ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лавкрафт позаимствовал обычай заканчивать вымышленные имена на «-ат» и «-от» у Дансейни, часто проделывавшего подобное (Заккарат, Сакнот). В свою очередь Дансейни мог извлечь это из Библии и других схожих источников, ибо в древнееврейском языке «-от» — распространенное женское окончание множественного числа. Лавкрафт объяснял, как он выбирает имена: «Большей частью они придуманы, чтобы навести на мысль — либо непосредственно, либо отдаленно — об определенных именах в действительной истории или фольклоре, вызывающих сверхъестественные или зловещие ассоциации. Так, „Юггот“ несет некий арабский или древнееврейский оттенок, намекающий на некоторые слова, переданные из древности магическими заклинаниями, содержащимися в мавританских и еврейских рукописях».

Последующие письма Экли подразумевают, что Твари наступают. Но затем приходит совершенно противоположное письмо, в котором он отрекается от всего, сказанного против югготинян. Кажется, они действительно добрые и желают лишь мирного сотрудничества.

Югготиняне, как выясняется, извлекают у людей мозг и помещают его в металлический цилиндр, который можно подключить таким образом, что мозг способен чувствовать и общаться. В таком законсервированном виде избранные земляне переправляются по всей вселенной.

По настоянию Экли Уилмарт приезжает в Вермонт. Он обнаруживает Экли, всего закутанного, сидящим в затемненной гостиной, будто бы страдающим от приступа астмы. Слабым голосом, едва ли не шепотом, Экли раскрывает Уилмарту тайны космоса. Уилмарт рассказывает: «Я столкнулся с именами и терминами, которые прежде слышал где-то в другом месте в наиужаснейшем контексте, — Юггот, Великий Ктулху, Цатоггуа, Йог-Сотот, Р'лие, Ньярлатхотеп, Азатот, Хастур, Йан, Ленг, озеро Хали, Бетмура, Желтый Знак, Л'мур-Катулос, Бран и Magnum Innominandum[482] — и был низвергнут чрез безымянные эпохи и непостижимые измерения в миры старейшего космического бытия, о котором безумный автор „Некрономикона“ лишь смутно догадывался».

Эти имена представляют список существ Мифа Ктулху. Некоторые из них мы уже встречали. Имя Бетмура было позаимствовано из одноименного рассказа Дансейни, происхождение же других следующее.

Когда Миф Ктулху обрел форму, Лавкрафт предложил написать рассказы на его основе другим авторам. Некоторые согласились. Иногда они заимствовали лавкрафтовские зловещие божества, неизвестные места и богохульные книги, иногда изобретали и свои собственные.

Например, Кларк Эштон Смит придумал «Книгу Эйбона», или «Liber Ivonis», Дерлет — «Cultes des Goules» («Культы вампиров») «графа Д'Эрлетта» (своего реального предка), Лонг — существо Шогнар Фогн и перевод «Некрономикона» доктора Джона Ди[483], Говард — «Unaussprechlichen Kulten» «Фридриха Вильгельма фон Юнста». В 1932 году из-за последнего из названных наименований возник спор. Предполагалось, что оно означает «Невыразимые культы», но Райт решил, что «unaussprechlich» означает «непроизносимые» (неплохое описание для некоторых лавкрафтовских имен). За разрешением обратились к одному из художников — иллюстраторов Райта — похожему на гнома немцу по происхождению К. К. Сенфу. Сенф рассудил, что правильно будет «unaussprechlich»[484].

Когда коллеги-писатели присылали Лавкрафту рукописи с рассказами Мифа Ктулху, он в свою очередь перенимал у них имена и концепции. Например, Цатоггуа был введен Кларком Эштоном Смитом в его рассказе «Повесть Сатампра Зейроса»; Элтдаунские черепки — Ричардом Ф. Сирайтом, корреспондентом Лавкрафта, продавшим два своих рассказа «Виэрд Тэйлз». Из рассказов Роберта У. Чэмберса и Амброза Бирса Лавкрафт взял Хастура, Хали и Желтый Знак.

