ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что ж вы от меня хотите? — развёл руками Василий Прохорович. — Ребятишки прихвастнули, с них и спрашивайте…

— Дядя Вася! — Димка вдруг перегнулся через стол и, показывая председателю на стоящего у двери молодого человека, зашептал: — Вот он самый и есть! Захватили его ребята!

Василий Прохорович, забыв про Курдюкова, поднялся из-за стола и, шагнув к двери, радушно обнял молодого человека.

— А-а, попался, шпион! — засмеялся председатель. — Чемодан твой уже здесь. Доставлен, как полагается, представителям власти… Ну как, бдительный у нас народ растёт?.. — лукаво спросил он, кивая на покрасневшего Димку.

— Ничего не скажешь, — улыбнулся молодой человек.

— А ну, повернись, сынку! — продолжал Василий Прохорович. — Ведь вырос как, колхозный питомец! Совсем большой стал…

Привлечённый шумными возгласами, к председателю подошёл колхозный шофёр Сорокин:

— Ба, кого вижу! Вишняков! Андрюша!.. Значит, кончил курс наук?

— Всё в порядке, — ответил молодой человек, которого назвали Андреем. — Диплом в кармане, с осени начну работать в школе.

— А чему учить будешь? — поинтересовался Василий Прохорович. — Математика, литература, биология?

— Физкультура, — ответил Андрей.

— Добро! — кивнул председатель. — Это нам тоже подойдёт.

— Да я, Василий Прохорович, сюда в отпуск приехал.

— А работать, значит, не у нас будешь? Интересно! Мы Андрея Вишнякова растили, мы его учиться послали, а он…

— Ну что ты, Прохорович, от человека хочешь! Не сам же он себе место выбирает. Путёвка у него, наверно, — заметил Сорокин.

— Оно понятно, — вздохнул председатель, — а всё-таки жаль. Ребята у нас что надо. Выдумщики, затейники… Видел наших ребят? Ах, да, познакомились уже… — И он снова залился весёлым смехом. — Вот только, как говорит наш шофёр, прокол у них получился: на словах тридцать тысяч сусликов изловили, а суслики эти пока ещё в поле бегают.

— Не будут они в поле бегать, — нахмурившись, сказала Саня. — Мы их обязательно уничтожим!..

— Вот как! — удивился Василий Прохорович. — Значит, обсудили, постановили и с сусликами согласовали… Вы хоть Курдюкову об этом скажите… Кузьма Степаныч, слышите?

Но агента-заготовителя в правлении уже не было.

Василий Прохорович отвёл Андрея в сторону.

— Андрюша, — вполголоса обратился он к молодому человеку, — с нашими ребятами, понимаешь, конфуз получился. На слёте юннатов…

— Знаю, — перебил Василия Прохоровича Андрей. — Ребята мне рассказали.

— Информировали уже! — залился весёлым смехом Василий Прохорович. — Однако смех смехом, а положение, прямо скажем, аварийное. Ребята впросак попали, да и на колхоз пятнышко легло. Учителя в отпуску. А ребята сами барахтаются, барахтаются, и всё без толку. Ну, в общем, дело ясное. Ты, помню, всегда был паренёк догадливый. Одним словом — согласен возглавить поход на сусликов?

— Так я же к бабке отдохнуть приехал, — напомнил Андрей.

— Тем более! — обрадовался Василий Прохорович. — Весь день на свежем воздухе, движения разные и всё такое. Эх! — мечтательно вздохнул Василий Прохорович. — Сам бы с удовольствием повозился с ребятами… Ну, так как же? И пионерам поможешь, и колхозу выгода, и тебе польза. Сразу трёх зайцев убьёшь.

— А для этого надо тридцать тысяч сусликов уничтожить? — спросил Андрей.

— Да где там тридцать! — махнул рукой Василий Прохорович. — Хоть десять давай, и на том спасибо скажем. Ну, в общем, как хочешь. Неволить тебя не стану. А всё же подумай.

Василий Прохорович простился с Андреем и принялся звонить по телефону.

Андрей снял со шкафа свой чемодан и вышел из правления на улицу. Через минуту его догнали ребята.

— Вы к бабке Усте Вишняковой? Да? Мы вас проводим, — сказала Саня и толкнула в бок Димку.

Тот, не глядя на Андрея, потянулся к чемодану:

— Давайте я понесу.

— Опять представителям власти сдашь? — улыбнулся Андрей.

— Что вы! — смутился Димка. — Я же не знал. Вы… вы простите меня.

— Трудно… почти невозможно! — деланно строго сказал Андрей. — Ну да ладно, посмотрим… — И он передал чемодан Димке.

