ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Праздновать же победу было рано.[1] Лжедмитрий II пытался собрать новое войско в Калуге, а Р. Рожинский, решив перейти на сторону короля, захватил Иосифо-Волоколамский монастырь. Коронная армия во главе с гетманом С. Жолкевским направилась из-под Смоленска к Москве. Против столь многочисленных врагов царю Василию Шуйскому удалось к лету 1610 г. собрать 30-тысячную рать, во главе которой был поставлен Д. И. Шуйский, уже стяжавший славу бесталанного воеводы. Затем к его полкам присоединились иноземный отряд Я. Делагарди и новые подкрепления из Швеции — около 10 тысяч человек во главе с П. Делавилем и Э. Горном. Однако все это войско, собранное с таким трудом, 24 июня в битве под с. Клушино было наголову разбито гетманом Жолкевским. Столица осталась без защиты. 17 июля Василий Шуйский, при участии московских дворян и посада, был сведен с престола и пострижен в монахи. Власть перешла в руки боярского правительства во главе с кн. Ф. И. Мстиславским.

Положение в Москве было критическим: среди простых горожан было все еще популярно имя доброго «царя Дмитрия». Свою борьбу за обладание престолом вели знатнейшие бояре. Опираясь на пропольски настроенные круги знати, С. Жолкевский торопился заключить соглашение об избрании на трон королевича Владислава. Сторонников этой кандидатуры в Кремле было немало (в том, что русским царем станет принц иноземной крови не было ничего зазорного), важнейшим условием его избрания было принятие православия, сохранение традиций, законов и государственного порядка России. Однако Сигизмунд III, подписавший подобное соглашение с тушинскими боярами, резко изменил свои намерения: коронная армия стояла у стен Москвы, Смоленск, казалось, вот-вот падет. Король лелеял честолюбивый замысел лично занять московский престол. Поэтому С. Жолкевский получил инструкции добиваться присяги как королю, так и его сыну. Гетман считал подобный шаг ошибкой, и на свой страх и риск продолжил переговоры с боярами на прежних условиях. В Кремле опасались не только войск тушинского вора, но и волнений московского люда. Стремясь заручиться поддержкой польского войска для борьбы с самозванцем, бояре 17 августа 1610 г. подписали договор об избрании русским царем королевича Владислава. Выполняя условия договора, гетман двинул войска против рати Лжедмитрия II, в результате чего полк Я. Сапеги ушел в Северскую землю, сам же самозванец вновь бежал в Калугу. Избавившись от опасности, боярское правительство отправило под Смоленск к королю «великое посольство» во главе с авторитетнейшими лицами — патриархом Филаретом и кн. В. В. Голицыным.

Однако боярская верхушка настолько скомпрометировала себя сотрудничеством с врагом, что потеряла власть даже в пределах столицы. Опасения нового мятежа вынудили бояр согласиться на введение в Москву польского гарнизона. 1 октября 1610 г. Жолкевский разместил свои войска в Кремле и Китай-городе, а также на башнях Белого города. Ожидалось, что скоро прибудет Владислав и необходимость в войске отпадет. Но из-под Смоленска приходили неутешительные вести: король отказывался выполнять самые важные условия договорной записи и не торопился с присылкой сына. Чувствуя бесполезность своих усилий, Жолкевский вернулся в расположение королевской армии, оставив вместо себя в Москве А. Гонсевского. Король же считал себя полновластным хозяином Московского государства, смело награждая своих сторонников чинами и поместьями. И в столице власть постепенно переходила в руки начальника польского гарнизона. Изредка Гонсевский посылал отряды против Лжедмитрия II, но реальной опасности самозванец уже не представлял. Из тушинских бояр с ним остались кн. Д. Трубецкой и Г. Шаховской. Основную часть войск Лжедмитрия II составляли казаки И. Заруцкого, роль телохранителей выполняли касимовские татары. 11 декабря 1610 г. самозванец был убит начальником своей стражи П. Урусовым. В Москве скоро дознались, что так Урусов отомстил за смерть касимовского царя Ураз-Магомета, казненного по приказу Лжедмитрия II. Калужане присягнули новорожденному сыну Марины Мнишек «царевичу» Ивану Дмитриевичу. Но это имя, как впрочем и имя любого другого «наследника», уже никого не воодушевляло. Народ устал от многолетних бедствий и чехарды правителей, все больше укрепляясь в мысли об изгнании врагов из столицы и избрании «природного» государя.

