ЛитМир - Электронная Библиотека

— Товарищ капитан, — выпалил он, — штабная машина наскочила на наше минное поле. Чуть не случилась беда. Одним словом, сам генерал пожаловал. Говорят, сердитый. Зовет вас к себе.

Олешинский не глядя скрутил цигарку. Через несколько минут ездовой выводил гнедого.

Февральский мороз забирался под теплую кожушину, хватал за шею, холодными иголками впивался в спину, и капитан потирал руки, жадно вдыхая свежий воздух. Пропустив мимо себя лихого коня, Олешинский побежал за ним и, вскочив на ходу в сани, исчез в утренних сумерках.

Еще издали увидал возле штаба изрешеченный минными осколками «газик» генерала Наумова. «Ну и растяпа же я, — корил себя мысленно Олешинский. — Не успел предупредить начальство».

В комнате уже были командиры и штабные. Михаил Иванович встретил Олешинского сурово.

— Какой дурак так минирует? — выкрикнул он вместо приветствия. — Ты с немцами или со своими воюешь? Почему не предупредил?

— Разве же я знал, что вы так неожиданно?..

— Видели? — Наумов обвел всех удивленным взглядом. — Выходит, я повинен?

Наумов глубоко затянулся цигаркой. В глазах его скорее не гнев, не возмущение, а обыкновеннейшая усталость. В хате тихо. Только слышно, как тикает под ржавым циферблатом настенных часов беспокойный маятник.

Генерал неторопливым движением кладет на стол полевую сумку, вынимает какие-то бумажки, газету.

— Вот что, друзья, — звенит его голос, — от начальника Украинского штаба партизанского движения есть приказ отправить в распоряжение штаба нескольких самых опытных партизан для выполнения особо важного задания. Мы решили послать из конотопского отряда «Смерть фашизму!» капитана Олешинского и разведчика Михаила Манченко. Вот я и прибыл к вам так неожиданно. Чуть на минах не споткнулся.

Что-то защемило в душе капитана. Он жадно ловил каждое слово Наумова, но тот был по-военному краток.

Исподлобья хитровато смотрел на генерала серыми глазами сапер Манченко. Это его минеры вчера перестарались. Михаил хорошо знал характер генерала и за спокойным, уравновешенным тоном чувствовал внутреннее волнение Наумова. «Э-э, брат, — думал Михаил, — ты знаешь больше, чем нам сказал. Иначе не примчал бы сюда сам. Выходит, на большое дело идем. Наверное, генерал по рации связался со штабом».

От этих раздумий еще сильнее забилось сердце. Михаилу всегда нравилась выдержка генерала, его скептическое отношение к эффектным жестам и громким словам, но теперь он хотел бы услышать от Наумова больше. А тот лишь вздохнул и закончил:

— Ну что ж, хлопцы, время дорого, целоваться некогда. Собирайтесь. Через час полетите на Большую землю. Как говорят, ни пуха вам, ни пера!

* * *

И вот Олешинский с Манченко прибыли в освобожденный Киев. Сердитый февральский ветер гнал по Крещатику рыжеватую снежную пыль, и она напоминала дым, стелющийся после пожара. Сколько обожженных руин пришлось видеть им обоим за годы войны! Не могли они привыкнуть к таким картинам, сердце каждый раз сжималось от боли. Белые снежинки медленно садились на подоконники обгоревших домов, таяли днем на солнце и капельками падали на землю, будто оплакивали чью-то горькую долю.

Молча вышли на широкую безлюдную площадь и направились к дому на стыке двух улиц. Возле подъезда стояла штабная машина и ходил часовой.

Стойкий запах табака, суета военных с обветренными лицами и отчаянное стрекотание пишущих машинок — все свидетельствовало о том, что в этом доме ни на минуту не затихает жизнь. Тут работает Украинский штаб партизанского движения.

Первым встретил Олешинского и Манченко моложавый светловолосый генерал с открытым взглядом усталых глаз. Это был начальник УШПД Строкач. Он радушно поздоровался с партизанами, обхватив их сильными руками так, словно хотел поднять обоих.

— Прибыли, орлы!

