ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сначала еще по пути попадаются села, а потом уже одна только степь перед глазами. Я устал, клюю носом, впрочем, человек привыкает ко всему.

Пару раз приходится брать на буксир Ваака — у него барахлит стартер. В результате отрываемся от основной колонны — из-за задержек.

Периодически видим проезжающих обозных. Справа различаем огневые позиции врага. Позади трещат выстрелы.

Поджариваем яйца, каждый получает 3 штуки. Унтер-офицер Хоппе, наш кухонный начальник, проходя мимо, поведал нам, что едва не угодил под русские пули. Хорошо, что вовремя успел нырнуть за проходившую мимо бронемашину.

Сразу же за полевой кухней плетется наша «легкая колонна» — горючее. Пользуясь случаем, заправляем полный бак — 100 литров.

Наш батальон на 100 километров расходует около 12 тонн бензина.

Примерно в 14 часов мы снова отправляемся. Местность сменяется на холмистую, ни одного села в пределах видимости. Вскоре нагоняем свою роту, расположившуюся на огромном поле подсолнухов.

Из полевой кухни приносим шоколадную лапшу. Сидя в машине, записываю несколько строк в дневник, а около 17 часов марш продолжается. Катим вперед и катим до самой темноты. Опять сплю на сиденье нашей бронемашины.

В 22 часа остановка, занимаем круговую оборону, выставляем посты боевого охранения. Что готовит нам завтрашний день? Как знать, может, кто-нибудь из нас и не доживет эти сутки?

4 августа 1942 г

Стою в охранении с 24 часов до 2. Мимо время от времени проходят посты нашего 93-го пехотного полка.

Иногда в ночное небо взлетает сигнальная ракета. Подъем примерно в 5 утра, в 7 снова в путь. И снова следуем по всхолмленной местности. Пустынно, ни одной деревни. Повсюду на полях скопления грузовиков.

Иногда в балке встречается колодец, вокруг которого одиноко стоят несколько домишек. В одной такой хибаре мы и останавливаемся около 9 часов. Правда, здесь есть коровы и птица.

Едем к расположенной справа лесополосе, где уже стоит разведгруппа лейтенанта Ревершона. Экипаж каждой машины сумел раздобыть полное брезентовое ведро яиц.

Во время длительного рейда в разведку машину лейтенанта Ревершона противник обстрелял из противотанкового ружья. В результате Бюсс ранен осколком в грудь.

Разведгруппа унтер-офицера Кемпе стоит в селе с сорванным двигателем, примерно в 3 километрах от реки Кубани. Вина во всем оберлейтенанта Айка — слишком уж быстро ехал.

Едва мы успели обосноваться на новом месте, как явилась пятерка русских бомбардировщиков, сбросившая бомбы чуть вдалеке.

В первой половине дня я был занят пошивом чехлов для орудия и пулемета, а потом стирал пыль с нашей бронемашины.

Несколько раз появлялись русские истребители и бомбардировщики, но и наши не заставили себя долго ждать. Впереди в стороне Кубани погромыхивает артиллерия.

На обед куриный супчик.

Сегодня у нас много воды, поэтому предстоит большая стирка и помывка. Мы еще накопали картошки и поджарили на всех. Довольствие: 3 яйца вкрутую, сливочное масло, хлеб.

Спать ложусь рано — просто усаживаюсь в башню нашей бронемашины, голову на орудие. Строго говоря, мы в охранении — противник всего в 4 километрах.

5 августа 1942 г

Подъем в 5 утра, ждем приказа выступить. К 9 все должно быть готово к маршу. Одеваемся, погружаем скарб и ждем.

Сижу в башне и пишу.

В 11 часов нас кормят гуляшом с картошкой, кофе, увы, нет. Пить хочется страшно.

В воздухе постоянно гудят наши «Ме-109» и «Ме-110», изредка пролетает и «рама» — наш самолет-разведчик. Русские тоже мелькают.

Едва мы отобедали, как пора сниматься с места.

Доедаю уже в машине, пылища ужасная.

Проехав несколько километров, останавливаемся у реки Кубани. На противоположном берегу видим объятый пламенем городок.

На железнодорожной линии стоит длинный товарный состав и тоже горит.

Я зачерпнул воды в колодце, но ее пить нельзя — настолько отвратительный вкус. Приходится утолять жажду яблочным пюре из банок.

