ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда недостатки Лавкрафта как человека и мужа изложены печатным шрифтом, приятным он не кажется. Тем не менее многие знавшие его именно таким его и описывали. Всегда добрый, обходительный и любезный в личных отношениях, он также был и обворожительным собеседником, имевшим интересные идеи практически по каждой теме. Годами позже Соня вспоминала его как «поразительного человека. Он был „мудр, как змий, и прост, как голубь“[294], когда того требовали обстоятельства, но он не был расчетливым человеком и никогда не преследовал личных целей»[295].

Несмотря на эти возникшие напряженности, супружество мирно текло еще полгода. Соня давала Лавкрафту деньги на расходы, утешая его гордость словами: «Я уверена, ты вернешь мне все с процентами».

Деньги, которые Лавкрафт получал от Сони, а также поступавшие время от времени платежи от тетушек, клиентов по «призрачному авторству» или «Виэрд Тэйлз», он тратил скромно. Порой он покупал книги, иногда отдавал Соне или своим друзьям. Он также давал деньги другим издателям-любителям — «благородным жуликам», как их называла Соня, — просивших его в письмах о помощи, даже если для этого ему приходилось ограничивать себя.

Как предложила Соня, они называли друг друга Сократ и Ксантиппа[296]. Она откармливала его: «Когда мы поженились, он был высоким, худым и выглядел так, словно недоедал. Мне, по счастью, нравится явственно аскетический тип, но Г. Ф. был слишком уж худым даже для моего вкуса, поэтому я взяла за обыкновение готовить сбалансированную пищу по вечерам, подавать питательный завтрак (ему нравилось сырное суфле! — довольно неподходящее блюдо для завтрака), и я оставляла ему несколько (почти дагвудовских)[297] сэндвичей, кусок торта и кое-какие фрукты на обед (он любил сладкое) и постоянно говорила, чтобы он обязательно выпил чая или кофе. Все это было, конечно же, пока я держала торговлю в Нью-Йорке…»

В результате вес Лавкрафта, в последние несколько лет уже превышавший сто сорок фунтов, достиг почти двухсот[298]. Соня полагала, что при таком весе он «выглядел и чувствовал себя чудесно».

Все еще надеясь стать солидным семейным человеком, Лавкрафт вместе с Соней купил два участка земли в Йонкерсе. Они планировали, что на большем участке однажды постоят дом, достаточно большой для них самих и тетушек Лавкрафта, в то время как участок поменьше держали в качестве вложения средств. В конце июля Лавкрафт написал йонкерсской «Хоумлэнд Компани» о невозможности продолжения еженедельных выплат по сто долларов. Очевидно, компания по продаже недвижимости согласилась продолжать иметь дело с Лавкрафтами, поскольку несколькими годами позже Соня все еще обладала правом на владение участками, и по ее просьбе ее сводный брат продал сначала один участок, а затем другой.

Лавкрафт совершал с Соней длительные прогулки по старинным местам и часто наведывался в знаменитые нью-йоркские музеи. Как он говорил: «Что толку жить в большом городе, если не пользоваться этим с толком?»[299]

В течение этого времени и Лавкрафт, и Соня испытывали чувство, что каждый уступает другому в чем только можно — явление, знакомое женатым парам. Соня писала: «Я совершенно держалась в тени и уступала ему во всех вопросах и домашних проблемах, независимо от их значимости — с тем, чтобы устранить или ослабить, если возможно, какие-то комплексы, которые могли у него быть. Даже касательно расходования заработанных мною денег я не только советовалась с ним, но и старалась дать ему почувствовать, что именно он является главой семьи».

Между тем сам Лавкрафт описывал свое положение так: «Я низведен до положения полнейшего подчинения и никогда не отвечаю на супружеское замечание кроме как „Да, моя дорогая!“ в самой что ни на есть семейной манере».

Едва Лавкрафт начал семейную жизнь в Бруклине, как в «Виэрд Тэйлз» произошли потрясения. Хеннебергер был по уши в долгах, задолжав по меньшей мере сорок три тысячи долларов, а возможно, и все шестьдесят. Он и Байрд, его редактор, разошлись раздраженными друг на друга. Выпуски журнала за май и июнь 1924 года так и не были изданы.

Взяв редакторство на себя, Хеннебергер (с помощью Отиса Адельберта Клайна, молодого автора бульварных романов и литературного агента) сумел издать «юбилейный выпуск» двойного объема за май, июнь и июль 1924 года. Он мог бы оказаться и последним выпуском, если бы не дурная слава рассказа Эдди и Лавкрафта «Любимые мертвецы» и последовавшие попытки запретить журнал, придавшие «Виэрд Тэйлз» жизненных сил.

