ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

• Обман рабочих, который сопровождал приватизацию, привел к их глубокому отчуждению от государства и сделал собственность предпринимателей нелегитимной. Социолог Н.Ф. Наумова писала, что «российское кризисное сознание формируется как система защиты (самозащиты) большинства от враждебности и равнодушия властвующей элиты кризисного общества». На это важное наблюдение В.П. Горяинов заметил: «Сказанное как нельзя точно подходит к большинству населения России. Например, нами по состоянию на 1994 г. было показано, что по структуре ценностных ориентаций население России наиболее точно соответствовало социальной группе рабочих, униженных и оскорбленных проведенной в стране грабительской приватизацией» [54].

Доктрина приватизации противоречила наличному знанию. Аналогии советского хозяйства с западным не имели познавательной ценности, а никаких теоретических разработок трансформации его в рыночную экономику западного типа у реформаторов не было. Ликвидация Госплана, Госснаба, Госстандарта и Госкомцен неизбежно и моментально привела экономику к краху. Только благодаря «партизанскому» сопротивлению и предприятий, и госаппарата удалось сохранить половину экономического потенциала.

Ход процесса был довольно точно предсказан. В 1990 г. академик Ю.В. Яременко писал: «Пока нет другого способа поддержания равновесия кроме целенаправленной, централизованной деятельности Госплана. Отсюда вытекает и необходимость сохранения главных инструментов этой деятельности — значительной величины централизованных капитальных вложений, существенного объема госзаказа на сырьевые ресурсы» [22].

Но достигнута ли декларированная цель, удалось ли создать промышленность западного типа? Нет, не удалось. Россия имеет промышленную систему советского типа, только изуродованную и лишенную потенциала к развитию. Ни переделать систему, ни построить рядом с ней новую, «западную», не удалось. Надо это признать и начать исправлять ошибки.

В короткий срок контингент промышленных рабочих России лишился статуса и сократился вдвое (рис. 2). Наиболее драматичным стало сокращение с 1987 г. промышленно-производственного персонала в Молдове к 1996 г. в 2,88 раза и в Кыргызстане — в 2,81 раза.

Порочные круги постсоветской России т.1 - pic_21.jpg

Рис. 2. Численность промышленных рабочих в РСФСР и РФ, млн

Что произошло с 8 млн рабочих, покинувших предприятия до 2000 г.? Что произошло с социальным укладом предприятий в ходе такого изменения? Как изменился социальный престиж рабочих профессий в массовом сознании и в среде молодежи? Что произошло с системой профессионального обучения в промышленности? В настоящее время ни общество, ни государство не имеют ясного представления о том, какие угрозы представляет для страны утрата этой профессиональной общности, соединенной определенным типом знания и мышления, социального самосознания, мотивации и трудовой этики.

Показателем деиндустриализации России является и динамика инвестиций в основной капитал промышленности. Динамика этого показателя приведена на рис. 3.

Порочные круги постсоветской России т.1 - pic_22.jpg

Рис. 3. Инвестиции в основной капитал промышленности РСФСР и РФ (в сопоставимых ценах, 1970 = 100)

За более чем 20 лет реформ 1991-2012 гг. недовложения в основной капитал промышленности РФ (по уровню 1990 г.) составили около 2,1 трлн долл. США. После 1999 г. инвестиции в промышленность восстанавливаются медленнее, чем в других видах экономической деятельности (транспорт и связь, торговля). В начале 2010-х гг. по объему инвестиций в промышленность РФ находилась на уровне РСФСР 1980 г. Следствием сокращения инвестиций стало нарастание износа основных фондов в промышленности, уже в 1997 г. он перевалил за 50%.

Приватизация промышленности в России сопровождалась беспрецедентной в истории пропагандой деиндустриализации. Ее вели видные деятели науки, академики. Эта пропаганда имела прямое отношение к судьбе общности промышленных рабочих.

Академик РАН Н.П. Шмелев в важной статье 1995 г. ставил следующие задачи: «Наиболее важная экономическая проблема России — необходимость избавления от значительной части промышленного потенциала, которая, как оказалось, либо вообще не нужна стране, либо нежизнеспособна в нормальных, т. е. конкурентных, условиях. Большинство экспертов сходятся во мнении, что речь идет о необходимости закрытия или радикальной модернизации от 1/3 до 2/3 промышленных мощностей» [23].