Зимой 1611 г. в окрестностях Москвы появился отряд казаков во главе с А. Просовецким, в рязанских землях собирал против поляков войска П. Ляпунов. Затем к ним присоединились отряды из Тулы и Калуги во главе с Д. Трубецким и И. Заруцким — это были первые шаги патриотического движения. Постепенно налаживая взаимодействие с другими городами и друг с другом, ополчение продвигалось к Москве, в марте 1611 г. встав у самых стен города, где уже несколько месяцев москвичи тайно вооружались, готовились к сражениям на улицах. Ожидание неумолимой развязки было так тягостно, что любая уличная ссора могла привести к вооруженному столкновению. По одной из версий, восстание горожан началось 19 марта, после стычки с поляками в Кремле. Чтобы отбросить москвичей от стен Белого и Китай-города, поляки применили огонь. «Пожар был так лют, что ночью в Кремле было светло, как в самый ясный день, — писал польский ротмистр С. Маскевич, — а горевшие дома имели такой страшный вид, и такое испускали зловоние, что Москву можно было уподобить аду, как его описывают».

Подошедшие отряды ополчения Гонсевский пытался разбить по частям. Против казаков А. Просовецкого выступил полковник М. Струсь (специально прибывший на помощь осажденному гарнизону из Можайска), но рассеять отряд казаков ему не удалось. К концу марта по рязанской дороге пришли главные силы ополчения — П. Ляпунов с рязанцами, Д. Трубецкой и И. Заруцкий со своими отрядами — и расположились у Симонова монастыря. К началу апреля 1611 г. поляки были оттеснены от стен Белого города и заперты в Китай-городе и Кремле.

3 июня пришла весть о падении после долгой осады Смоленска. Польский гарнизон Кремля рассчитывал на помощь коронной армии, но Сигизмунд III, выслав на помощь Гонсевскому гетмана Я. Ходкевича, вернулся в Польшу. Не смог пробиться к Кремлю и вернувшийся из Северской земли Я. Сапега. Положение иноземных полков в столице становилось все более тяжелым, а тем временем под стенами города складывалось земское правительство.

Власть в земском подмосковном ополчении осуществлял постоянно действующий орган власти — Совет всей земли. П. Ляпунов, Д. Трубецкой и И. Заруцкий образовали своеобразный триумвират — боярскую комиссию. 30 июня Совет всей земли утвердил приговор, регулирующий порядок управления земским ополчением. Были образованы органы приказного управления. И все же до необходимого порядка было далеко: войско нуждалось в продовольствии и вооружении, а денег в земской казне не было. Рассылаемые по городам и весям сборщики податей почти всегда переступали за рамки своих полномочий. Особенно трудно было обуздать казаков — не помогали самые строгие взыскания и казни. Казаки негодовали на строгости П. Ляпунова, в войске поселился разлад.

Неурядицы внутри ополчения ловко использовал в своих интересах Гонсевский, подбросив через пленного казака письма, составленные якобы Ляпуновым, в которых тот призывал местных урядников безжалостно расправляться с казаками. 22 июля Ляпунов был вызван для объяснений в казачий круг и после ссоры зарублен. Гибель Ляпунова привела к тяжелым переменам в земском ополчении: «отойдоша все от Москвы прочь койждо по своим градом».

Ослабленное войско не смогло плотно блокировать Москву, в результате чего Гонсевский получил подкрепления от Сапеги и Ходкевича. Но отбросить ополчение от стен Москвы литовскому гетману не удалось. Зима 1611/12 г. оказалась суровым испытанием для земской рати. Между Заруцким и Трубецким не было согласия, А тут еще пришло известие о новом воскресении «царя Дмитрия» — на этот раз в Пскове, куда пришлось выслать целое посольство для опознания «царя». Под нажимом псковичей казаки составили грамоту, подтверждавшую его подлинность, и 2 марта казачьи полки под Москвой присягнули «псковскому вору». С этого момента подмосковный лагерь практически перестал представлять какую бы то ни было силу.

вернуться

1

. Лжедмитрий II двинулся через Медынь к Боровску, захватил Пафнутьев монастырь, затем Серпухов и направился к Москве. По дороге к столице на его войско напал отряд татар численностью около 3 тыс. человек (Жолкевский С. Указ. соч. С. 65 — 66).

4
{"b":"238986","o":1}