ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Из Нового Орлеана Лавкрафт отправился домой. Когда он был в Нью-Йорке, пришла телеграмма от Энни Гэмвелл, в которой сообщалось, что Лилиан Кларк, уже долгое время бывшая почти инвалидом из-за неврита и артрита, очень плоха и, судя по всему, не выживет.

Лавкрафт успел на поезд в Провиденс и застал тетю в коме. Через два дня, 3 июля 1932 года, в возрасте семидесяти шести лет она тихо умерла.

В течение двух месяцев Лавкрафт оставался дома, за исключением нескольких непродолжительных экскурсий. Пароходные компании, осуществлявшие плавания в Нью-порт, вели тарифную войну и снизили стоимость проезда до пятидесяти центов. Лавкрафт воспользовался этим, чтобы трижды сплавать в Ньюпорт. Там он нашел местечко на утесе, где мог сидеть и писать в живописном уединении. Также он съездил в Ньюберипорт, чтобы понаблюдать полное солнечное затмение.

Лавкрафт записался на железнодорожную экскурсию за десять долларов из Бостона в Монреаль и Квебек. Он уговаривал Кука присоединиться к нему. Тот отказался, предвидя суровые испытания: «Сон, если таковой будет вообще, на сиденье. Заполненный до отказа поезд. Шумные, вопящие дети, визжащие женщины и пьяные мужчины.

Время от времени засохший бутерброд или чашка затхлого кофе…» Про себя Лавкрафт думал, что это и к лучшему, что Кук отказался. Ибо, несмотря на все свои сетования о нехватке энергии, во время осмотра достопримечательностей он носился со скоростью, утомлявшей его спутников. Кук вспоминал: «Рано утром следующего вторника [6 сентября], перед тем как мне надо было идти на работу, из Квебека приехал Лавкрафт. Никогда прежде и впредь я его таким не видел. Складки кожи, свисающие со скелета. Запавшие глаза, словно прожженные дыры на одеяле. А эти изящные, чувствительные руки и пальцы художника превратились в клешни. Парень был мертв, за исключением нервов, за счет которых он и функционировал. В тот вечер у него был запланирован обед в Сомервилле с женщиной, для которой он делал какую-то переработку, а на день он наметил другие дела. Я был просто напуган»[541].

Кук вышел из себя и отругал друга за глупость. Он повел Лавкрафта в ресторан, чтобы тот нормально позавтракал, а затем в меблированные комнаты, где жил сам, и угрозами заставил его отсыпаться весь день. Он отпустил Лавкрафта только после того, как накормил его второй раз.

Клиенткой из Сомервилля, штат Массачусетс, была Хейзел Дрейк Хилд (1896–1961), разведенная женщина полной комплекции с темно-рыжими волосами. В 1932 году жена Клиффорда Эдди Мюриель организовала Клуб писателей Новой Англии и так познакомилась с миссис Хилд. Хейзел написала рассказ, «Каменный человек», с вполне приемлемым сюжетом, но в дилетантском исполнении. Миссис Эдди свела ее с Лавкрафтом, который приехал в Сомервилль, чтобы переработать этот и другие рассказы.

Лавкрафт полностью переписал «Каменного человека», введя в него элементы Мифа Ктулху. Действие рассказа происходит в Адирондакских горах: живущий в лесной глуши оккультист узнает из «Книги Эйбона» формулу, позволяющую обращать людей в камень. Он применяет ее к человеку, которого подозревает в любовной связи со своей женой, а та из мести… «Каменный человек» появился под именем Хейзел Хилд в «Уандер Сториз» за октябрь 1932 года.

Лавкрафт переработал для миссис Хилд и несколько других рассказов. Один из них — «Ужас в музее», о музее восковых фигур. В нем выставляются огромное паукообразное чудовище с щупальцами, называемое Ран-Тегот, и останки человека, принесенного ему в жертву. В итоге оказывается, что чудовище не сделано из воска.

Другой рассказ, «Крылатая смерть», повествует об ученом, умертвившем своего коллегу-конкурента при помощи укуса мухи це-це, зараженной сонной болезнью. Дух жертвы вселяется в другую муху, тоже зараженную. «Вне вечности» — рассказ о загадочной мумии с острова в Тихом океане. В нем излагается легенда о народе исчезнувшего континента My и его боге Гатанотоа с Юггота, один лишь вид которого в буквальном смысле слова обращает в камень. «Ужас на кладбище» рассказывает о появлениях привидений в деревушке Новой Англии, населенной вырожденцами, пьяницами и слабоумными. Все четыре рассказа были опубликованы за подписью Хейзел Хилд в «Виэрд Тэйлз».

