из РОВД раздается звонок Обнаружена одна подозрительная «иномарка». Может, угнанная? Делают запрос в Интерпол. Хозяин — американский подданный — приезжал в Москву, это его машина. Припарковал. И заблудился в незнакомом городе, да так, что не мог найти место парковки. Потом заболел. Оказался в больнице. А выздоровел, обратился на Петровку, где ему сказали адрес его машины.

Впрочем, таких случаев в практике немного. В Москве оперативная обстановка усложняется с каждым днем. В огромном городе легко разместить и законспирировать сеть больших и малых группировок. В столице прекрасные выходы для связи с аппаратом власти и установления международных контактов. Москва — «ворота мира». И сюда устремляется поток нечистых денег. А значит, и их владельцы. И всей этой публике нужен автомобиль. Преступление совершать на нем куда сподручнее.

Накануне моего визита на Петровку прокатилась волна стихийных бунтов таксистов; Поводом послужило убийство двух водителей пассажирами кавказской национальности. Так неопределенно обозначили убийц журналисты.

Возмущенные водители требовали обеспечить их безопасность, сделать столицу закрытым городом, выслать всех лиц кавказской национальности. Таксисты устраивали погромы на рынках. Перегораживали движение на самых оживленных магистралях. Некоторые горожане отнеслись к требованиям таксистов сочувственно. Но изнутри ситуация выглядела не так однозначно.

Комментарий Стрелецкого.

— В погоне за длинным рублем таксисты сами себя наказали. Они давно не работают на простого человека. Заламывают такие цены, — что в машину не сядешь. А платят им либо откровенные жулики, либо дельцы теневой экономики, либо грабители разного калибра. Таксисты сами вошли в преступную среду. Расплата рано или поздно должна была наступить.

Криминальная статистика подтверждает этот вывод. Не проходит недели, чтобы в милицейских сводках не появилось сообщение о соучастии таксистов в преступлениях. Используя автомашины с профессиональными водителями, отлично знающими городские улицы, бандиты получают мощное оперативное средство, значительно облегчающее им «производственную деятельность».

В криминологии есть такая гипотеза — о «неизменности количества насилия в обществе». Дескать, насилие может быть «вертикальным», то есть государства над личностью, или «горизонтальным» — между отдельными индивидуумами и группами: убывает один вид, прибывает другой. Такой вот крест. Сегодня вертикаль тает, перекладина растет. Отсюда и преступный разлив.

— Милиция строит дамбы, воздвигает ограждения, — говорит Стрелецкий, — и будет продолжать это делать из последних сил. Но, поймите, право не может быть выше экономического, социально-культурного развития общества.

Пока мы выздоровеем, производимые госпредприятием автозапчасти можно увидеть лишь на барахолке за бешеные деньги. Владельцы автомобилей будут чувствовать себя крайне неспокойно. Средь бела дня снять колеса, зеркала, стекла, вообще угнать машину — эти явления уже становятся нормой.

90
{"b":"238966","o":1}