Ради фантома «конкурентности» Н.П. Шмелев был готов пойти на ликвидацию до 2/3 всей промышленной системы страны! И подобные заявления по важнейшему не вызывали никакой реакции ни среди политиков, ни в научном сообществе. Так, обосновывалось массовое увольнение рабочих. В той статье Н.П. Шмелев писал о якобы огромном избытке занятых в промышленности: «Сегодня в нашей промышленности 1/3 рабочей силы является излишней по нашим же техническим нормам, а в ряде отраслей, городов и районов все занятые — излишни абсолютно».

Вдумайтесь в эти слова: «в ряде отраслей, городов и районов все занятые — излишни абсолютно». Что значит «в этой отрасли все занятые — излишни абсолютно»? Что значит «быть излишним абсолютно»? Что это за отрасль? А ведь Н.П. Шмелев утверждает, что таких отраслей в России не одна, а целый ряд. А что значит «в ряде городов и районов все занятые — излишни абсолютно»? Что это за города и районы? Все это печатается в социологическом журнале Российской академии наук!

Эта мысль о лишних работниках России очень устойчива. В 2003 г. Н.П. Шмелев написал: «Если бы сейчас экономика развивалась по-коммерчески жестко, без оглядки на социальные потрясения, нам бы пришлось высвободить треть страны. И это при том, что у нас и сейчас уже 12-13% безработных. Тут мы впереди Европы. Добавьте к этому, что заводы-гиганты ближайшие несколько десятилетий обречены выплескивать рабочих, поскольку не могут справиться с этим огромным количеством лишних» [24].

Какие «заводы-гиганты» увидел Н.П. Шмелев в 2003 г., какое там «огромное количество лишних», которых якобы эти заводы «обречены выплескивать ближайшие несколько десятилетий»! И этим оправдывают экономическую и социальную катастрофу. Какой регресс культуры…

Часть политиков и ученых увлеклась утопией «постиндустриализма», который якобы позволит человечеству обходиться без материального производства — промышленности и сельского хозяйства. Трудно поверить в искренность такого увлечения, но этот образ будущего стал важной частью идеологии реформы.

Академик Н.П. Шмелев определил срок ликвидации российской промышленности всего в 20 лет. Он пишет в 1995 г.: «Если, по существующим оценкам, через 20 лет в наиболее развитой части мира в чисто материальном производстве будет занято не более 5% трудоспособного населения (2-3% в традиционной промышленности и 1-1,5% в сельском хозяйстве) — значит, это и наша перспектива» [23].

До названного им срока остался год, но никаких корректив в свой прогноз он не вносит.

А в 2004 г. свой образ будущего представил на научной конференции министр экономического развития России Г. Греф: «Призвание России состоит в том, чтобы стать в первую очередь не руками, а мозгами мировой экономики!». Но сам тут же уточнил: «Этого нельзя сделать ни за десять, ни за пять лет, но мы должны последовательно идти в эту сторону».

Что за цель поставлена перед Россией — «стать не руками, а мозгами мировой экономики»? Как эта цель может быть структурирована в программах? Что значит «идти в эту сторону», причем последовательно? Тогда же Г. Греф сделал такое заявление: «Могу поспорить, что через 200-250 лет промышленный сектор будет свернут за ненадобностью так же, как во всем мире уменьшается сектор сельского хозяйства» [25].

Что это такое?

Большинство ждет, когда правительство займется восстановлением экономики, такой опыт в России есть. Но В.Ю. Сурков, тогда должностное лицо высокого ранга, о таком варианте говорит в 2007 г. (в лекции в Президиуме РАН), как об очевидной глупости: «Поэтому мы так долго топчемся в индустриальной эпохе, все уповаем на нефть, газ и железо. Поэтому постоянно догоняем: то Америку, то самих себя образца 1989 г., а то и вовсе Португалию. Гоняемся за прошлым, то чужим, то своим. Но если предел наших мечтаний — советские зарплаты или евроремонт, то ведь мы несчастнейшие из людей» [26].

86
{"b":"238983","o":1}