Обед Хейзел и Лавкрафта прошел в романтической обстановке при свечах. Она сообщила по секрету Мюриель Эдди, что, будучи одинокой, хотела бы получше познакомиться с Лавкрафтом и просила ее помочь в налаживании отношений.

Лавкрафту, однако, этого вполне хватило, и он не собирался продолжать. Его визиты в Сомервилль прекратились. Хотя он и продолжал работать с Хейзел, он всегда оказывался слишком занят, чтобы заехать в Сомервилль или даже зайти к Эдди, когда Мюриель Эдди приглашала обоих.

На выборах 1932 года Лавкрафт окончательно перестал поддерживать республиканскую партию, назвав ее «безнадежно устаревшей». Из ведущих кандидатов он отдавал предпочтение программе социалиста Нормана Томаса, но, полагая, что голосовать за него будет бессмысленно, выступил за Франклина Д. Рузвельта.

Лавкрафт был впечатлен «Технократией», расцветшей в 1932 году, — он называл ее «необычайно важной»[542]. Это движение инициировал один инженер по имени Говард Скотт. Он предлагал разрешить кризис демократического капитализма путем передачи управления в руки некоего совета инженеров (что Торстейн Веблен предлагал еще за десять лет до этого), основываясь на том сомнительном предположении, что инженеры якобы более надежны и менее своекорыстны, нежели остальные люди. «Технократия» издала несколько книг и ряд статей, но после избрания Рузвельта ее деятельность постепенно сошла на нет.

Вскоре после выборов Лавкрафт был сражен известием, что Генри Вайтхэд, у которого он гостил предыдущей весной во Флориде, умер 23 ноября. Смерть Вайтхэда была первой из нескольких утрат среди писателей «Виэрд Тэйлз», которые вкупе с отставкой и смертью Райта привели к упадку журнала.

После путешествия в Канаду Лавкрафт продолжал холить свой антикоммерциализм. Он баловался любительской печатью, «которую я совершенно не могу убедить себя оставить». Хотя план Кука по публикации «Дома, которого все избегали» провалился, Лавкрафт отказался попробовать предложить его Райту снова, потому что «я не хотел бы сторговывать свою продукцию редакторам, которые относятся к ним так же прохладно, как Сатрап Фарнабазий»[543].

Гарольд С. Фарниз, декан Института музыкальных искусств Лос-Анджелеса, написал Лавкрафту, предлагая совместный проект: одноактная оперетта на основе Мифа Ктулху под названием «Болотистая река», действие которой происходит на планете Юггот. В качестве начала Фарниз уже положил на музыку два сонета из лавкрафтовского цикла «Грибки с Юггота» — «Мираж» и «Маяк Старшего». Лавкрафт ответил со смешанным восторгом и сомнением: «Я просто ошеломлен силой подразумеваемого комплимента! Если бы я был способен воздать должное подобному предприятию, то взялся бы за все, что угодно, — ибо, несмотря на полное незнание музыки, я очень восприимчив к ее чудесной силе и весьма ценю ее способность усиливать воздействие родственных ей форм выражения. Однако против этого вырисовывается тот факт, что у меня нет какого-либо опыта в драматургических сочинениях — а как явному новичку сотворить что-либо искусное для соотнесения с партитурой настоящего композитора?.. Я очень хотел бы сотрудничать, если бы считал себя способным на это, — ибо образ болотистых рек, поросших ядовитыми водорослями и медленно текущих через не пропускающие солнечный свет сплетения абсурдных и гигантских деревьев или же плещущихся об испещренные пещерами базальтовые утесы с вырезанными на них нечеловеческими иероглифами, — один из тех, что, без всякого сомнения, остро захватывает мое воображение!»

вернуться

541

W. Paul Cook «In Memoriam: Howard Phillips Lovecraft (Recollections, Appreciations, Estimates)», самиздат, 1941, p. 37.

вернуться

542

Письмо Г. Ф. Лавкрафта А. У. Дерлету, приблизительно 30 октября 1932 г.; Э. Толдридж, 14 декабря 1932 г.; Дж. В. Ши, 22 декабря 1932 г.

вернуться

543

Письмо Г. Ф. Лавкрафта А. У. Дерлету, начало октября 1932 г.; конец октября 1932 г.

111
{"b":"238984","o":1}