В «Шепчущем во тьме» Экли говорит Уилмарту: «Оттуда, из Н'кай, явился ужасающий Цатоггуа — вы знаете об этом аморфном, жабоподобном божестве, упоминавшемся в Пнакотических манускриптах, „Некрономиконе“ и Коммориомском цикле мифов, сохраненном верховным жрецом Атлантиды Кларкэш-Тоном». Это была маленькая шутка Лавкрафта: «Кларкэш-Тон» — псевдоним, придуманный им для Смита.

Н'кай также подземная область в совместном рассказе Рид и Лавкрафта «Курган». Катулос был злым колдуном из Атлантиды в романе Роберта Говарда «Череп-лицо». Бран — древнее британское божество, а также герой нескольких рассказов Говарда о древнебританских пиктах[485].

Уилмарту удается избежать попытки отравления. Прокрадываясь по дому ночью, он осознает, что в одном из металлических цилиндров находится мозг Экли, а тот Экли, которого он видел, был, должно быть, замаскированным инопланетянином…

В то время как предыдущие рассказы Мифа Ктулху можно в основном классифицировать как фэнтези, «Шепчущий во тьме» является научной фантастикой. Любители литературы воображения долго пытались найти определение для научной фантастики и фэнтези и выявить четкое различие между этими двумя направлениями жанра.

Я разделяю литературу на два основных жанра: реалистическая литература и литература воображения. Реалистическая литература основана на сюжетах, которые могли бы произойти: рассказы обыкновенных людей, занимающихся реалистичными вещами в известной обстановке в настоящем либо же в известном прошлом. Литература же воображения состоит из сюжетов, которые произойти не могли, будучи помещенными в будущее, или в другой мир, или в доисторическое прошлое, подробности которого неизвестны.

Литература воображения может быть разделена на научную фантастику и фэнтези. В научной фантастике сюжет основан на научном или псевдонаучном предположении вроде путешествия в межзвездном пространстве или во времени, воздействия нового изобретения или открытия либо предсказания о мире будущего.

С другой стороны, в фэнтези сюжет основан на сверхъестественном предположении — существовании богов, демонов, призраков или других сверхъестественных существ, а также на действующей магии.

В то время как дансейнинские рассказы Лавкрафта относятся к фэнтези, рассказы Мифа Ктулху оказываются на границе между научной фантастикой и фэнтези либо весьма близки к ней. Некоторые можно отнести либо к одному из направлений, либо сразу к обоим, поскольку четкой границы между ними не существует. «Данвичский кошмар» — преимущественно фэнтези, так как Йог-Сотот призывается и изгоняется при помощи магических заклинаний. «Шепчущий во тьме», однако, относится к научной фантастике: возможности инопланетян, хоть и сверхъестественные, все же ограничены природными законами. «Зов Ктулху» оказывается на границе между поджанрами.

Как и другие Древние и Старшие Боги, Ктулху называется «богом», однако здесь термин не подразумевает того же, что и в традиционных религиях. Лавкрафтовские «боги», в отличие от Зевса и Иеговы, не интересуются нравами и обычаями людей. Они не берут на себя ответственность вознаграждать хороших и наказывать плохих. Их способности, пускай и весьма огромные, подчиняются законам природы. Они поглощены собственными делами и интересуются мелкими заботами людишек не больше, чем люди интересуются мышиной возней, и испытывают сожаление при уничтожении людей, оказавшихся на их пути, не больше, чем люди при истреблении мышей.