Евгений и Михаил от неожиданности покраснели и не знали, что сказать. Оба всматривались в приветливое, мужественное лицо генерала, которого так уважали партизаны отряда «Смерть фашизму!». Им всем не раз приходилось выполнять приказы Строкача. И теперь хотелось сказать ему что-то теплое, но нужные слова пришли поздно. А Строкач уже пригласил обоих пройти в соседнюю дверь.

Большая, но уютная комната слабо освещена настольной лампой (тут экономили электроэнергию). Среди десятка присутствующих — генерал, представитель ЦК КП(б) Украины. Он поднимается из-за стола, делает несколько шагов навстречу партизанам и пожимает им руки. От этой искренней, по-домашнему теплой встречи исчезла их скованность, и лишь теперь оба партизана смелее глянули на присутствующих, заметив среди них знакомых командиров.

На столе лежала развернутая карта, и Олешинский глазом опытного командира сразу схватил на ней несколько кружочков, размещенных на территории, вытянутой длинным сапожком с востока на запад.

Представитель ЦК перехватил этот быстрый, почти молниеносный взгляд и улыбнулся:

— Смотрите какой любопытный! Ну, если уж так не терпится, раскроем секрет. Собственно, для этого и пригласили вас. — Острие карандаша коснулось карты. — Чехословакия. Узнаете? К нам обратились товарищи из Центрального Комитета компартии Чехословакии помочь их народу в борьбе с оккупантами. Наш долг — поддержать товарищей. Чем мы можем помочь? Во-первых, опытными партизанскими командирами, ветеранами подпольной борьбы. Во-вторых, оружием. Вы полетите в Чехию.

— Чешские товарищи, — генерал указал на нескольких человек, сидевших возле него, — будут иметь с вами отдельный разговор. Я же расскажу коротко и в общих чертах. Коммунисты этой страны работают в обстановке страшного террора. Поэтому понадобится осторожность, чтобы не провалить себя и их. Вместе с нашими партизанами полетят активные деятели чешской компартии. Они свяжут вас с местным подпольем, помогут в создании партизанских отрядов из местных сил Сопротивления. Чехи и словаки — наши братья. Их боевые отряды вместе с нашими бойцами сражались на передовых позициях. Чешский корпус принимал участие в боях за освобождение Киева. Героическими делами корпуса генерала Свободы гордится народ Чехословакии. Ваша задача — подорвать силы фашистов изнутри, не дать Гитлеру зверствовать, грабить и разрушать города и села, помочь чехословацкому народу освободиться от фашизма.

Генерал отложил карандаш, отодвинул от себя карту и бросил взгляд на Строкача. Тот поднялся и рассказал об оперативном задании.

— Десантная группа должна вылететь не позднее третьего марта. Гитлер спешно стягивает на Восточный фронт войска из всех оккупированных стран, и проходить они будут через Словакию и Чехию. Там сейчас кроме других военных соединений, в том числе и власовцев, сильная танковая группа фельдмаршала Шернера. Вы должны помочь чешскому подполью и чешским демократическим силам объединить местные силы Сопротивления в наступлении на фашизм. Нужно усилить партизанскую войну на жизненных коммуникациях, деморализовать немецкую оборону.

Группа вылетит с военного аэродрома в Кросно до 3 марта. Высадитесь десантом в районе села Буковая, километрах в семидесяти от Праги. По словам чешских товарищей, местность здесь в большинстве лесистая, что очень удобно для маневрирования и рейдов. Правда, села там сравнительно небольшие и расположены близко друг от друга. Сбор вот на этой высотке, — Строкач показал точку на карте, — называется Велька Баба. Сюда придет связной от подпольного центра Коммунистической партии Чехословакии. Пароль… Его пароль — «Прага». — И уже более тихим голосом добавил: — Есть сигналы, что заокеанские стратеги очень интересуются Пршибрамским округом Средней Чехии. Их будто бы привлекают ценные ископаемые. По всей вероятности, вы встретитесь там с союзниками. Значит, нужна бдительность, бдительность и еще раз бдительность. Вам нелегко будет согласовывать свои действия с центром, а поэтому чисто придется решать оперативные задания самостоятельно. Здесь все будет зависеть от вашего умения и опыта. Мы верим, что краснеть за вас не придется. Старшим назначается капитан Олешинский. Комиссаром — коммунист-подпольщик Вацлав Баумгартл.

3
{"b":"238967","o":1}