ЛитМир - Электронная Библиотека

Брамвил ответил без колебаний, не отводя глаз от огня:

— Он погиб храбро, храбрее, чем можно даже вообразить. Он пожертвовал жизнью, чтобы дать нам уйти от синих убийц.

Броктри обнял старого зайца за трясущиеся плечи:

— Не расстраивайся, старик. Теперь я знаю, мой отец умер как настоящий лорд барсук, полный Гнева Крови, захватив с собой врагов.

Слезы Брамвила зашипели на крайних угольках костра, когда он закивал головой.

— Именно так, именно так!

Броктри поднялся и стоял в беспокойно мечущихся отблесках пламени. Брамвил поднял на него глаза. Лорд барсук выглядел как каменное изваяние. Казалось, он стоял так вечно.

Наконец он взвалил на плечо свой меч.

— Не плачь, добрый друг. Каменная Лапа не хотел бы наших слез. Он бы потребовал возмездия и торжества справедливости. Теперь я здесь. Пришел черед Унгатт-Транна и его нечисти страдать. И я позабочусь об этом. — Сказав это, он зашагал к утесам.

Унгатт-Транну не спалось. Он брел по верхним проходам Саламандастрона и вышел в малую камеру на северной стороне, в которой он держал свое оружие. Глаза его остановились на длинном трезубце, стоявшем у стены. Он взял трезубец в лапы. Медные зубцы тускло мерцали в свете факела. Он провел лапой по древку, пока не ухватился за обмотанную шнуром середину. Сжав оружие, он подошел к окну и остановился, глядя в сторону удаленных утесов.

— Броктри из Брокхолла, так? Вот как тебя зовут…

Я знаю, ты где-то там, лорд барсук. Я — Унгатт-Транн, сотрясающий землю, заставляющий падать с неба звезды.

Эта гора принадлежит мне по праву завоевателя. Что ж, иди сюда, я жду тебя.

Он погрозил утесам своим трезубцем.

Броктри стоял на краю береговой скалы, ночной бриз ерошил шерсть, но глаза его от ветра не мигали. Он смотрел на темный силуэт на юге, на гору, вздымавшуюся на западном выступе побережья. Вытянув меч к Саламандастрону, он произнес:

— Я знаю твою морду, дикий кот. Скоро ты меня увидишь. Еула-ли-а!

31

Утреннее солнце осветило пляж. Увидев, что происходит на берегу, Дерви дал команду спешно возвращаться в лагерь. Вожди племен и кланов, командиры отрядов завтракали в пещере с барсуком. После завтрака предстоял военный совет. Тут ворвались возбужденные и запыхавшиеся Дерви и Коыула:

— Скорее! Синемордые маршируют по берегу!

Броктри отодвинул свою миску.

— Где?

— Примерно в трети расстояния между нами и горой. Есть на что взглянуть, да, Конула?

Обычно озорная выдра выглядела мрачной и подавленной:

— Песка под ними не видно, просто жуть!

В пещеру вошел Руланго. Лог-а-Лог Гренн подалась назад при виде страшной птицы.

— Откуда это чудовище?

Брог подошел к цапле и погладил ее по шее.

— Извините, что не предупредил. Это Руланго, наши глаза и уши. Где ты был, приятель?

Брог разгладил песчаную площадку, и Руланго нарисовал несколько рыбин. Брог кивнул:

— Ага, рыбачил. Конечно, должен же ты есть, как и все мы. Ну, что делается на берегу, мы уже знаем, можешь нам не сообщать.

Но цапля продолжала тыкать клювом в песок, покрывая его множеством точек.

— Видите все эти точки? Каждая точка — один синий, — пояснил Брог.

Руланго прочертил в песке ряд параллельных полосок.

— Он говорит, что каждая черта — еще столько же синих. Места для точек в пещере не хватило бы.

Броктри взял свой меч:

— Пошли посмотрим. Оружие не забудьте.

Барсук взял с собой лишь нескольких, среди них и Дотти с близнецами. Под прикрытием дюн, сохраняя молчание, они проследовали к югу от лагеря. Когда Дерви решил, что пора свернуть, они пошли к западу, по направлению к берегу. Дотти протолкалась вперед, к Броктри и Грубу, наблюдавшим за войском Транна из высокой травы на макушке песчаного холма.

— Фу-ты ну-ты, ну и уймища же их!

Синие Орды маршировали по пляжу колоннами по десять рядов, в каждом ряду по двадцать крыс. Каждый отряд был вооружен своим видом оружия: одни топорщились пиками, другие дротиками, третьи несли луки. Были там пращники, меченосцы, были даже вооруженные просто дубинками. Груб принялся было подсчитывать их на песке, но оставил это занятие:

— Считай, не считай — они проглотят нас живьем, не разжевывая.