Подобное беллетристическое положение было названо «механистическим сверхъестественным». Оно представляет космос, который, хоть и населен сверхчеловеческими существами, по существу аморален, безжалостен и безразличен к судьбе человека. Фриц Лейбер ясно охарактеризовал роль Лавкрафта в этой концепции: «Возможно, важнейшим отдельным вкладом Лавкрафта было приспособление научно-фантастического материала к целям сверхъестественного ужаса. Упадок по меньшей мере наивной веры в христианскую теологию, приведший к безмерной утрате престижа Сатаны и его воинства, оставил чувство сверхъестественного ужаса свободно болтающимся без какого-либо общеизвестного объекта. Лавкрафт взял этот свободный конец и привязал к неизвестным, но возможным обитателям других планет и регионов за пределами пространственно-временного континуума. Это приспособление было утонченно последовательным. Сначала он смешал научно-фантастический материал с традиционным колдовством. Например, в „Данвичском кошмаре“ гибридное существо из другого измерения изгоняется декламацией магической формулы, и в этом рассказе магический ритуал вообще играет значительную роль. Но в „Шепчущем во тьме“, „Тени безвременья“ и „В горах безумия“ сверхъестественный ужас почти полностью вызывается повествованием о деяниях чуждых космических существ, а книги колдовских ритуалов просто превратились в искаженные, но все же реалистичные события из истории подобных существ, особенно в отношении их прошлого и будущего пребывания на Земле»[486].

вернуться

482

Magnum Innominandum (лат.) — «Великое Неименуемое», имя библейского бога Иеговы, это имя пользовалось большой популярностью у оккультистов конца XIX-начала XX веков. В действительности данный отрывок рассказа относится к прочтению Уилмартом писем Экли еще до его поездки в Вермонт. (Примеч. перев.)

вернуться

483

«Книга Эйбона» встречается в произведениях Мифа Ктулху как под латинским названием «Liber Ivonis», так и под французским «Livre d'Eibon». Джон Ди (1527–1608) — английский математик, астроном, алхимик, советник и астролог королевы Елизаветы I. (Примеч. перев.)

вернуться

484

«Unaussprechlich» действительно означает «невыразимый». (Примеч. перев.)

вернуться

485

Вран (ирландское «ворон») — герой в кельтской мифологии и эпосе, голова которого после смерти служила чудесным талисманом; пикты — группа кельтских племен, населявших Шотландию, в середине IX в. были завоеваны скоттами и смешались с ними. (Примеч. перев.)

вернуться

486

Howard Phillips Lovecraft «The Outsider and Others», Sauk City: Arkham House, 1939, pp. 319–58; «The Dunwich Horror and Others», Sauk City: Arkham House, 1963, pp. 212–77; письмо Г. Ф. Лавкрафта Д. У. Римелу, 14 февраля 1934 г.; George Т. Wetzel «The Mechanistic Supernatural of Lovecraft» в «Fresco», VIII, 3 (Spring, 1958), pp. 54–60; Fritz Leiber «The Works of H. P. Lovecraft: Suggestions for a Critical Appraisal» в «The Acolyte», II, 4 (No. 8, Fall, 1944), p. 3. Роберт Э. Говард утверждал (в письме Г. Ф. Лавкрафту, август 1930 г.), что имя Катулос он придумал, а не вывел (как думали некоторые) из Ктулху. В своем рассказе «Запечатанный гроб» («Виэрд Тэйлз», март 1935 г.) Сирайт упомянул Элтдаунские черепки (название выведено из Пилтдауна), но Райт убрал это упоминание. («Элтдаунские черепки» (двадцать три глиняных кусочка, якобы обнаруженные в южной Англии, — древние, неимоверно твердые и покрытые непереводимыми символами) Лавкрафт упомянул в рассказе «Тень безвременья», сам Р. Ф. Сирайт вновь вернулся к ним в рассказе «Страж Знания». Название вымышленного городка Элтдаун схоже с названием английской деревни Пилтдаун, в окрестностях которой в 1912 г. доктором и любителем — палеонтологом Чарльзом Доусоном (1864–1916) были найдены челюстная кость и часть черепа неизвестного вида человекообразного, получившего название Eoanthropus dawsoni. Долгое время, в том числе и в период написания двух упомянутых рассказов, эти останки считались доисторическими и датировались возрастом в 500 тысяч лет, и только в 1953 г. выяснилось, что это фальсификация: череп принадлежал человеку и имел возраст всего 500 лет, а челюсть была недавно умершего орангутанга. — Примеч. перев.)

101
{"b":"238984","o":1}