Час спустя проезжаем наведенный саперами через Кубань понтонный мост длиной 150 метров.

На занятом врагом берегу есть слабо укрепленный плацдарм, километра с 2, не больше, в глубину. И в городе тоже остаются русские. Вскоре мы сворачиваем направо и едем по огуречному полю.

Вперед направляются 10 бронемашин и 8,8-см зенитное орудие. По обеим сторонам дороги огромные скопления автотехники. Постоянно ведет огонь одно-единственное орудие неприятеля. Иногда появляются русские истребители и бомбардировщики. Наши зенитчики пытаются их сбить, но ничего не выходит. Однако явное превосходство в воздухе все равно за люфтваффе. Приношу целый ворох моркови, очищаем ее и грызем, сидя в тени.

В 17 часов снова «Вперед!», во главе батальона сосредоточены все бронемашины, а сам батальон, в свою очередь, возглавляет колонну нашей дивизии.

Едем прямиком через железнодорожную линию между занятым неприятелем городом и селом. Противник предпочитает не открывать по нам огня.

У железнодорожной линии унтер-офицер Клюзенер подбивает 2 русских грузовика. После того как мы переехали железную дорогу, скорость значительно возросла. Иногда замечаем бредущих через поля отдельных русских солдат.

Проезжаем километров 15, высылаем вперед разведгруппу — она объезжает деревню справа, а мы — слева.

Унтер-офицер Ваак захватывает в плен троих русских, один из пленных подрывает себя на ручной гранате, другой прикидывается мертвым, его расстреливают, а третьего приводит Ваак. Подъезжаем к селу, батальон уже проехал через него, и мы направляемся дальше.

Останавливаемся в каком-то селе по пути, занимаем круговую оборону и располагаемся в густом кустарнике. Мы с Вальтером приносим воды и по котелку молока и абрикосов. Прибыла и наша полевая кухня, выдают кофе и довольствие. Уже 21 час. Попеременно стоим в боевом охранении. Ночь проходит без каких-либо происшествий.

6 августа 1942 г

Вдалеке дымят два подожженных нефтехранилища, в небо поднимаются огромные облака черной копоти. В воздухе постоянно курсируют наши «Ме-109» и «Ме-110». Изредка пролетают и русские.

Русские обычно проносятся на бреющем, поэтому им нетрудно уйти от огня, но вот как раз сегодня подбили парочку их самолетов.

Наш главный техник Кайцик рассказывает, что однажды был свидетелем тому, как подбили целых 5 русских самолетов.

Проезжаем мимо села. Направляем вперед несколько наших бронемашин и 3 бронетранспортера с личным составом.

Все очень напоминает охоту на зайцев. В плену оказывается целый рабочий батальон русских. Будто зайцы, улепетывают они в наш тыл, в плен.

Кое-кто из них пытается спрятаться, но не выходит. Захваченный русский пулемет мы уничтожаем. После того как пленные собраны и отправлены в тыл, мы заезжаем в лесополосу и там маскируемся.

Вынуждены 2 часа отсиживаться там — что-то уж слишком активизировалась авиация противника.

В полукилометре от нас вдруг появляется русская легковушка и едет прямиком на наш бронетранспортер с личным составом. Мы уже собрались захватить ее пассажиров в плен, но тут машина, круто развернувшись, уносится на полном газу прочь. Мы открываем огонь, но ни 7 выпущенных мною 2-см снарядов, ни пулеметные очереди машины Ревершона результатов не дали. Русские благополучно улизнули.

В километре от нас падает подбитый русский самолет-разведчик.

Сразу же после полудня снимаемся с места. Тем временем подоспели и наши обозные.

Сначала путь наш лежит через поля, потом минуем растянутую на несколько километров деревню.

За деревней батальон, свернув вправо, следует вдоль железнодорожной линии, а наша разведгруппа направляется налево и едет через поля. Сверху нас предупреждают: «Опасность прорыва танков противника!»

Проезжаем 10 километров, затем мимо еще одного городка, мы даже въезжаем в него, добираемся до хранилища ГСМ, там останавливаемся и обеспечиваем оборону с фронта. 14 часов. Бензина хоть залейся, заправляем полные баки.

8
{"b":"238980","o":1}