Улица тянулась вдоль высокого берега реки. Берег зарос кустарником, осокой, к воде подойти было трудно. Андрей спросил ребят, в каком месте они купаются.

— А где придётся… — неопределённо махнул рукой Алёша. — Чаще всего к мельнице бегаем.

Неожиданно река сделала поворот, кусты расступились, и Андрей увидел большую уютную заводь. Около берега на воде покачивался дощатый плот и старая чёрная лодка. Здесь же был сколоченный из досок мостик для прыжков в воду. На нём сидели человек десять голых мальчишек и грелись на солнце.

— Скажи на милость, — остановился Андрей, — водный стадион! Это ваш, пионерский?

— Нет, — покачал головой Димка, — это чужая зона. Нам тут нельзя купаться.

— Какая «зона»? — не понял Андрей.

Димка покосился на Саню: рассказывать или нет?

— Мишкина зона, моего брата, — с досадой объяснила девочка. — У него повсюду зоны. На реке, и на вырубке, где ягод много, и в рыбных местах… Такой захватчик!

Тёмно-коричневый от загара Мишка Чистов, заметив на берегу Алёшу, поднялся и закричал:

— Эй, делегат хвалёный! Чемпион мочёный, суслик копчёный! Где твои тридцать тысяч сусликов? — И он, озорно захохотав, прыгнул в воду.

Мальчишки поскакали за ним следом. Вода в реке забурлила, запенилась.

Алёша, втянув голову в плечи, растерянно оглянулся.

Андрей долго смотрел на купающуюся Мишкину компанию, потом подмигнул окружившим его ребятам.

— А попробуем-ка мы проникнуть в чужую зону! — И он принялся спускаться с высокого берега к воде.

Мишка и его приятели выбрались на противоположный, пологий берег и уселись на бревне, ожидая, что будет дальше.

Но Андрей, казалось, ничего не замечал.

У самого берега он неторопливо разделся и в одних трусах вошёл по колено в воду. Проделал несколько физкультурных движений, смочил водою грудь, лопатки.

Это настроило Мишкину компанию на весёлый лад. Раздались иронические выкрики:

— Эй, дяденька, утонете!

— Осторожно, вода мокрая!

Ребята с высокого берега тоже следили за Андреем и недоумевали.

— И чего он медлит! — волновался Димка, толкая Алёшу. — Купаться так купаться.

Наконец Андрей как будто ожил: он легко, с разбегу «ласточкой» бросился в воду. Бросился и пропал.

Ребята сбежали с высокого берега и, поворачивая головы то направо, то налево, старались угадать, где вынырнет Андрей.

Следила за рекой и Мишкина компания.

Прошла минута, другая, а Андрей всё ещё не появлялся.

— Вот это нырнул! — восхищённо вскрикнул Димка. — Классика! С таким не пропадёшь!

— А может, он за корягу зацепился… — встревоженно сказала Людмилка.

— Типун тебе на язык! — рассердилась Саня, но на всякий случай подошла ближе к воде.

А Димка вдруг поставил чемодан и принялся быстро раздеваться.

Но в этот момент далеко за пределами заводи, на середине реки, из воды показалась голова Андрея.

Он звучно отфыркивался и, обернувшись к ребятам, крикнул:

— За мной!

С радостным воплем первым бросился в воду Димка, за ним Алёша, Федя, Саня. Не отстала от ребят и Мишкина компания. И даже Людмилка, скинув тапочки и сарафанчик, осторожно вошла в реку и, ухватившись за плот, принялась звонко бить ногами по воде.

В восемь ноль-ноль

Утром Андрей, напевая, сел бриться.

В маленьком, залитом солнцем домике Вишняковых было уютно и тихо. Бабушка Устя хлопотала на кухне.

На подоконнике старательно умывалась лапой толстая, ленивая кошка. За окном покачивались на ветру жёлтые шапки золотых шаров.

— Что ж ты, Андрюша, по певческой линии не пошёл? — спросила бабушка, прислушиваясь к пению внука. — Ведь первым песенником считался, когда в деревне-то жил.

— Да так вот, не получилось. Был голос, да кончился, — усмехнулся Андрей. — Теперь пою, главным образом когда бреюсь. — И он снова затянул: — «Беле-ет па-а-рус одино-о-кий… — Но одновременно бриться и петь было довольно опасно, и песня временами становилась невнятной. — …В ту-ма-не мо-о-ря го-лу-бо-ом. Что ищет он в стра-а-не…»

36
{"b":"239001","o":1}