Подыскивая нового редактора, Хеннебергер подумал о Лавкрафте. В марте он написал ему из Чикаго, интересуясь его мнением. Вместо того чтобы обрадоваться, Лавкрафт пришел в ужас. Он писал Фрэнку Лонгу: «Дедуля намерен устроиться здесь и заняться интенсивным загоном наличных на местных пастбищах, если только… не грянет гром из конторы „Виэрд Тэйлз“ и не переместит меня в мерзкий, современный и отталкивающий своей грубостью ЧИКАГО… Чертова возможность!.. Этот честный, но неотесанный Хенни пишет, что он совершает радикальное изменение в политике „Виэрд Тэйлз“ и что у него есть идея совершенно нового журнала, посвященного ужасам По и Мейчена. Этот журнал, по его словам, будет „как раз в моем духе“, и он хочет знать, не подумаю ли я над переездом в ЧИКАГО, чтобы его редактировать! О господи, о Монреаль! Это, может, и чепуха, но твоя бабуля убеждает меня принять приглашение, если оно явственно последует вместе со всеми необходимыми гарантиями. Я и помыслить не могу об этом без дрожи — только подумай, какая трагедия этот переезд для старого антиквара, только погрузившегося в наслаждение от реликвий почтенного Нового Амстердама! С. Г. совсем не против проживания в Чикаго — но ведь здесь колониальная атмосфера, которая дает мне само дыхание жизни. Я бы не стал раздумывать над подобным переездом, даже если предложение было бы действительным, не исчерпав прежде все виды риторики, пытаясь убедить Хеннебергера позволить мне редактировать на расстоянии. И есть опасение, что вся эта чертова затея провалится после нескольких номеров, оставив меня на мели среди чуждых пейзажей Запада… Можешь держать пари, что твой дедуля будет тщательно разглядывать что-либо подобного рода, прежде чем обдумать это серьезно! Впрочем, все это может быть пустой болтовней»[300].

В результате Лавкрафт дал Хеннебергеру уклончивый ответ. Хотя Хеннебергер и писал: «Я предлагал ему стать редактором „Виэрд Тэйлз“», я не нашел других свидетельств, подтверждающих, что Лавкрафту действительно предлагали редакторство «Виэрд Тэйлз», или что он отказался переезжать в Чикаго, или что он отклонил какое-то действительное предложение редакторства. Хеннебергер, однако, много раз ездил в Нью-Йорк и несколько раз встречался с Лавкрафтом, и он был изрядным болтуном. Так что предложение редакторства «Виэрд Тэйлз» могло быть сделано во время этих встреч. В любом случае, к тому времени, когда Хеннебергер все-таки сделал Лавкрафту твердое предложение, он уже не руководил «Виэрд Тэйлз», обзаведшимся новым редактором.

Другим человеком, который рассматривался Хеннебергером как замена Байрду, был Фарнсуорт Райт, входивший в лавкрафтовскую фракцию ОАЛП. Уроженец Сан-Франциско, переехавший в Чикаго, Райт продал несколько рассказов «Виэрд Тэйлз». Он был высоким, худым знатоком Шекспира, страдавшим от болезни Паркинсона. Из-за этого недуга его пальцы дергались так бесконтрольно, что ему приходилось печатать даже собственную подпись в письмах.

Чтобы разрешить все претензии и контрпретензии между Хеннебергером, его коммерческим директором Джоном Лансингером, Эдвином Байрдом и еще одним сотрудником по имени Уильям Шпренгер, был составлен комплексный договор. К концу сентября Лансингер и Байрд, ведшие бизнес как «Колледжиэйт Паблишинг Компани», стали владельцами «Дитектив Тэйлз». Шпренгер и Райт стали совладельцами «Попьюлар Фикшн Паблишинг Компани», издателя «Виэрд Тэйлз», с Шпренгером в качестве коммерческого директора и Райтом в качестве редактора. Хеннебергер оставался номинальным издателем, но до выплаты всех долгов не мог получать какую-либо прибыль. После еще одного перерыва, в три месяца, с ноябрьского номера 1924 года был возобновлен регулярный выпуск «Виэрд Тэйлз».

вернуться

294

От Матфея 10:16. (Примеч. перев.)

вернуться

295

Sonia Н. Davis «The Private Life of Howard Phillips Lovecraft», неопубликованная рукопись из Библиотеки Джона Хэя, р. 39.

вернуться

296

Сократ (470 или 469–399 до н. э.) — древнегреческий философ, Ксантиппа — его жена, отличавшаяся сварливым нравом. (Примеч. перев.)

вернуться

297

Дагвудовский сэндвич — большой многослойный бутерброд, в состав которого входят необычные и чаще всего совершенно несовместимые продукты, назван по имени героя комиксов «Блонди» Дагвуда Бамстеда, неудачника и лентяя, чьим любимым блюдом он был. (Примеч. перев.)

вернуться

298

Около 63,5 кг и 90,7 кг соответственно. (Примеч. перев.)

вернуться

299

Sonia Н. Davis «The Private Life of Howard Phillips Lovecraft», неопубликованная рукопись из Библиотеки Джона Хэя, pp. 12f; «Howard Phillips Lovecraft as his Wife Remembers Him» в «Providence Sunday Journal», 22 Aug. 1948, part VI, p. 8, col. 4, 5; «Н. P. Lovecraft as his Wife Remembers Him» в «Books at Brown», XI, 1 & 2 (Feb. 1949), pp. 8f; почтовая открытка Г. Ф. Лавкрафта Л. Ф. Кларк, 10 сентября 1924 г.

вернуться

300

Письмо Г. Ф. Лавкрафта Э. Ш. Коулу, 21 июля 1924 г.; Sonia Н. Davis «The Private Life of Howard Phillips Lovecraft», неопубликованная рукопись из Библиотеки Джона Хэя, р. 10; письмо Г. Ф. Лавкрафта Ф. Б. Лонгу, 21 марта 1924 г. Отточия после «ЧИКАГО» и «Запада» принадлежат Лавкрафту, остальные мои. Лавкрафт почерпнул выражение «О Господи, о Монреаль!» из статьи Эзры Паунда в «Дайэл» (Ф. Б. Лонг, в личном общении).

62
{"b":"238984","o":1}