Бахвал и Резвый лежали рядом в траве и тоже обменивались впечатлениями:

— Надо же, не думал, что столько этой нечисти вообще живет на земле.

— Да, бросаться на них — верное самоубийство.

Барсук не реагировал на эти замечания. Его глаза тщательно осматривали ряды синих:

— Не вижу главного. Унгатт-Транна здесь нет.

Дотти указала на фигуру в группе офицеров у линии прибоя.

— А как насчет этого парня? Вроде смахивает на начальника.

Лорд барсук посмотрел на указанного зайчихой офицера.

— Во всяком случае, это не дикий кот. Похож на лиса.

Кто-нибудь его знает?

Дерви прищурился и прикрыл глаза от солнца лапой:

— Это Карангул, шеф-капитан. Командующий флотом Унгатт-Транна.

Бахвал рванулся, бешено сверкая глазами:

— Вот как! Подождите здесь! Я должен убить гада, который истребил всю мою семью.

Броктри и Груб вжали трепыхающегося горного зайца в песок.

— Уберите лапы! У меня свои дела с этим лисом!

Броктри навалился на Бахвала, не давая ему пошевелиться:

— Твои дела — это и наши дела, друг. Я не хочу, чтобы ты погубил всех нас. Ну что, успокоишься или мне на тебя присесть? Я тяжелый, предупреждаю…

Бахвал выплюнул песок, но двигаться больше не пытался.

— Ну-у, можно меня отпускать. Разберусь с этим гадом позже. Прошу прощения, я вел себя глупо.

Зайца отпустили и продолжили наблюдение. Барсук не отводил глаз от синих.

— Брог и его кородеры сделали большое дело. Вон, посмотри! Я этого и ждал. Первый ряд третьей колонны, вон!

— Да, вижу, упал. Наверное, споткнулся о свое копье.

— Нет, Дотти, это голодный обморок. Капитаны еще так себе выглядят, но рядовые бойцы… Груб, как твое мнение?

— Да что ж, верно все… Похоже, что они просто голодают, все вместе.

Броктри глянул на скалы:

— Верно, но это мы обсудим позже. Сейчас пора уходить. Ваша птица парит над ними, Брог, позже она нам расскажет, сколько еще нечисти вышло из горы на прогулку. Дикий кот не дурак. Он не упустит случая разделаться с нами, если мы тут задержимся. Возвращаемся быстро и скрытно.

Унгатт-Транн держал совет с Карангулом и Фрагорлью. Присутствовал и Рвущий Клык. Все почтительно ждали, пока дикий кот откроет рот. Наконец он заговорил:

— Как вы думаете, видели они наш парад?

Карангул пожал плечами:

— Не могу ответить, ваше могущество. Кто знает? Я их не заметил.

Транн повернулся к Фрагорли.

— Нет, величайший, их там не было. Я вела группу захвата вдоль скал. Мы обыскали дюны, но не обнаружили ни следа, ни единого отпечатка лапы.

Клык тоже доложил:

— Я сделал все, как вы велели, ваше могущество. Наблюдал с корабля вдоль побережья. И никаких следов.

Дикий кот зашагал по комнате.

— Но я знаю, что они были там, шпионили за моими Синими Ордами. Барсук не дурак. Он не упустил бы возможности оценить силу моих войск. Я в этом уверен!

Рвущий Клык высказал то, о чем думали и другие:

— Эта колонна на берегу сегодня, она могла рассредоточиться, прочесать побережье и уничтожить любого врага.

Унгатт-Транн уселся в задумчивости:

— Конечно. Это можно было бы сделать, но пришлось бы оставить гору беззащитной. Любой хороший командир знает, что эта гора — лучший приз. Захвативший ее дерется с позиции силы. Я хочу, чтобы они пришли ко мне.

— Могущественный, а если они не придут?

Транн забарабанил когтями по столу, выбивая на его поверхности царапины.

— Тогда придется сделать, как сказал Клык. Послать Орды на поиск. Как, Клык?

Карангул и Фрагорль удивились, что Транн обращается с вопросом к бывшему пирату. Сам Рвущий Клык удивился не меньше, но с готовностью ответил:

48
{"b":"239005","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обнаженное прошлое
Мажор
Финансист
Бабье царство. Русский парадокс
Странники терпенья
Фактор умолчания
Без грима. Избранное. Новое
Отпущение без грехов
Сесилия Гатэ и тайна саламандры